Главная Е-ресурсы Е-Библиотека Научные статьи и публикации Проблемы социальной активности в творческом наследии М.Козыбаева

Проблемы социальной активности в творческом наследии М.Козыбаева

07 Марта 2014
28
0

В книге «Академик Манаш Козыбаев», посвящённой его 70-летию, авторы, известные учёные, неоднократно указывают на широкий круг научных интересов исследователя и подчёркивают, что обобщения и выводы, сделанные им, имеют значимость не только для развития отечественной истории, но и для всей общественно-политической мысли страны1.

В продолжение  данного тезиса можно со всей определённостью утверждать, что многие оценки академика М.К. Козыбаева позволяют глубже осмыслить целый ряд как исторических, так и политологических, социологических  понятий.

К таковым относится и категория «социальная активность». Хотя в работах ученого-историка она не рассматривается как самостоятельная проблема, но мы находим у него многое, дающее основание считать, что в трудах М. Козыбаева содержится немало важных методологических подходов к изучению этого вопроса.

Для подтверждения данного вывода автор статьи обратился к книге М.К. Козыбаева «Казахстан на рубеже веков: размышления и поиски»2.

Обращает на себя внимание прежде всего анализ роли активности в историческом развитии общества. Её важность подчёркивается М.К. Козыбаевым и при исследовании исторического прошлого казахского этноса, и при характеристике советского политического режима, вклада Казахстана в победу над фашизмом, изучения периода его независимости  90-х годов ХХ в. – начала ХХI в.

Так, в «Историографии Казахстана (XVIII-XXвв.)» учёный пишет о значимости активной роли  нарождающейся национальной буржуазии, различных слоёв общества начала  ХХ в., которые включились в освободительное движение, преследуя при этом свои интересы.3

О роли активности М.К. Козыбаев  говорит и при оценке периода правления хана Аблая: «В момент величайшей опасности судьба потребовала достойных людей, способных поднять дух народа, поддержать стремление славных и храбрых батыров, которые смогли бы собрать свои дружины под боевые знамена и тем самым защитить народ, объединить население, в едином порыве дать отпор захватчикам»4.

Анализируя период Великой Отечественной войны, М.К. Козыбаев пишет, к примеру, о национальных воинских формированиях, отмечая, что их быстрый рост был, во-первых, обусловлен патриотическим стремлением народов дать решительный отпор агрессору, защитить свои классовые интересы, социалистическую Родину, выполнить свой интернациональный долг перед братскими народами, подвергнувшимися варварскому нападению  фашистской Германии5.

Об огромной  роли  созидательной активности и энергии народа М. Козыбаев говорит и в связи с обращением к теме первых лет развития Казахстана по пути рыночных отношений. Так, предлагая проект строительства трансконтинентального моста, учёный заявляет: «С социально-политической точки зрения, проект мог бы явиться мощным побудительным мотивом для реализации до сих пор ещё не востребованных сил народа, который уже устал от неопределённости»6.

Анализ роли активности как проявления творческих возможностей тех или иных её носителей у М. Козыбаева имеет  место практически при  обращении ко всем этапам  исторического развития казахстанского общества.

Подходы к оценке роли и сущности активности совпадают у М. Козыбаева с подходами современной политической науки, когда активность понимается как особое состояние субъекта (актора) исторического процесса; выражает взаимоотношения последнего с теми или иными сторонами жизни. Это понятие в работах академика означает, что субъект должен быть деятельным, действующим, энергичным, развивающимся. В таком случае активность понимается как антипод пассивности, инертности, индифферентности. Так, М. Козыбаев часто противопоставляет понятия «деятельность – бездеятельность», «энергия – инертность», «активность – пассивность».

И если активность одобряется в его подходах, то пассивность не приветствуется, осуждается. К примеру, в негативном аспекте учёный не раз писал о пассивности, бездеятельности власти при наличии возможности решения тех или иных задач государственной или общественной значимости.

В то же время М. Козыбаев, анализируя прошлое и настоящее Казахстана и казахстанцев, всегда выступал против ультрареволюционности, против крайностей при проявлении активности, неоправданного рвения в проведении в жизнь тех или иных властных установок, к примеру, при оценке деятельности Голощёкина, самой сути «голощёковщины»,  политики «Малого Октября» в Казахстане и т.д.

Учёный пишет: «Выдвинув  линию на осуществление новой малой Октябрьской революции в ауле, Ф. Голощёкин и Крайком партии выработали ультралевые сектантские лозунги, применили авантюристические тактические приёмы классовой борьбы. Ф.И. Голощёкин впал в глубокий волюнтаризм в теории, встав на путь мелкобуржуазной полуанархической революционности на практике»7.

Отрицательно относится М.К. Козыбаев и к оценке деятельности так называемых «активность-бельсенды». Выдвинутые из среды пришедших в движение после Великого Октября  бедняцко-середняцких масс аула, они с первых дней пользовались в своей работе старым методом – администрированием. Бельсенды, почти сплошь неграмотные и политически неразвитые, как активисты не смогли овладеть новыми приёмами работы в аулах и позже превратились в лжебельсенды, на которых опиралось тогдашнее руководство края8.

В своих работах М.К. Козыбаев общается к проблеме активности на самых разных уровнях:

- на уровне политических и государственных деятелей. В его трудах мы находим оценку деятельности ханов Кучума, Аблая, Кенесары Касымова, Сталина, Троцкого, Голощёкина, Мирзояна, Исаева, Сейфуллина и многих других известных личностей;

-  на уровне казахстанской политической, научной, творческой элиты, что особенно относится к представителям казахской национальной интеллигенции конца 19 вв.  –  I половины 20 вв. (А. Байтурсынова, А Букейханова, М. Жумабаева и др.);

-  на уровне политических  партий и движений, в частности, при оценке роли партии большевиков, КПСС в годы гражданской войны, Великой Отечественной, послевоенное время, движения «Алаш» и др.;

-  уровень конкретной личности, не обязательно выдающейся, но способной внести или вносящей свой  посильный вклад в процесс созидания и развития. Особой  строкой звучит у Козыбаева мысль о большой личной ответственности  учёного перед страной, временем, о его активной жизненной позиции. Сам М. Козыбаев был активным, деятельным человеком и ценил это качество у своих учителей, соратников, учеников;

-  но, на наш взгляд, особое внимание учёный уделял вопросу активности самого  народа. Эта тема ярко выражена при оценке прошлого, когда острейшим образом стояла проблема выживания этноса. Усилия, целенаправленность, желание самосохраниться  помогали народу выжить в его нелегкой истории, пробуждали его силы, стремление не исчезнуть с исторической арены. При пассивности и инертности народа это было бы неосуществимо.

Несомненный интерес представляют характеристики М.К. Козыбаевым форм социальной активности, по сути он выделяет две её разновидности.

Первая – это так называемые протестные формы. К ним относятся восстания, в том числе восстания шаруа, крестьян в период установления и укрепления советской власти, откочёвки, жалобы, рост оппозиционных настроений в обществе и т.д. Например, в статье «Тотальный социализм: реальность и последствия» он пишет о том, что в 1929-1932 гг. откочевочное движение приняло широкий размах: «Развернулось широкое откочёвочное движение, сопровождавшееся вооружённым сопротивлением в Адаевском округе. Всеобщий протест сопровождался уходом значительной части населения за пределы республики, в том числе в Китай, Иран и Афганистан.  Этому не помешали  аресты и высылки лидеров и участников движения Алаш-Орды».

Здесь же учёный говорит о 372 восстаниях, происшедших в этот период, по неполным данным, в Казахстане9 .

Вторая разновидность – активность  поддержки. К ней относится, к примеру, общий политический и трудовой энтузиазм народа в период коммунистических субботников, принятия  Конституции СССР 1936 г., преобразования Казахской ССР в союзную республику 26 марта 1937 г., одобрения Конституции Казахской ССР, выборов в Верховный Совет республики и т.д.

Высоко оценивал учёный героический энтузиазм народа на фронте и в тылу в годы Великой Отечественной войны, в период освоения целинных и залежных земель.

«Казахи, – пишет М. Козыбаев о годах войны, – как и другие народы Центральной Азии, впервые сражались в совместной войне на равных правах.  Воин-казах – освободитель народов Европы от ига фашизма – участвовал в штурме Рейхстага, водрузил над ним знамя воинской части, сформированной на территории Казахстана.

Народ почувствовал себя участником событий мирового значения и проникся чувством национальной гордости»10.

Активность поддержки свойственна различным слоям  казахстанского общества и в период становления независимости республики.

К примеру, М. Козыбаев приветствует выдвинутую президентом Республики Н.А. Назарбаевым идею «сочетания новой гражданской идентификации с казахстанской государственностью» и считает, что это будет многоуровневый характер идентификации по восходящей линии (личность – социальная группа – государство). Она будет способствовать не только национальному возрождению, но и явится побудительным стимулом  к «эволюционному движению навстречу друг другу»11.

В то же время форму  поддержки приняли показательные судебные заседания, на которых, по аналогии с московскими процессами, из подсудимых выжимались необходимые признания. В 1937 году такие процессы проводились в Урджарском, Пресновском и других районах республики. Академик М. Козыбаев даёт им всем негативную оценку.

Одну из причин подобной активности поддержки учёный видит в психологии страха, «в промывании мозгов», в отказе власти соблюдать даже элементарные права человека, в её беззаконии, непредсказуемости, отсутствии ответственности за содеянное зло и преступления.

При анализе тех или иных разновидностей активности М.К. Козыбаев руководствовался следующим методологическим подходом: очень часто проявление активности нельзя оценить однозначно. Разрушительный и созидательный потенциал в ней  переплетается и создаёт сложную социальную реальность, понять которую можно лишь с учётом всей её противоречивости.

Это относится, к примеру, к оценке  М. Козыбаевым роли и сущности революций. Учёный  против их узкой, упрощенной трактовки. Революция в его видении –  сложное явление, в ней содержится как негативный, так и позитивный заряд.

Особой темой в творческом наследии М. Козыбаева является тема национального самосознания. Во многом его тоже можно рассматривать в русле проблемы активности субъектов исторического процесса. Но это уже материал для новой статьи.

Литература:

1.  См.:  «Академик Манаш Козыбаев». Алматы. – 2001.

2.  См.: М.К. Козыбаев. Казахстан на рубеже веков: размышления и поиски. В 2-х книгах. Алматы. – 2000.

3.  См.:  Указ. соч. Т. I. С. 155.

4.  Там же Т. I. С. 41.

5.   См.: Там же. Т. II. С. 310.

6.  См.: Там же. Т. II. С. 364.

7.  См.: Там же.  Т. II. С. 62.

8.  См.: Там же. Т. II. С. 63-64.

9.  См.: Там же. Т. II. С. 8

10.См.: Там же. Т. II. С. 269.

11.См.: Там же. Т. II. С. 372.

Зимина Л.В. Проблемы социальной активности в творческом  наследии М. Козыбаева // Материалы республиканской научно-практической конференции «Козыбаевские чтения-2006». Т. 1. – Петропавловск, 2006.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь