Главная Е-ресурсы Электронный архив Артефакты древности Археологические исследования Летит, летит степная кобылица…

Летит, летит степная кобылица…

11 Декабря 2013
203
0

Готовящийся к открытию Музей национальной истории Казахстана пополнит фонды и весомыми по значимости карагандинскими экспонатами – золотыми находками из курганов могильника «Талды-2», а это около 200 изделий, часть которых выполнена в зверином стиле, и многие тысячи мелких бусинок. 

За точность исторических сведений ответственны все: тот, кто добывает артефакт, кто дает описание и делает техническую обработку, снимает его на фото, – так считает открыватель «Талды-2», заведующий отделом первобытной археологии Института археологии им. А. Маргулана, кандидат исторических наук Арман Бейсенов.

– Уникальная находка была сделана благодаря тому, что финансовую поддержку ученым оказали Карагандинский областной акимат и управление культуры. По сути дела, проект подарил археологам Серик Ахметов в свою бытность акимом региона. Думаю, что Карагандинская область займет достойное место в Музее национальной истории, – прокомментировал предстоящее событие А. Бейсенов.

Свой вклад в формирование фондов Музея национальной истории внесут и исследователи Сарыаркинского института археологии КарГУ. Они располагают прекрасными коллекциями керамики эпохи бронзы. Следует помнить, говорят историки, что уникальные коллекции собираются годами. Раскопки ведутся по всей стране, и лишь потом делаются открытия, изменяю­щие сложившиеся стереотипы восприятия прошлого.

– Если представить изучение древней истории нашей страны в виде реки, то в каждой ее капельке – доказательные свидетельства, добытые археологами. Из этих капель и образуется поток. Значит, от каждого исследователя, начиная с академика и заканчивая исполнителем технических и лабораторных работ, должна быть полноценная отдача, – рассуждает А. Бейсенов.

Для него самого нынешний полевой сезон был уже 31-м. С группой ученых Института археологии им. А. Маргулана он занят в двух проектах (грант «Истоки степной цивилизации», «Культурное наследие») и ведет плановые раскопки на территории республики, в том числе в Карагандинской области.

По трехгодичному гранту МОН РК, выделенному на изуче­ние темы «Истоки степной цивилизации: комплексные исследования памятников эпохи камня, бронзы и раннего железного века Казахстана», работает многочисленная группа ведущих специалистов. Раскопки стоянки каменного века в Улытауском районе ведет Ольга Артюхова, известный археолог по Казахстану и Евразии, уже открывшая очень много памятников.

Эпоха бронзы – «в руках» другого, тоже видного, ученого, представителя старшего поколения – Антонины Ермолаевой. Раскопки ведутся на поселении Талдысай в Улытау, которое исследуется достаточно давно. Талдысай – не простое поселение. Это место жительства древних металлургов, какие встречаются не часто.

Самая свежая новость пришла от археологов КарГУ, которые работали на поселении Алат в пригороде древнего Кента в Каркаралинском районе. На месте, где уже существовали печи эпохи бронзы, были найдены остатки железоплавильного производства.

– Получается своего рода парадокс: в Центральном Казахстане железо наряду с бронзой плавили люди, которые жили еще в конце эпохи бронзы, задолго до железного века, – говорит доктор исторических наук, археолог Валерий Евдокимов. – Это происходило на рубеже первого и второго тысячелетий до нашей эры, в переходный период. Из этого мы сделали вывод, что в центре Казахстана железо производилось на два-три века раньше, чем у саков, живших позже, в железном веке.

С коллегами из КарГУ соглашается Арман Бейсенов, восхищенный находкой:

– Железо – это уникально! Меня радует, что открытие сделали ученые КарГУ, где я начинал 30 лет назад заниматься археологией. Наличие в Кенте остатков железоплавильного производства доказывает их правоту. В богатой сакской культуре железные ножи и другие режущие предметы встречаются лишь с VII века до нашей эры, причем железо появляется сначала в пользовании только богатых людей и воинской элиты, поскольку это очень дорогостоящий металл. Его получали не литьем, а более сложным способом производства.

Исследования эпохи бронзы и раннего железа учеными Института археологии им. А. Маргулана вкупе с открытием карагандинских археологов в Алате отвечают задачам по выявлению истоков степной цивилизации, которая обнаруживает себя в раннем железном веке памятниками сакского периода в Евразии. Такую теорию выдвинули в свое время сибирские археологи, в том числе видный ученый современности Анатолий Мартынов. Так каковы истоки степной цивилизации: она откуда-то пришла, мигрировала или на чем-то зиждилась здесь же? – задаются вопросами исследователи, которым предстоит объяснить феномен высокой культуры саков, появившейся внезапно, как вспышка.

– Почему в рамках данного гранта мы объединили такие памятники, как Талдысай и другие металлургические поселения, и дорожим тайнами Кента? Почему хотим собрать все научные результаты относительно бегазы-дандыбаевской культуры – прямой предшественницы саков? Потому что нам важны каждая деталь, каждый предмет для точного воссоздания времени, – размышляет археолог. – Но у нас уже есть определенные предположения, что можно рассматривать в качестве истоков степной цивилизации. Так, например, все убедились, что Казахстан – это древнейшая страна степных скотоводов. Теперь же мы говорим: «Казахстан – древнейшая страна степных металлургов».

Вот они – два кита степной цивилизации. С одной стороны – пастораль, кочевой образ жизни, с другой – развитая металлургическая промышленность, оседлые поселения, ремесленники. Ученые уверяют, что одно другое дополняет. Степная цивилизация – бурлящий поток веков, идущий по равнине Центрального Казахстана, оставляющий свой след, оголяющий скрытые плас­ты, смешивающий не совместимое, выбрасывающий на поверхность очевидное, порой не требующее доказательств. И задача археологов – показать, из чего же складывается этот вырывающийся из теснины поток.

В областном историко-крае­ведческом музее достижения великой культуры саков представлены в виде предметов в зверином стиле или раскопок поселений. Отдельное место в зале занимает история курганов. Рукотворные сооружения являются одним из признаков степной цивилизации. И по ним можно определить затраты труда: сколько человеко-дней требовалось на возведение погребального холма, сколько для этого нужно было камня – все важно, чтобы узнать о времени, в которое курган родился.

Цивилизацию степных народов, живших в определенных климатических условиях, составляла мощная курганная архитектура. Грандиозные памятники сооружались для верхушки общества. Каждый большой курган со своей историей – это своеобразное послание от общества, поделенного на классы.

Доставка материалов – перекрытия, многотонные плиты – и сооружение могильника требуют разделения труда. То есть должны были работать древние ремесленники: каменотесы, заготовщики деревянных частей, а всем процессом руководили знатоки, имевшие четкие действия, передававшиеся либо по наследству, либо в обу­чении. Так что любой пятиметровый курган, вне зависимости от того, что под ним, – уже памятник и этим людям, и развитым отношениям в обществе. В Талдысае археологи хотят получить новые материалы по раннему железу и на них еще раз заострить внимание на истоках степной цивилизации.

– Я не зря говорю про металлургию после бронзы, – продолжает Арман Бейсенов. – Сакские умельцы, те же ювелиры, должны были иметь традиции. Ведь от кого-то они получали эти знания и кому-то оставляли?! Или возьмем скотоводов. В каком месте пасти скот зимой, а где – летом? Они должны были передавать свои навыки и знания. И мне всегда интересно раскрыть эти истоки.

Археология – интересная профессия, и среди исследователей тоже есть оптимисты и пессимисты. Но все они, как дотошные следователи в самых запутанных детективах, изучают и раскрывают факты, находят доказательства, копаются в причинно-следственных связях и пополняют неистощимый поток исторических знаний.

Источник: kazpravda.kz

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь