Главная История Казахстана Независимый Казахстан Капитал нации Творческое наследие академика Манаша Козыбаева

Творческое наследие академика Манаша Козыбаева

11 Октября 2013
213
0

Несомненной заслугой М.К. Козыбаева является инновационный подход к задачам  Современного гуманитарного знания: «Задача академического гуманитарного знания, в данном случае, состоит в воспитании более объёмного, выходящего за рамки узконационального видения истории, в ломке биполярного толкования мира, в приобщении к глобальной сокровищнице исторического знания. Необходимо дать более широкую перспективу источниковедческим исследованиям,  освоить передовые технологии в клиометрических изысканиях, дать импульс более интенсивным  разработкам  в  методологических  инновациях».  Вместе  с  методологическими проблемами он считал приоритетными в исторической науке,  вопросы  этногенеза,  формирования  казахской  нации  и  государственности,  трансформации казахстанского общества и др. Формулой научного поиска истины, по его мнению, должны быть открытые дискуссии «без навешивания ярлыков, в множественности точек зрения».1

В творческом наследии академика Манаша  Козыбаева время 1990-2002 гг. стало поворотным периодом творческого подъема, характеризующимся не только постановкой новых проблем, но и формированием нового подхода в осмыслении всего исторического прошлого.

Среди сложных вопросов, разрабатываемых в это время были поставлены и разработаны проблемы степной цивилизации ее особенностей М. Козыбаевым в статье «Степная цивилизация и ее уроки». На протяжении XIX и ХХ веков в литературе обсуждается вопрос о принадлежности кочевых народов к цивилизации. В статье М. Козыбаева опровергнуты взгляды европоцентристов о кочевниках, являющихся «рабами степи», «узниками климатического и вегетационного годового цикла», утратившими «связь с миром», которые временно включаются в поле исторических событий. Известный английский ученый А. Тойнби утверждал, что «несмотря на нерегулярные набеги на оседлые цивилизации, временно включавшие кочевников в поле исторических событий, общество кочевников является обществом, у которого нет истории».2

Оспаривая выводы А. Тойнби академик М. Козыбаев доказывает, что к цивилизациям континентального типа следует отнести цивилизацию, утвердившуюся от Алтая до Дуная в дашт-и-кыпчакской степи, чаще всего в литературе обозначаемую как тюркская цивилизация. По мнению М. Козыбаева, абсолютизируя понятие «степь», исследователи ошибаются. Он определял дешт-и-кыпчакскую степь признаками речной, нагорной и континентальной цивилизации одновременно.

Характеризуя природные условия «степи», - М. Козыбаев отмечал: «Природные условия Великой степи с ее реками (Енисей, Керулен, Омон, Иртыш, Едиль, Жаик, Дон), горами (Алтай, Улытау, Каратау, Мугоджары, Алатау и др.), с ее разнообразием растительного покрова, с богатейшим животным миром, вполне могли обеспечить эволюционное развитие этносов и государств.3

В противовес европоцентристам, утверждающим, что кочевники не способны создать устойчивые социальные и политические институты, М. Козыбаев исследует древние и средневековые государственные образования на территории Евразии и соседних регионов: Западно-Тюркский, Тюргешский, Карлукский каганаты, государства огузов, караханидов,  кыпчаков, ханства найманов, Киреев, монгольские улусы;  затем – Ак-Орда, Кок-Орда, Могулистан, Ногайская Орда, Казахское ханство.  Перечисленные государственные образования в течение столетий находились в постоянном взаимодействии  кочевой, скотоводческой и оседло-земледельческой и городской культур, представляя тип смешанной цивилизации. Тюркские народы Евразии жили в течение первого тысячелетия нашей эры достаточно тесно; в рамках совместного проживания шло формирование тюркского, огузского, кыргызского и кыпчакского этносов. В связи с этим М. Козыбаев отмечал: «Единство и преемственность в истории и культуре евразийских степей, возникшие в глубокой древности, не исчезли, а лишь окрасились в новые этнические цвета с наступлением древнетюркской эпохи».4

При изучении степной цивилизации М.К. Козыбаев уточняет время ее зарождения. Он считал: «Со времени появления ранних цивилизаций до наших дней прошло менее шести тысяч лет. Степная конно-кочевая цивилизация, на наш взгляд, начала свой ускоренный бег с V века до н.э., является сравнительно молодой. Ее ядром является, вне сомнения, казахский этнос».5

В современной номадологии выделяют: ранних кочевников – скифов, саков, массагетов, гуннов, сарматов, «классических» - монголов, тюрков и поздних – казахов и др.

Характеристика М.К. Козыбаева «степной цивилизации» включала следующие составляющие: территорию, хозяйственную, политическую, духовную, культурную жизнь.

Основной исторической территорией «степной цивилизации» были евразийские степи, пространство между Востоком и Западом.

М.К. Козыбаев определяет как особый тип «степную цивилизацию», сочетающую городскую и кочевую цивилизацию  на уровне синтеза, в которой в IV тысячелетии до н.э. произошли важные изменения в хозяйственной сфере – приручение коня. Исходным рубежом древней тюркской цивилизации стало Усунское государство (V в. до н.э.), в котором, как указывает М.К. Козыбаев,  были признаки эволюционного творческого развития (система государственного правления, письменность, искусство звериного стиля, регулярная армия и т.п.)

Особое место в «степной цивилизации» имели религиозные верования. В духовной сфере произошло оформление тенгрианской религии, имевшей определенную пластичность и позднее органически слившуюся с исламом.

Раскрывая содержание степной цивилизации, введя в историческую науку новую категориальную единицу «степная цивилизация», М. Козыбаев очерчивает ее историческую значимость в прошлом, настоящем и будущем. Так, он указывает, что в менталитете казахского народа всегда был сильным элемент толерантного отношения к проблемам межэтничеких противоречий. Он замечает: «…со времен Великого Шелкового пути, в казахах заметен принцип добросовестного отношения, уважения к культурам и обычаям иных народов. Для казахского менталитета чужды чувства расизма и национального превосходства».6

Вводя новые исторические категории – цивилизация, менталитет, этнос, М. Козыбаев исследует вопрос о месте казахского этноса в мировой цивилизации. Козыбаев М.К. рассматривал историю Казахстана и казахского народа, исходя из его геополитического положения, как срединной территории между Европой и Азией, на которой размещались тюркские народы: «на просторах Великой степи, в самом сердце Центральной Азии, возникали и уходили в небытие государства гуннов, тюрков, тюрко-монголов, создавалась неповторимая цивилизация, являющаяся своеобразным синтезом степного и оседлого образа жизни, наследниками которого и стали современные центральноазиатские нации».7

В современной исторической науке достаточно многовариантно трактуется этническая история казахского народа. Козыбаев М.К. был автором научной теории, «что в домонгольский период сложилось основное кипчакское, я бы сказал казахское, ядро с довольно глубокими культурными традициями, опытом великодержавия. Такие тайпы, как найманы, кереи, жалаиры, мангыты, онгыты и
другие бывшие титульные племена, образовав полиэтнический «плавильный котел» с населением Дешт-и-Кыпчака, в течение двух столетий создали матричную основу казахского этноса». В отличие от достаточно распространенного мнения, что; монгольское завоевание стало решающим в консолидации тюркского этноса, как системно образующего, Козыбаев М.К. подчеркивал: «Этап сложения казахского этноса вступил в завершающую стадию под гегемонией кыпчаков в период
домонгольского завоевания, однако он был прерван нашествием Чингис-хана и расчленением Казахстана по улусам империи».8 

Инновационные концептуальные подходы были намечены ученым М.К. Козыбаевым к истории Белой Орды, выделившейся из состава Улуг-Улуса (Золотая Орда). Важнейшим источником по монгольскому и послемонгольскому периоду в истории Казахстана является «Тарих-и-Рашиди», изучению которого Козыбаев уделял особенное внимание. Не соглашаясь с авторами «альтернативной» истории, Козыбаев М.К. подчеркивает некоторую неосведомленность отдельных представителей данной теории. Он замечал: «Ак-орда, страна кыпчаков, спустя менее одного столетия после монгольского владычества, перестала быть государством завоевателей».9

В творческом наследии Козыбаева М.К. анализ исторического источника «Тарих-и-Ришиди» занимает особое место; его работы ««Тарих-и-Рашиди», Мирзы Мухамад Хайдар Дуглата» - выдающийся памятник истории и культуры (1997), «МухаммадХайдар Мирза Дуглат о казахах и казахской государственности» (1999) (в соавторстве с К. Пищулиной) поднимают вбпросы этногенеза казахского народа, создание территории и управление казахским ханством.

По определению Козыбаева, страницы данного источника свидетельствуют, что «история четырех родственных тюркских народов - казахов, кыргызов, уйгуров и узбеков» имеет общие корни. По его мнению, каждый из указанных народов может считать Мирзу Мухаммеда Дуглата отечественным историком: «Он оставил в наследство потомкам первоклассной источник исторических сведений по политической, культурной, социально-экономической жизни нескольких тюркских народов за 200-летней период развития их на территории обширного региона, который занимало государство Моголистана...».

Отметив заслуги автора «Тарих-и-Рашиди», исследователей данного источника Султанова Т.И., Пищулиной К.А.10 и других, Козыбаев дополнил анализ следующими положениями: определяющее значение внутренних факторов образования Казахского ханства, синхронность данного процесса на просторах   евразии, распад суперэтноса «кыпчак» на рубеже XIV-XV веков, краткий период становления Казахского ханства «менее одного столетия после монгольского владычества».11 Создание государственности совпало с утверждением этнонимом «казах». Современный термин «Казахстан» был заложен в исследовании «Тарих-и-Рашиди», утверждал Козыбаев М.К. В историческом анализе Козыбаев М.К. отметил высокий уровень культурно-исторических, текстологических изысканий данного источника, который прославил автора, определив, что данный источник принадлежит всему Востоку, всему человечеству.

Научный поиск академика Козыбаева М.К. сочетался с активной гражданский позицией, обращением к наиболее острым проблемам прошлого и настоящего, стремлением сохранить национальную самобытность казахского языка, культуры. Как патриота его волнует будущее своей страны. Подводя итог исследованию степной цивилизации, М. Козыбаев отмечает «Казахский этнос как объединяющее начало народов Казахстана – один из преемников историко-культурного наследия степной цивилизации, в ответе за монолитность народов Казахстана, за мир и безопасность на евразийских просторах, за поступательное динамичное развитие Республики Казахстан, за претворение в жизнь долгосрочной стратегии Программы-2030, в результате которой он станет в один ряд с развитыми государствами и народами мира».12

Канаева Т.М.

(СКГУ им. М. Козыбаева)

Литература:

1.  Козыбаев  М.К.  Проблемы  методологии,  историографии  и  источниковедения  историиКазахстана. (Избранные труды). - Алматы: Гылым, 2006, с. 13.

2.  Тойнби А. Дж. Постижение истории. - М., 1991, с. 186.

3.  Козыбаев М.К. Избранные труды. - Алматы: Гылым, 2006, с. 41 – Степная цивилизация и ее уроки.

4.  Указ. соч., С. 42.

5.  Указ. соч., С. 43.

6.  Указ. соч., С. 45.

7.  Козыбаев М.К. Избранные труды. - Алматы: Гылым, 2006, с. 15.

8.  Там же, с. 16.

9.  «...принижая роль кыпчаков в истории казахов (всего-то 10%), К. Данияров забывает, чтоказахский язык относится к кыпчакской группе тюркских языков» - его же - «Орхоно-Енисейская письменность и некоторые методологические аспекты изучения истории тюркских
народов». - Там же, с. 68.

10.  Султанов Т.И. Некоторые замечания о начале казахской государственности //Известия АНКазССР. Серия общ.,Наук, 1917, 1, с. 54-55, Пищулина К.А. Юго-Восточный Казахстан всередине XIV- начале XVI века. - Алма-Ата, 1977, с. 254-258.

11.  Козыбаев М.К. Избранные труды, с. 60; его же: Казахстан на рубеже веков: размышления ипоиски. В двух книгах. Книга первая. - Алматы:, Гылым, 2000, с. 70, 88.

12.  Указ. соч., с. 46.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь