Главная Е-ресурсы Народ в потоке истории Реализация программы Научно-методические, информационно-просветительские, культурно-образовательные мероприятия Новое в исследованиях истории голодомора на Украине

Новое в исследованиях истории голодомора на Украине

30 Сентября 2013
192
0

(из сборника материалов международной научной конференции «ГОЛОД В КАЗАХСТАНЕ: ТРАГЕДИЯ НАРОДА И УРОКИ ИСТОРИИ»), выпущенного издательством Астана, 2012

Одной из трагических страниц в истории Украины и Крыма является голод,который стал настоящей гуманитарной катастрофой приведшей к гибели миллионов людей. Актуальность темы обусловлена необходимостью обращения исторической науки к наиболее сложным периодам отечественной истории, обладающим трагическим человеческим измерением. Тема голода в Украине и Крыму рассматривалась исследователями в контексте событий военного коммунизма и борьбы против повстанческого движения, введения новой экономической политики и внутрипартийной борьбы в РКП(б). В частности, это работы С.В. Кульчицкого, А.А. Форманчука и В.М. Брошевана, В.Г. Зарубина, А.В. Ишина [1].Цель работы состоит в том, чтобы проанализировать развитие голодомора наУкраине и в Крыму и политику власти с учетом этнического фактора, в условиях этих трагических событий.

Три больших голода пережила Украина за тридцать лет – 1921–1922 гг.,1932–1933 гг., 1946 г., а также насильственную коллективизацию с 1928 по 1931годы. Жестоким преступлением коммунистического режима против украинского народа был голодомор 1932–1933 гг. Это спланированная против украинского крестьянства акция должна была разрушить независимые хозяйства, сделав невозможным противостояние советской власти. Как писал американский профессор Р.Конквест: «Голод запланировала Москва для уничтожения украинского крестьянства как национального бастиона. Украинских крестьян уничтожили не потому, что они были крестьянами, а потому, что они были украинцами». Голод,который распространялся в течение 1932 г., по подсчетам исследователей вступил страшной силой с начала 1933 г. В Украине ежедневно умирало голодной смертью 25 тыс. человек, ежечасно – 1 тыс, ежеминутно – 17 ... Оставшись без хлеба, крестьяне ели мышей, крыс и воробьев, костную муку и кору деревьев.Имели место многочисленные случаи каннибализма (только официально по факту каннибализма 1933 г. в Украине было зарегистрировано 2 тыс. уголовных дел). Конфискации зерна продолжались, несмотря на то, что от голода вымирали целые села. По указанию Молотова, московского эмиссара, который руководил хлебозаготовками в Украине, когда не было хлеба, забирали сухари, картофель,сало, соленья, то есть все запасы пищи. Бывали случаи, когда изымали даже кожаные вещи, чтобы их не варили и не ели. Кучи зерна и картофеля, собранные на железнодорожных станциях для вывоза в Россию, нередко гнили под открытым небом. Но охрана не подпускала к ним крестьян. 7 августа 1932 года Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) и Совет народных комиссаров (СНК) СССР приняли постановление «Об охране социалистической собственности», по которой за кражу колхозного имущества вводилась высшая мера – расстрел с конфискацией всего имущества или лишения свободы на срок не менее 10 лет. Как кража квалифицировалась даже попытка принести домой с колхозного поля горсть зерна, чтобы накормить голодных детей. Не удивительно,что современники называли этот закон «законом о пяти колосках».

Пытаясь спастись, тысячи крестьян, несмотря на то, что пути, которые велив город, были блокированы, все же пробивались туда в надежде купить хлеба.Однако сельским жителям продавать хлеб запрещалось. Не найдя спасения в городе, они умирали там просто на улицах. В Харькове, Одессе, Днепропетровске,Полтаве, Киеве, других городах умерших от голода каждое утро собирали и вывозили на братские могилы.

Только в Киеве, по официальным данным, милиция подобрала за первые дни мая 1933 г. 20 подброшенных младенцев. За то же время в остальных девяти населенных пунктах найдено еще 304. А сколько их было в целом по Украине?

Тысячи детей-сирот, как свидетельствуют документы, бродили по одиночке и группами по селам, некоторые умирали на дороге, другие добирались до городов, железнодорожных станций, просили милостыню, осуществляли мелкие кражи. В конце июня 1933 г. на станции Козятин милиция задержала 307, а в июле – 1340 голодных беспризорных детей. Такое же положение сложилось во многих больших и малых железнодорожных станциях. В частности, в начале июня 1933 г. на той же станции Козятин найдено 15 умерших детей. «Как установлено врачом, – отмечено в акте, – их смерть наступила от голода».

Не менее трагично сложилась судьба людей на Крымском полуострове в 1921–1922 годах. Согласно данным предварительной переписи населения, проведенной в Крыму в апреле 1921 года, проживало 720373 человек, из них горожан 327086, сельских жителей 393287. Статистические данные свидетельствуют о том, что Крым был одним из самых урбанизированных регионов РСФСР. По национальности в Крыму в 1921 году проживало 371017 русских, 186715 крымских татар, 49404 евреев, 42350 немцев, 23868 греков, 12051 армян, 10572 болгар,5734 поляков, 5564 караимов, 3076 цыган, 2371 эстонец, 1413 чехов, 1002 латышей и 4200 представителей других национальностей [Предварительные итоги переписи в Крыму в 1921 г. – Симферополь, 22г, с. 10-11]. Доля отдельных национальностей в общем количестве населения составляла: русских 51,5%, крымских татар 25,9%, евреев 6,8%, немцев 5,8%, греков 3,3%, армян 1,6%, болгар1,4%, поляков 0,8%, караимов 0,7% [Статистико-экон. атлас Крыма Симф. 22г,с.5]. Этническое разнообразие и участие в политической деятельности периода гражданской войны, обусловило внимание большевиков к решению национального вопроса. Освобождение от национального угнетения, решение насущнейших проблем в аграрной и образовательной сфере, были объявлены приоритетами деятельности партийных и советских органов. Национальная политика в Крымской ССР получила название татаризации, в то время как в УССР украинизации. Идеологический постулат утверждал, что крымские татары были в период царизма наиболее угнетаемым народом, отстали в своем развитии, поэтому необходимо удовлетворить насущные вопросы народа. 8 октября 1921 года ВЦИК утвердил положение «О Крымской советской Социалистической Республике».Через десять дней было опубликовано постановление ВЦИК и СНК РСФСР о создании Крымской ССР. 10 ноября 1921 года на I Все крымском Учредительном съезде советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов была принята Конституция автономии. В своих основных положениях эта конституция повторяла установки Конституции РСФСР 1918 года. У создания автономии было много факторов: внешнеполитический, экономический, но национальный выступал важнейшим. Создание автономии республики должно было зримо показать, что советская власть ликвидирует национальное угнетение. В Конституции Крымской ССР государственными языками провозглашались русский и крымско-татарский, декларировались намерение проведения аграрной реформы с целью устранения обезземеливания крымских татар. Одним из важнейших направлений татаризации стало выделение квот в органах власти для крымских татар, а так жеболее широкое применение крымско-татарского языка в сфере общественной и государственной жизни. Председателем ЦИК Крымской ССР стал Ю.П. Гавен,а председателем СНК Сахиб Герай Саид-Галиев. Аппарат управления составили 13 народных комиссариатов и три управления.

Окончание гражданской войны знаменовалось экономической разрухой на полуострове. Существенно сократилось площадь под зерновые культуры, что явилось реакцией крестьян на политику продразверстки. Село стало объектом непрерывных реквизиций продовольствия, лошадей со стороны расквартированных воинских частей. Фактор внутренней политики, стал одним из важнейших в причинах развернувшегося голода. Крестьяне были лишены стимулов экономической деятельности, отсутствием ясных перспектив в отношении собственности. Почти половина крестьян из числа крымских татар была безземельной. Они арендовали землю, прежде всего на Южном берегу Крыма и горной части полуострова. В условиях национализации помещичьей земли, создания совхозов, возможности для аренды прекратились. Это обстоятельство стало дополнительным фактором, определившим более значительное отрицательное влияние голода на крымских татар.Территориально крымско-татарские деревни располагались в предгорной и горной части полуострова, например Бахчисарайский округ. А также на южнобережъе, от Севастополя до Судака. Население крымско-татарских деревень занималось разведением садов и виноградников, выращиванием табака, а зерновое хозяйство в силу особенностей местности и климата отсутствовали. Такая структура и специализация крестьянских хозяйств, сделали их особенно уязвимыми в условиях голода.Субъективный фактор выразился в том, что большевистские власти запретили свободную торговлю и у крестьян-крымских татар практически не было возможностей продать или обменять свою продукцию (виноград, вино) на муку и крупы. Да и сама пропорция обмена была крайне невыгодной. Так, вторая группа причин голода, стала объективной. Это природно-климатические условия, малоснежная зима и засуха. Катаклизмы природы привели к потере посевов и неурожаю. Однако, поставленные перед крестьянами высокие задания продовольственной разверстки никто не отменил. Более того, местные органы власти отправили в Москву явно завышенные данные об ожидаемом урожае, что и повлияло на объемы заданий, поставленных перед крестьянами. События развивались стремительно и вскоре представители органов власти в своих отчетах были вынуждены константировать следующие факты: «В виду недостатка корма скот в деревнях почти весь вырезан, есть много деревень, где осталось всего лишь по одной паре полуживых лошадей и одной паре тощих волов. Многие селения в Бахчисарайском и Керченском районах совершенно пустуют, жители бросают имущество или продают его за бесценок и пускаются пешком в поиски за хлебом. По дорогам попадаются много трупов особенно детей и стариков, во многих деревнях население питается даже мясом павших животных» [2, л.4 об.]. Если на первом этапе признаки голода ощутило беднейшее городское население, то вскоре голод охватил всю территорию полуострова: «Голод сильно прогрессирует и принимает угрожающие размеры, оно хватил всю территорию Крымской Республики. В большей или меньшей степени голодают во всех округах, во всех районах… Выражаясь языком цифр можно сказать, что сила голода по районам варьируется от 40 до 90% (во многих крымско-татарских селениях Бию-Онларского района голодают от 75 до 90%)» [3]. Голод привел к деградации общества, нравственной катастрофе для людей. Смерть стала обыденным явлением, никого не удивлявшим и пугавшим. Органы управления вынуждены были константировать страшные картины голодных смертей: «В городеКарасубазаре и его районе по улицам и в домах трупы умерших от голода не убираются по несколько дней, что случаи людоедства стали обычным явлением ибыли факты ловли живых детей и продажи таковых» [4, л.1]. Подобные явлениябыли зафиксированы не только в Карасубазаре, большинство жителей которогобыли крымские татары, но и в других регионах полуострова, в частности в Судакском регионе. Судак также являлся регионом с абсолютным преобладанием крымских татар. Архивный документ фиксирует ситуацию в крымско-татарских деревнях к апрелю 1922 года: «Население Эльбузлов осенью 1921 года состояло из 760человек, теперь осталось 400 человек, остальные умерли от голода. Деревня Б.Тарахташ в октябре 1921 года населения было свыше 2000 человек, с ноября 1921года по 1 апреля 1922 года умерло от голода более 800 человек. С января 1922 годасмертность доходит до 15 человек в день. Деревня М.Тарахташ, в октябре 1921года было 1867 человек, к 1 апрелю осталось – 1152, умерло от голода 715 человекиз них 299 детей. Деревня Токлук, умерло от голода по 1 апреля 1922 года 256 человек – самое большое количество умерло в марте с/г… В Токлуке был один разслучай, когда вырыли труп человека из могилы, чтобы съесть. В Козах осенью1921 года было 1092 человека, по 1 апреля с/г умерло от голода 346 человек. Смертность особенно усиливалась в марте, с 12 марта по 1 апреля с/г за 19 суток умерлоот голода 1025 человек. Зафиксированы 3 случая людоедства» [5, л.28]. Пострадали от голода не только городские, но и сельские жители. Симферопольский Окрпомгол в феврале 1922 года констатировал: «Помощь в деревне оказываетсяслишком незначительная, а голод колоссальный. По неполным сведениям голодающих в округе детей достигает 60000 человек, причем на Карасубазарский районпадает 3/4 всего количества… Смертность в округе колоссальная, превышает 20–25 человек в день в каждом районе. В одном Карасубазаре с 15 января по 20 февраля похоронено свыше 650 трупов. В Симферополе число трупов с каждым днемувеличивается доходя до 40 в день. В связи с таким количеством трупов передОкрпомголом стоит вопрос о похоронах этих трупов, которые зачастую валяютсяпо несколько дней не убранными» [6, л. 69 об.]. Голод стал одной из причин развития эпидемических заболеваний отрядов, которые должны были бороться с заболеваемостью. Однако количество коек в больницах сократилось на порядок. Так,на своем заседании, состоявшемся 26 марта 1922 года, Президиум Симферопольского Окрпомгола постановил: «Отделить здоровых детей больных, использовавдля этой цели резерв ЦУККа и НКЗдрава. Работа должна быть закончена в двухдневный срок. Выделяемых здоровых детей поместить в приют Фабра… В первуюочередь подлежат выделению дети из коллектора по Пушкинской улице» [Р709,д96, л.24]. От голода пострадало большинство крымско-татарских деревень. Этотфакт был отмечен на проходившей 13–14 марта 1922 года VI областной конференции РКП(б). В своем докладе секретарь крымского обкома Ю.П. Гавен говорил:«Голод здесь проявился в очень резких формах, он не уступает голоду в Поволжье. Но он не так бросается в глаза, как бросается голод в Поволжье. Это происходитблагодаря некоторым специфическим крымским условиям, главным образом благодаря национально-бытовым особенностям. Крымские татары так связаны сосвоей деревней, что даже голод не может выгнать их оттуда. И они тихо умирают всвоих деревнях…голод тяжелее всего отразился на татарском населении… около70% всего числа голодающих татары» [П1, оп1, д115, л.197]. Данному мнениюможно доверять. Ю.П. Гавен возглавил ЦК Помгол, и конечно же, обладал полнотой информации о происходивших событиях. На первом этапе люди пытались помочь себе самостоятельно. В деревнях существовали местные общества, болеезажиточные односельчане оказывали помощь беднякам. Однако возможности самих людей были ограничены, вследствие неурожая предыдущей осени. Организовать оказание помощи пытались и религиозные общины, несмотря на сложностьсобственного положения. Так, в Симферопольский Окрпомгол обратились крымские татары, прихожане Осфиевской мечети, о помощи в организации татарскойстоловой. Президиум Окрпомгола на своем заседании 31 января 1922 года постановил: «Признать желательным организацию взаимопомощи среди татар, оказывать им всяческое содействие перед разными органами власти и учреждениями»[Р709, оп1, д160, л.8]. Документы фиксируют, что количество умерших было ужеогромно, а количество выдаваемых продовольственных пайков было недостаточно. В деревне Сюзортан, Бахчисарайского района «голод начался с осени, но усилился с января. Съедены все собаки и кошки. Смертность от голода очень значительна особенно среди взрослых, тиф тоже свирепствует» [7, л.119]. В условияхкатастрофы голода прекратили действовать школы, общественные учреждения, вомногих случаях люди были брошены на произвол судьбы. Так «Кокозский райисполком насчитывает 11 сельисполкомов, включающих в себя 18 деревень. Голод врайоне начался с декабря. Из 19000 населения в районе погибло 3000 человек. Домарта 1922 года никаких организаций помощи голодающим не было» [8, л.119.].Инерция власти была преодолена только к началу 1922 года, когда стали понятнымасштабы бедствия. В январе 1922 года СНК Крымской ССР начал срочно устанавливать новые данные об урожае «в виду того, в центр были даны неправильныецифровые исчисления об урожае в Крыму» [9, л.46]. Крымское правительство стало формировать состав делегации для поездки в Стамбул, с целью закупки зерна.Для делегации была поставлена также задача установления торгово-экономических отношений с болгарскими фирмами для закупки продовольствия. В составеделегации были такие представители крымско-татарской интеллигенции, как АсанСабри Айвазов. Деятельность делегации была проанализирована на объединенном заседании ЦИК, СНК Крымской ССР и ЦК Помощи голодающим, состоявшемся 13 октября 1922 г.

А.С. Айвазов выступил с докладом о работе крымского представительства вТурции. Была отмечена важность перевода пожертвований денежными суммами[Р709, оп1, д113, л.75об.]. За помощью обращались к соотечественникам за рубежом не только крымские татары, но и евреи и немцы. 28 января 1922 года вСНК Крымской ССР обратились Уполномоченный Симферопольской еврейскойобщины раввин Г. Кречмер и бывший председатель Общества пособия беднымевреям Симферополя М. Эйдлин. В своем обращении они отмечали: «Положениееврейской массы ужасающее. Еле перебиваясь при нормальных условиях, она приневероятном вздорожании продовольственных продуктов, особенно хлеба, сталосовершенно голодать» [Р.709, оп.1, д96, л.2]. Авторы письма указывают, что хотятнаправить несколько делегатов в Константинополь, обратиться также к общинамСтарого и Нового Света для получения продовольственной помощи. Так, в пользуголодающих были установлены новые налоги и сборы. Но практически голодаловсе население и возможностей получить, таким образом, средства не существовало. СНК Крымской ССР инициировал вопрос об отмене в Крыму продовольственного налога на все виды продовольственных товаров. Правительство Крымаподтвердило постановление Народного комиссариата земледелия о снятии запретана реализацию крымской продукции на территории РСФСР. Речь шла о том, чтобыактивизировать продажу вина и на вырученные средства закупить муку. Активноначала работу (ЦК Помгол). Эта структура организовала специальные столовыедля голодающих в городах, коллекторы для детей. Центральный комитет помощи голодающим организовал общественные работы с тем, чтобы помочь безработным, оплачивая питанием их труд. Так, Евпаторийский Окружной Помгол «впервую очередь намечает произвести работы по ремонту тротуаров и шоссейныхдорог, а также канализации и водопровода» [10 л. 56]. Одним из приоритетов в работе центрального и окружных Помголов стала продовольственная и медицинскаяпомощь детям. Особенно экстренно в помощи нуждались сироты. В своем отчете,ЦК Помгола Крыма была вынуждена констатировать, что «голодные, беспризорные и больные дети по несколько десятков в день прибывают в детские дома и  местные отделы Наркомпроса; открываемые Компомголом питательные пунктыи детские очаги переполнены ими… продовольственных ресурсов недостаточно,чтобы накормить хотя бы одним обедом половину детей в питательных пунктах идетских очагах. Установленную норму детского пайка приходится делить на двоихи даже на троих детей, чтобы не оставить большинство из них без капли пищи»[Р709, оп1, д135, л.4]. Для них создавали коллекторы. Но и в этих учрежденияхсмерть не отступала. Детские приюты были в 1922 году обследованы комиссиейНародного Комиссариата Рабоче-Крестьянской инспекции. В своем отчете комиссия так описывает увиденное: «Коллектор на Пушкинской улице. Вход со двораведет в сенцы, покрытые грязными лужами… Отсюда дверь ведет в отделение дляслабых и больных, где обнаружены на топчане под грязным тряпьем 2 детскихтрупа, лежащие рядом с живыми, – умерли они сегодня от истощения. Всех детей402, помещены они страшно тесно, вповалку. Из заболеваний здесь преобладаюттиф, скарлатина, корь… Персонал работает при чудовищных условиях, как они говорят, за полфунта хлеба… Все осмотренные учреждения представляют неописуемую тяжелую картину одного сплошного ужаса» [Р460, оп.1, дл.]. Детские домасоздавались и по этническому критерию. В Симферополе, по улице Дворянской,был создан крымско-татарский детский дом им. Рефатова. В условиях высокойсмертности, многие дети оставались сиротами, и данная мера была очень необходима. Таким образом, можно сделать вывод о том, что голод стал следствием комплекса как объективных, так и субъективных факторов. Политика продразверстки,реквизиции, разорение крестьян являются центральной причиной голода в Крымув 1921–1922 годах. Жестокое изымание продовольственных ресурсов из крымскойдеревни, обрекло крестьян на голод. Достаточно долго центральные власти не признавали Крым голодающим регионом, и этот факт имел трагические последствия.

Большевиками голод был использован в качестве предлога для расправы с церковью. На первом этапе, с ноября 1921 по апрель 1922 года, помощь голодающимбыла совершенно недостаточной и плохо организованной. Голод поставил крымско-татарский народ фактически на грань гуманитарной катастрофы. Гибель детейпоставила под вопрос само будущее народа. В рамках каждой этнической группысоздавались организации, помощь которых строилась по национальному критерию. Крымскими татарами была получена помощь из Турции, от диаспоры проживающей в этой стране. Голод затормозил осуществление комплекса мероприятийтатаризации, требовавших материальных ресурсов. Борьба с голодом вытеснила другие тенденции во внутренней политике.

Всего, по разным подсчетам, от голода 1932–1933 гг. в Украине погибло до9 млн. чел. Особенно болезненно бедствие отразилось на детях: во многих селах после голода закрывались школы – их больше некому было посещать. Этимподрывалась этническая основа становления украинской нации – село, уничтожалась та прослойка, от которой зависело процветание общества, способностьего к развитию.

Голодомор стал крупнейшей трагедией за всю историю украинского народа. Помасштабу, жестокости, цинизму и организованностью со стороны властей, своимипоследствиями для будущих поколений он не имеет аналогов в истории человечества. Демографическая катастрофа поселила в душах миллионов людей физиологическое чувство страха, необратимо повлияла на генофонд нации. (Согласно УказуПрезидента Украины, начиная с 2000 г. в четвертую субботу ноября в Украине ежегодно отмечается День памяти жертв голодомора и политических репрессий).

А.З. Абдулхаиров,

декан факультета культуры и

искусства Крымского инженерно-

педагогического университета,

кандидат педагогических наук,

доцент (Украина)

Материал предоставлен Институтом истории государства КН МОН РК.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь