Главная Методический инструментарий Междисциплинарные исследования Методологические труды Новейшая история - новое научное направление Политика Применение системного подхода при анализе трансформации принципов международных отношений

Применение системного подхода при анализе трансформации принципов международных отношений

25 Сентября 2013
149
0

Современное общество представляет собой сложную систему различных, многоуровневых и многофункциональных отношений. Важнейшими среди них являются международные отношения, охватывающих широкий круг политических явлений и участников. В общем виде мировую политику можно определить как часть системы международных отношений, а также как политическую деятельность государств по властному обеспечению их национальных, стратегических, целей и интересов, возникающих в системе международных отношений.

В то же время современной доминантой мировой политики является стремление всех государств к поддержанию политической безопасности в разнообразных ее аспектах: военном, экологическом, правовом, технологическом, информационном и т. д.

В целом международные системы – это социальные системы особого типа, отличающиеся слабой степенью интеграции элементов в целостное, а также значительной автономией этих элементов.

Первые десятилетия ХХI столетия отмечены значительными сдвигами в системе международных отношений. После террористических  актов 11 сентября 2001 года, которые произошли в США, система международных отношений кардинально изменились. Под видом борьбы с международным терроризмом США ввел войска в Афганистан, а под предлогом обеспечения глобальной безопасности был свергнут политический режим С. Хусейна в Ираке. Таким образом, явно видно смещение баланса сил в мировой политике. Внешние влиятельные политические силы стали активно вмешиваться во внутренние дела суверенных государств. «Арабская весна» 2011 года также подтверждает правоту данного мнения.

Несмотря на противоречащие международному праву действия отдельных стран, имевшее место в мировой политике, человечество все же отдает предпочтение мирному сосуществованию. Мирное решение региональных и локальных политических конфликтов положило в определенной степени начало перехода к региональному сотрудничеству, в большей степени отвечающему новым политическим и социально-экономическим реалиям. Они призваны снизить вероятность глобальных кризисов и катастроф и дать возможность мировому сообществу встать на путь разумного самоограничения, тщательного анализа последствий планируемых действий.

Разумеется, степень такой автономии нельзя абсолютизировать: международные отношения характеризуются не только борьбой интересов, но и взаимозависимостью акторов, а также наличием единых, фундаментальных норм и принципов отношений.

Современное состояние системы международной безопасности и сотрудничества явственно демонстрирует тот факт, что суверенные государства, как субъекты внешней политики, не могут развиваться в вакууме, им жизненно необходимо разносторонне  взаимодействовать друг с другом. Взаимовлияние государств в современном мире настолько глубоко, что ни одно государство, в том числе и США, не может проводить свою внешнюю политику, без учета национальных интересов как отдельно взятого государств, так и мирового сообщества в целом.

В тоже время отметим, что политологическое исследование внешнеполитических взаимоотношений США с другими странами невозможно без определения основных понятий (категориального аппарата) системы международных отношений. В первую очередь, это касается такой категории как «внешняя политика», поскольку данная категория политической науки позволяет, на наш взгляд, раскрыть основные аспекты и тенденции  международных и геополитических процессов.

В современной политической науке выделяют традиционные и современные формы и средства осуществления внешней политики. К ним относятся: установление дипломатических отношений между государствами, разрыв, приостановка или снижение уровня дипломатических отношений вплоть до объявления войны; открытие представительств государства при всемирных и региональных международных организациях или членство государства в них; сотрудничество с дружественными государству политическими партиями и другими общественными организациями и движениями; осуществление и поддержание на различном уровне регулярных и эпизодических контактов с представителями государств, партий и общественных движений и организаций, с которыми данное государство не имеет дипломатических отношений, но в политическом диалоге с которыми оно заинтересовано;  осуществление регулярного обмена информацией и обмен визитами на разных уровнях; подготовка и принятие многосторонних и двухсторонних договоров и соглашений по широкому спектру вопросов, включая договоры и соглашения конфиденциального и секретного характера; способствование развитию возможностей внутриполитической и внешнеполитической деятельности одних государств и блокированию аналогичных возможностей других (по тем или иным направлениям); подготовка и осуществление частичной или полной блокады; подготовка к войне и обеспечение благоприятной для ведения военных действий внешнеполитической обстановки и т. п.; предотвращение ракетно-ядерной войны и применения оружия массового уничтожения (ОМУ); организация превентивных мер по предотвращению локальных конфликтов; предотвращение техногенных катастроф и сотрудничество в целях скорейшей ликвидации их последствий; борьба с голодом и болезнями; совместные мероприятия по охране окружающей среды и ликвидация источников и последствий ее загрязнения и т. д.

В связи с расширением числа субъектов мирового сообщества в современной политической науке, наряду с понятием «внешняя политика» стала применяться категория «международная политика». Международная политика составляет ядро международных отношений и представляет собой политическую деятельность субъектов международного права (государств, межправительственных и неправительственных организаций, союзов, частных лиц и т. д.), связанную с решением вопросов войны и мира, обеспечения всеобщей безопасности, охраны окружающей среды, преодоления отсталости и нищеты, голода и болезней и т.д.

Следовательно, по мнению Р. Т. Мухаева, с мнением которого мы не можем не согласиться, международная политика направлена на решение вопросов выживания и прогресса всего человеческого сообщества, выработки механизмов согласования интересов субъектов мировой политики, предотвращения и разрешения глобальных и региональных конфликтов, создания справедливого порядка в мире.

Международная политика, таким образом, выступает существенным фактором политической стабильности в мире, развития паритетных начал в  международных отношениях между государствами планеты.

В международно-политической науке различают три основные парадигмы международной политики: реалистическая (куда входят классическая теория реализма, структурный функционализм и неореализм), либеральная (куда входят глобалистические, неоидеалистические и транснационалистические течения) и неомарксизм (в рамках которого сосуществуют теории зависимости, мир-экономики и мир-системного анализа). В этих научно-исследовательских школах рассматриваются закономерности международных отношений. На наш взгляд, необходимо рассмотреть трактовки закономерностей международных отношений в этих теоретических направлениях современной науки.

Современной доминантой мировой политики является стремление к поддержанию международной безопасности в разнообразных ее аспектах: военном, экологическом, правовом, технологическом, информационном и т. д.

Перейдем к рассмотрению такого понятия, как «международные отношения». В современной науке категория «международные отношения» определяется «как совокупность экономических, политических, культурных, правовых, военных и других связей и взаимоотношений между народами, государствами, экономическими и политическими организациями на международной арене». Существует ряд объективных и субъективных факторов, которые влияют на международные отношения: это мировая политическая и экономическая ситуация, военно-стратегическая ситуация, воздействие отдельных государств, влияние природной среды, состояние сырьевых и природных ресурсов. Субъектами международных отношений являются народы, государства, всемирные и региональные, государственные объединения, политические правительственные и неправительственные организации».

Российские ученые А. И. Демидов и А. В. Малько выделяют следующие основные  тенденции международных отношений:

- интернационализация практически всех сфер общественной жизни. Она выражается в росте контактов между людьми, международных обменах и взаимосвязей, и, стало быть, взаимозависимостей в экономике, образовании, культуре, науке, здравоохранении, защите прав человека и в обеспечении всех аспектов его безопасности;

- формирование глобальных проблем, решение которых возможно только в результате успешного взаимодействия и сотрудничества всех народов, живущих на земле. К их числу относятся сохранение мира, минимизация военной опасности, сохранение окружающей среды, борьба с эпидемическими заболеваниями и преступностью;

- демилитаризация и демократизация – постепенный отказ от военно-силовых методов решения возникающих в этой сфере проблем (так как они оказываются все менее эффективными и все более опасными, в том числе и для прибегающей к ним стороны), а также уважение прав всех участвующих в этих отношениях субъектов, какими бы малыми они ни были.

 В свою очередь, мы можем дополнить эти тенденции такими направлениями,  как рост терроризма и экстремизма в мире, увеличение численности международных конфликтов, борьба за национальное самоопределение и др.

Таким образом, упомянутые выше определения «внешней политики» позволяют нам сделать вывод о том, что данная категория в процессе изменений в системе международных отношений постоянно дополнялась новым содержанием и новыми понятийно-концептуальными парадигмами. В свою очередь хотим отметить, что наиболее оптимальным определением внешней политики является следующее: внешняя политика есть политическая категория, которая проявляется в деятельности государства (в том числе и его различных политических институтов) на международной арене, которая регулирует отношения с другими субъектами внешнеполитической сферы: государствами, зарубежными политическими партиями и общественными движениями и организациями, всемирными и региональными международными организациями.

Подытоживая  вышесказанное,  еще раз подчеркнем, что существуют различные подходы к анализу международных отношений как системы и к определению внешней политики как явления.

В основе традиционно-исторического подхода лежит применение понятия «международная система» для обозначения дипломатических отношений между государствами в тот или иной исторический период в том или ином регионе: например, европей­ская система XVII века, основанная на принципах Вестфальского договора 1648 года; система политического равновесия европейских государств («европейский концерт наций») XIX века; глобальная биполярная межгосударственная система 1945-1990-х годов и т. д.

Основной недостаток подобного «панорамного» подхода состоит в том, что он не нацеливает на поиск закономерностей функционирования международных (а вернее сказать, межгосударственных) систем, ограничиваясь, как правило, описанием взаимодействий между главными акторами – великими державами. Тогда как, например, Р. Арон, являющийся одним из основателей историко-социологического подхода в изучении международных отношений, делает отправным пунктом своих размышлений о международных системах опыт истории, отклоняя любую попытку конструирования абстрактных моделей.

Сравнивая отношения между греческими полисами, европейскими монархиями XVII века, государствами Европы XIX столетия и взаимодействие современных ему систем Востока и Запада, он искал в них повторяемость, которая позволила бы выделить некоторые общие закономерности, подтверждаемые уроками исторического прошлого и изучением настоящего.

В отличие от Р. Арона, американский исследователь М. Каплан далек от ссылок на историю, считая исторические данные слишком бедными для теоретических обобщений. Основываясь на общей теории систем и системном анализе, он конструирует абстрактные теоретические модели, призванные способствовать лучшему пониманию международной реальности.

Исходя из убежденности в том, что анализ возможных международных сис­тем предполагает изучение обстоятельств и условий, в которых каждая из них может существовать или трансформироваться в систему другого типа, он задается вопросами – почему та или иная система развивается, как она функционирует, по каким причинам приходит в упадок? В этом суть эвристического подхода.

Другой американский ученый – Р. Роузкранс – предпринял по­пытку синтеза историко-социологического и эвристического подходов (смешанный подход). Основываясь на изучении конкретных исторических ситуаций, он выделяет девять последовательных международных систем, соответствующих следующим историческим периодам: 1740-1789, 1789-1814, 1814-1822, 1822-1848, 1848-1871, 1871-1888, 1888-1918, 1918-1945 и 1945-1960 гг. Затем он проводит системный анализ каждой из них с целью нахождения факторов, способствующих стабильности системы, или же, наоборот, влияющих на ее дестабилизацию.

Наконец, существует и такой подход к системному изучению международных отношений, который может быть назван эмпи­рическим, поскольку он опирается на реально существующие в практике международных отношений взаимодействия в рамках определенных географических регионов [8]. От традиционно-исторического подхода его отличает стремление объяснить особенности международно-политической ситуации в том или ином регионе планеты спецификой сложившихся здесь системных связей, раскрыть степень влияния, которое оказывают на поведение акторов такие факторы, как общерегиональное соотношение сил, социокультурные реалии, региональные международные организации и т.п.

Главное в системном подходе – научная обоснованность существования закономерных связей между характероммеждународных систем и поведением их основных элементов – международных акторов.

Основным законом трансформации международной системы считается закон корреляции между полярностью и стабильностью международной системы. М. Каплан, например, подчеркивает нестабильный характер гибкой биполярной системы. Если она основана на еиерархизированных блоках, то тогда она эволюционирует к мультиполярной системе. Если она тяготеет к иерархии обоих блоков, то имеет тенденцию трансформиро­ваться – либо в жесткую биполярную, либо в иерархическую международную систему.

В гибкой биполярной системе существует риск присоединения неприсоединившихся; риск подчинения одного блока другому; риск тотальной войны, ведущей либо к иерархической системе, либо к анархии. Внутриблоковые дисфункции в ней подавлены, зато обостряются межблоковые противоречия. Основное условие стабильности биполярной системы, заключает М. Каплан, – это равновесие мощи. Если же появляется третий блок, то это ведет к серьезному разбалансированию, риску разрушения данной системы и создания новой.

Д. Сингер и К. Дойч, исследовав проблему корреляции между полярностью и стабильностью международных систем в формаль­но-теоретическом плане, пришли к выводу о том, что, во-первых, как биполярная, так и мультиполярная системы имеют тенденцию к саморазрушению, а, во-вторых, нестабильность жестких биполярных систем все же более велика по сравнению с нестабильностью мультиполярных систем.

Другой американский ученый – М. Хаас – подверг этот вывод эмпирической проверке. С этой целью он изучил двадцать одну международную систему, четко отграниченную в пространствен­но-географическом и историческом планах и пришел, фактичес­ки, к противоположному заключению. По его мнению, такая кор­реляция носит обратно пропорциональный характер. В биполяр­ной системе, считает М. Хаас, войны менее многочисленны, хотя и имеют тенденцию к большей продолжительности, чем в муль­типолярной системе.

С точки зрения К. Уолца, никакого качественного различия во времени между биполярной и мультиполярной системами фактически не существует – кроме, может быть, того, что первая более стабильна, чем вторая.

Со своей стороны, Р. Роузкранс предложил теоретическую модель так называемой «релевантной утопии», которая объеди­няла бы преимущества как биполярной (прежде всего, возмож­ности контроля периферийных для данной системы конфлик­тов), так и мультиполярной (более значительные возможности предотвращения всеобщего конфликта) систем, и одновременно была бы лишена недостатков их обеих.

Результатом явилась бы «бимультиполярная система», в которой два «главных» актора могли бы играть роль регуляторов конфликтов за пределами сво­их блоков, а государства, представляющие мультиполярную конфигурацию системы, выступали бы посредниками в конфликтах между двумя полюсами.

Подводя итоги рассмотрению проблемы законов функционирования и трансформации международных систем, следует признать плодотворной уже саму ее постановку, которая позволила показать зависимость поведения государств на мировой арене от формируемой ими международной системы, связь частоты и характера межгосударственных конфликтов с ее структурными характеристиками, необходимость учета системообразующих факторов в дипломатии.

Сама идея существования системных законов в международных отношениях дает возможность рассматривать международные системы как результат принятия рядом государств определенных политических, экономических и идеологических решений, в результате чего образуется статус-кво на международной арене, на общепланетарном, региональном или субрегиональном уровне. С такой точки зрения каждая международная система является ничем иным, как неформальной институализацией соотношения сил между государствами в соответствующем пространственно-временном контексте.

В то же время было бы наивным считать, что существующие в науке о международных отношениях законы функционирования и трансформации международных систем обладают такой степенью строгости, которая позволяла бы делать на их основе безошибочные прогнозы. Более того, они, по сути дела, оставляют «за скобками» исследование основных причин международных конфликтов. Сводя международные отношения к межгосударственным взаимодействиям, они неоправданно ограничивают понятие «международная система» только теми государствами, между которыми существуют прямые регулярные сношения и прямой взаимный учет военной силы и иные формы отношений.

Таким образом, международные отношения есть сфера межгосударственного, межнационального общения. В ходе позитивного взаимодействия между государствами, а, значит, и между народами и отдельно взятыми людьми, которые реализуют в этой сфере свои национальные,  политические и иные интересы, формируются разнообразные многоуровневые отношения: дипломатические, экономические, социальные, культурные, информационные и т. д.

На наш взгляд, можно выделить следующие современные тенденции международных отношений:

- интернационализация практически всех сфер общественной жизни. Научно-технологический прогресс способствовал росту контактов между людьми, международных обменов и взаимосвязей, взаимозависимости в таких сферах как экономика, образование, культура, здравоохранение, наука и т. д.;

- усиление воздействия глобальных проблем, решение которых возможно только в результате успешного взаимодействия и сотрудничества всех народов. К их числу относятся обеспечение прочной системы международной безопасности, экология, борьба со СПИД-ом, ростом преступности, терроризма и экстремизма т. д.;

- демократизация и демилитаризация – постепенный отказ от военно-силовых методов решения возникающих проблем, соблюдение принципов международного права, уважение интересов всех участвующих в этих отношениях субъектов мировой политики. Однако последние события в Ливии и ряде других арабских стран демонстрируют явный отход от этой позиции западных стран в лице НАТО, которые не стали учитывать мнение большинства государств мирового сообщества по поводу ведения военных действий против режима М. Каддафи и других аналогичных ситуациях.

Литература

1.  Цыганков П.А.  Международные отношения: Учебное пособие. – М.: Новая школа, 1996. – С. 129 (320 с.)

2.  Мухаев Р. Т. Политология: учебник для вузов. – М.: «Издательство ПРИОР»,, 1997. – 368 с. (338 с.).

3.  Цыганков П. А. Современные международные отношения: основные тенденции и закономерности // Вестник МГУ. Серия 18 Социология и политология. – №3, 1998. – С. 14-28. – (С. 18).

4.  Демидов А. И.,  Малько А. В. Политология в вопросах и ответах. Учебно-методическое пособие. – М.: Юристъ, 1998. – 168 с. (С. 160-161).

5.  Арон Р. Мир и война между  нациями. Пер. Н. Ковалевой. – М.: Проспект, 1992.  –  С. 115 (135 с.)

6.  Каплан М. Системы и процессы в международной политике. Пер. К. И. Романюк. – М.: Просвещение, 1989. – С. 87 (147 с.)

7.  Rosecrance R. Action and reaction in World politics. – Boston, 1963, p. 16 (124 р.)

8.  Брэйард Ф., Джалили M.-Р. Международные отношения. – пер. М. Куприна М: Проспект, 1995. – С.65 (187 с.)

9.  Каплан М. Системы и процессы в международной политике. Пер. К. И. Романюк. – М: Просвещение, 1989. – С. 64 (147 с.)

10.  Singer D.J. The Global System and its Sub-System. A Developmental View. – N. –Y., 1971. – p. 32 (187 р)

11.  Haas E. The Uniting of Europe: Political, Social and Economic For­ces, 1950-1957. – London, 1958. – р. 138 (201 р.)

12.  Уолц К. Теория международной политики. Пер. В. Кравцовой. – М: Наука,1989. – С. 56 (147 с.)

13.  Цит. По: Теория международных отношений: Хрестоматия. – Сост., науч. ред. и коммент. П.А. Цыганкова. – М.: Гардарики, 2002. – С. 296 (451 с.).


Калиев И. А.

к.полит.н., доцент кафедры социологии политологии

ПГУ им. С. Торайгырова, г. Павлодар


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь