Главная Методический инструментарий Междисциплинарные исследования Методологические труды Новейшая история - новое научное направление Политика Властные отношения и бизнес в постсоветских странах – проблемы и перспективы

Властные отношения и бизнес в постсоветских странах – проблемы и перспективы

25 Сентября 2013
97
0

Взаимоотношения государства и бизнес-структур, являющиеся одними из наиболее серьезных факторов развития всего социального пространства, существенно трансформируются в современных условиях. Причем эта трансформация в постсоветских странах представляет собой не обычные изменения, без которых не обходится ни одна реально существующая система данных отношений, а системную трансформацию, выражающуюся в переходе от одного качественно своеобразного формата отношений к другой специфической модели. Концентрированным выражением той среды, в которой разворачивается взаимодействие государства и бизнеса, является политика и экономика как специфические регулятивные подсистемы общества, которым свойственны собственные средства и способы решения социальных проблем, организации социального пространства.

Историческое развитие сформировало относительно устойчивые и довольно разнообразные типы отношений между государством и бизнесом. В настоящее время проблемы взаимоотношений государства и бизнеса выдвинулись на одно из ведущих мест в политических процессах, бизнес по праву превратился в самостоятельный субъект не только экономической и социальной, но и политической жизни, что обусловило важную политическую проблему согласования интересов государства, бизнеса и народа в постсоветском пространстве.

Существуют, как известно, несколько моделей влияния государства на экономический процесс – от идеи отстраненности государства от функционирования рынка, развиваемой либеральной концепцией, до радикального вмешательства государства в экономику, пропагандируемого социалистической теорией планового ведения хозяйства. Несмотря на то, что в полном объеме и в чистом виде эти концепции нигде и никогда не применялись, они, по сути, задают функциональные рамки политики и экономики.

При всем том, что политика и экономика теснейшим образом связаны между собой, дополняют друг друга и не могут существовать и эффективно функционировать друг без друга, это самостоятельные самоорганизующиеся сферы общественной жизни, функциональная взаимозависимость которых определяется как характером историческоговремени, так и персонифицированными характеристиками экономических акторов. Колебание потенциала влияния элиты бизнеса происходило в постсоветских странах с сильнейшей амплитудой в зависимости от конфигурации институциональных и политических факторов.

Активное вмешательство бизнес-структур в политические процессы, подчинение государства бизнесу и, как результат, институционализация олигархии в 1990-е гг. сменились в начале 2000-х гг. снижением влияния экономических групп интересов на процесс принятия политических решений на фоне резко возросшей роли государства. Наиболее заметно это коснулось экономической сферы, где на протяжении последнего десятилетия обозначилась тенденция к огосударствлению.

Выражается это не только в установлении государством контроля над важными стратегическими отраслями и предприятиями, но и в выходе на первые роли компаний с государственным участием (например, как холдинг по управлению государственными активами Республики Казахстан АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына»).

В настоящее время во взаимоотношениях бизнеса и власти отмечается усиление роли политических факторов, а государство во взаимоотношениях с бизнесом постепенно становится доминирующим. В тоже время механизмы государственного корпоративизма описывают отношения, когда власть не только сама выбирает те организации и группы, которые должны представлять интересы бизнеса во взаимодействии с ней, но и контролирует в определенной степени артикуляцию их требований.

Особенностью государственного корпоративизма в современном Казахстане можно считать значительное усиление политической роли государства во взаимоотношениях с бизнесом, поэтому в настоящее время предпринимательство наряду с государством рассматривается в качестве движущих сил развития национальной экономики, оно обеспечивает экономические условия развития, повышет благосостояние граждан и создает новые рабочие места, что в период мирового финансового кризиса безусловно является основополагающим условием для его преодоления.

Опасения относительно того, что даже в промышленно-развитых странах существующие бизнес-структуры и органы государственного управления не смогут противостоять изменениям в глобальной экономике, заставляют нашу страну по-новому взглянуть на роль бизнеса и власти, а также на политические аспекты их взаимоотношений в условиях новой социально-экономической реальности. Поэтому сейчас динамику процесса взаимоотношений государства и бизнеса стало определять прежде всего общество, которое требует, чтобы бизнес изменился и перестал быть частью государственных проблем, а превратился в неотъемлемый элемент их решения. Таким образом, казахстанский бизнес должен постепенно переходить к новой модели самоорганизации во взаимоотношениях с властью, обеспечивая наряду с государством, прежде всего, социальную опору населения.

В тоже время следует отметить, что политика поддержки мелкого и среднего бизнеса государством, проводимая в настоящее время в Республике Казахстан и заключающаяся, во-первых, в упрощении процедур предоставления государством кредитов бизнес-структурам, а во-вторых, в продвижении их на внешних рынках, пока не решает главной задачи – стабильности экономического развития страны и, как следствие, социальной защищенности граждан перед новыми вызовами и угрозами в сфере финансов и экономики.

Однако не следует забывать и о противоположной стороне данной проблемы. В процессе модернизации новые возможности влияния, возникшие в связи с переориентацией на стратегию развития с ведущей ролью государства, распределялись внутри экономической элиты неравномерно в силу того, что субъекты являются высоко персоналистичными.

Основная из проблем состоит в том, что власть возлагает на бизнес слишком высокие ожидания, действуя как вынужденный субъект патернализма. Подобная позиция приводит к тому, что власть довольно жестко рекомендует бизнесу быть социально ответственным. Действуя, таким образом, власть пытается создать замену публичного спроса на социальную активность, подменив его государственным давлением и принуждением бизнеса.

Альтернативой такому шагу может выступать не подмена властью гражданских инициатив, стремление выступать от имени местного сообщества, а реальное формирование у субъектов таких инициатив, которые могли бы обходиться без посредников в лице власти при взаимодействии с бизнесом. Однако это не единственная проблема. Существенным остается тот факт, что власть фактически вынуждает бизнес к кратковременным стратегиям, а не системным шагам, иногда намеренно действуя за границами собственной компетенции. Подобная позиция власти в известном смысле есть проекция ее собственного поведения в экономке и политике. Может быть именно поэтому власть не может сегодня играть роль долгосрочного партнера во взаимодействии собственной бизнес-элитой.

При анализе взаимоотношении власти и бизнеса в постсоветских странах немаловажную роль играет выявление основных функций, выполняемых современным бизнесом в обществе. В постсоветских условиях государство и общество являются важнейшими «заказчиками» (потребителями) любого бизнеса. Поскольку государство и общество проявляют большой интерес к бизнесу, они должны поддерживать развитие бизнеса. В тоже время сам бизнес должен выступать равноправным партнером государства, а государство, в свою очередь, должно выполнять роль администратора и служить гарантом прозрачности «правил игры» на рынке социальных услуг и активнее стимулировать бизнес для реализации его социальной ответственности перед обществом.

Развитие политических отношений между государством и бизнесом, а также место и роль бизнеса в современном обществе обусловлены реализацией основных функций бизнеса в общественном развитии, среди которых следует выделить: экономическую, инновационную, социальную, лидерскую и политическую функцию.

Экономическая функция бизнеса заключается в том, что вне зависимости от общественного уклада, политического режима, доминирующих религиозных взглядов, каждое общество способно существовать и успешно развиваться только при условии его хозяйственной деятельности, обеспечивающей, как минимум, хотя бы воспроизводство ресурсов.

В современном обществе бизнес выполняет важную инновационную функцию, обеспечивая не только экономические условия выживания и развития социума, но и реализацию новейших достижений мировой технической, научной и гуманитарной мысли.

В рамках социальной функции бизнес выступает главным связующим звеном, обеспечивающим полноценную интеграцию общества, через развитие социального партнерства между государством и бизнесом.

В определенной степени бизнес выполняет по отношению к обществу и лидерскую функцию в том плане, что его состояние, цели, характер и способы осуществления деловой активности определяют состояние общественной жизни: общие настроения, жизненные цели, благосостояние и качество жизни.

Особенно важнейшей является политическаяфункция бизнеса, заключающаяся в том, что существование любого общества в конечном итоге выражает столкновение и борьбу конкретных интересов, прежде всего политических, поэтому деловой мир: крупные предприниматели, топ-менеджеры, средний и мелкий бизнес, объединенный в отраслевые или региональные союзы и ассоциации, оказывает определяющее влияние на принятие политических решений. Бизнес оказывается также одним из решающих факторов формирования и развития гражданского общества.

В конце ХХ века формирование отношений государства и бизнеса в постсоветских странах в целом следовало логике трансформации политических режимов. Формирования системы взаимодействия между властью и бизнесом в постсоветских странах можно выделить на несколько этапов:

1. 1985-1988 годы. Поиск концепции экономических и политических реформ, способных реанимировать хозяйственную систему, не меняя базовых характеристик ее функционирования, т. е. общественной собственности на средство производства.

2. 1989-1991 годы. Углубление экономических реформ в бывшем СССР. Выход за традиционные рамки плановой экономической системы при сохранении политической системы, т. е. социализма.

3. 1992-1993 годы. Становление новой экономической, политической и нормативной систем независимых национальных государств. Особенность данного периода тесно связано с началом важнейшего экономического этапа рассредоточения собственности – приватизации.

4. 1994-1996 годы. Формирование базовых правовых предпосылок, обеспечивающих достижение макроэкономической стабилизации и функционирование рыночной экономики и, прежде всего, Гражданского кодекса, а также приватизационного и валютного законодательства. В эти годы наметились два весьма важных процесса в сфере отношений государства и бизнеса, по их отношению к собственности: во-первых, дальнейший передел собственности и более отчетливая консолидация структуры акционерных капиталов, во-вторых, нормализация корпоративного управления компаниями. Важным этапом взаимоотношений этого периоды является общественный договор бизнеса и власти.

5. 1997-1998 годы. Усиление внимания к институциональным предпосылкам экономического развития. Разработка и принятие нормативных актов, регулирующих функционирование рыночных институтов. Общественный договор оказался центральным в деятельности правительства по отношению к бизнесу в рассматриваемый период. В этот период были разработаны и реализованы правовые и организационные меры, позволившие создать соответствующую институциональную среду, важную для решения базовых макроэкономических задач и были созданы предпосылки дальнейшего развития экономической реформы.

6. 1998-2000 годы. Преодоление последствий кризиса, либерализация экономического и нормативного пространства, дальнейшее совершенствование нормативной базы развития экономики.

7. В начале ХХI века, в период «суперпрезидентской республики» доминировала новая административная и политическая элита. В некоторых странах, например в Казахстане прошла легализация теневых капиталов и незарегистрированного имущества. Банки второго уровня начали массово брать большие займы с маленьким процентом у заграничных финансовых институтов для кредитования бизнеса и населения с высокой ставкой вознаграждения. Бизнес погнался за сиюминутными выгодами, а власть бездействовала. Этому способствовала и распространение вглубь и вширь такого отрицательного явления как коррупция. Так продолжилось, пока не разразился мировой финансовый кризис. Впоследствии таких необдуманных действий как бизнес-структур, так и государственных органов произошел «перегрев» экономики, инфляция подскочила вверх, обанкротились строительные компании, «лопнули» некоторые банки.

8. Последнее пятилетие развитие отношений государства и бизнеса в постсоветских странах отличались особой противоречивостью. В новой волне преимущество получили отраслевые и секторные ассоциации (например, в Казахстане – это национальные компании, финансово-промышленные группы и «бизнес-структуры», имеющие высоких «покровителей»), создававшиеся во многих случаях не «снизу», а «сверху». Соперничество заметно ослабло из-за монополизации реального сектора экономики, наметилось преодоление фрагментации в представительстве интересов в секторах и отраслях. Крупные финансово-промышленные группы с партнерства постепенно переходят к политике открытого лоббирования своих интересов.

Мировой экономический кризис не обделил вниманием и постсоветские страны. Несмотря на это отраслевые и секторные ассоциации бизнеса начинают сближаться со своими западными образцами, так как сырьевые ресурсы в основном являются биржевыми товарами. Сближение государства и предпринимательских структур в это время проходило по линии установления привилегированных связей с наиболее крупными финансовыми структурами, способными взять на себя функцию агентов государства.

Для сохранения финансово-экономической стабильности постсоветские страны вынуждены искать дополнительные источники рефинансирования. Однако Казахстану повезло, благодаря нефтедолларам у нас уже был стабилизационный национальный финансовый фонд. 20 млрд. долларов США были привлечены на спасение трех отечественных банков второго уровня и капитализацию остальных, решению проблем обманутых строительными компаниями долевых участников строительства, развитие мелкого и среднего бизнеса, диверсификацию экономики. Таким образом, наше правительство взяло на себе огромную ответственность за дальнейшее развитие экономики.

Монополизация ответственности власти при невнятности государственной стратегии и дефиците финансовых ресурсов порождает стремление властных субъектов привлечь к реализации социальной политики крупные компании. Происходит это не только через привычную схему уплаты налогов, но и путем привлечения к так называемой корпоративной благотворительности, которая представляет собой добровольное участие компаний в развитии территорий, выходящее за рамки помощи, установленной законодательным путем. Навязывая бизнесу участие в социальных акциях и проектах, власть, как правило, недостаточно учитывает структурные особенности самого бизнеса. Именно поэтому власть предстает в глазах бизнеса то как «хищник», то как «государственный рэкетир». Все это является последствием неправильного понимания принципов социального партнерства, желанием государства переложить часть своих прямых функции на «плечи» бизнеса.

Исследование политических механизмов взаимодействия государства и бизнеса в постсоветский период невозможно без детального анализа основных моделей их взаимоотношений.

Среди политических моделей взаимного сотрудничества государственной власти и бизнеса можно выделить следующие:

Модель функционального представительства. В рамках теории функционального представительства следует оценивать динамику влияния бизнес ассоциаций на государство, корпоративного бизнеса на политическую и нормативную системы.

Системная модель. Согласно системному анализу, любая система, в том числе и политическая, характеризуется определенными нормами, которые определяют поведение людей в политической жизни, а именно их участие в процессах выдвижения требований, превращения этих требований в решения и осуществления решений. Эти нормы – основные правила участия бизнеса в политических процессах в стране.

Конфликтная модель. В рамках данной модели взаимодействия государства и бизнеса рассматриваются через конфликт интересов, выраженный как в правовой, экономической форме, так и политической форме. В рамках данной модели рассматривается гипотеза об имущественной экспансии государства и усилении его роли не только в политической системе, но и в экономической.

Корпоративистская модель. Гораздо адекватнее суть этой модели отражает такое понятие, как государственный корпоративизм. Отношения между акторами в данной модели выстраивается «сверху» и в основном политическими способами.

Однако в условиях разразившегося мирового финансового кризиса необходимо серьезно подойти к обсуждению вопросов о мерах защиты постсоветской экономики и перспективах ее развития.

Без диверсификации экономики Казахстана в инновационных сферах деятельности и развития частной предпринимательской инициативы в форме малого и среднего бизнеса невозможно добиться структурных преобразований, которые продекларированы в программе развития страны до 2020 года и к проведению которых призывает турбулентное состояние мировой экономики.

Именно сейчас Казахстан, вовлеченный в мировой финансовый кризис, имеет возможность на его гребне не просто снизить высокий уровень монополизации и сырьевой направленности своей экономики, но и начать ее диверсификацию, осуществляя следующие шаги:

• сформировать свою независимую финансовую систему, используя эффективный инструментарий методов экономико-математического моделирования;

• по результатам постоянного мониторинга деятельности предприятий реального сектора экономики ориентировать «длинные» кредиты в производственную (инновационную) сферу;

• способствовать созданию реальной рыночной конкурентной бизнес-среды для развития инновационных направлений деятельности, и, прежде всего, посредством содействия развитию малого и среднего бизнеса.

Последствия финансового кризиса, скорее всего, усилит политическую активность среднего класса и предпринимателей. Важно, чтобы предприниматели ясно представляли, на каких принципах будет строиться экономическая политика государства, как будет идти развитие взаимоотношений между властью и бизнесом в дальнейшем.

Из вышесказанного следует четыре вывода. Первый: развитие политических отношений государства и бизнеса в постсоветских странах носит системный характер.

Второй: усиление противоречий между государством и крупным  бизнесом крайне опасно для молодых независимых стран, в том числе суверенного Казахстана. Активизация оппонентов, требующих освободить бизнес от опеки государства, может нанести огромный ущерб его развитию.

Третий: средний и малый бизнес оказались за пределами системы взаимодействия государства и бизнеса и не могут в настоящее время эффективно влиять на политические процессы, происходящие в нашей стране.

Четвертый: сегодня, в условиях мирового финансового кризиса, необходима разработка и реализация новой стратегии во взаимоотношениях государства и бизнеса в стране, т.е. такой политики, которая позволила бы определить характер взаимодействия государства с частными компаниями в рамках реализации стратегии «Казахстан-2030», стратегической целью которой является создание инновационной национальной экономики, обеспечение благосостояния и социальной защищенности всех граждан страны.

Список использованных источников:

1.  Перегудов С. П. Государство и бизнес до и после президентских выборов 2008 года // Государство, бизнес, общество: проблемы оптимизации взаимодействия. – М. : ИНЭК, 2010. – С. 71.

2.  Шохин А. Н. Теория и практика взаимодействия бизнеса и власти. // М.: ГУ-ВШЭ, 2004. – 25 с.

3.  Зудин А. Ю. Бизнес и политика. // МИЭМО. 1996. – № 3. – С.19.


Калиев И. А.

к.полит.н., доцент кафедры социологии и политологии

ПГУ им. С. Торайгырова, г. Павлодар


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь