Главная История Казахстана Казахстан в составе Российской Империи Социально-экономическое развитие казахского общества в XVIII - середине XIX вв Социально-экономическое развитие казахского общества в XVIII — середине XIX в.

Социально-экономическое развитие казахского общества в XVIII — середине XIX в.

24 Сентября 2013
725
0

Скотоводство. В результате природно-климатических условий Казахстана основной формой природопользования и жизнеобеспе­чения населения на протяжении трех тысячелетий было кочевое скотоводство — особый род производящего хозяйства, при котором преобладающим занятием является экстенсивное подвижное ското­водство, а большая часть населения вовлечена в сезонные перекочев­ки1.

Главной особенностью кочевого скотоводства являлось круглого­дичное содержание скота на подножном корму, что было обусловлено дефицитом кормовых и водных ресурсов.

Средняя протяженность маршрутов кочевания составляла 50—100 км в течение года, но у отдельных родоплеменных групп (например, адай, шекты, табын и др.) могла достигать 1000—2500 км.

Особенности среды обитания определили способы использования казахами природных ресурсов в качестве зимних, весенних, осенних и летних пастбищ. Для зимних пастбищ использовались берега озер, долины рек, горные ущелья, опушки леса, невысокие горы и южные склоны сопок, т. е. места, где имелись естественные средства защиты стад от снежных буранов и ветров. Осенние и весенние пастбища обычно размещались на близлежащих от зимовок земельных угодьях, которые рано освобождались от снежного покрова. Летние постбища располагались, как правило, на территориях с большим запасом осадконакопления, сравнительно обильным растительным покро­вом и наличием водных ресурсов естественного происхождения.

Особенности географической среды и потребности жизнеобеспе­чения казахов определили и видовой состав стада. Удельный вес овец в нем составлял в среднем 60% всего поголовья, лошадей — 13, крупного рогатого скота — 12, верблюдов — 4%2. Важную роль в регулировании видового состава стада играла способность животных адаптироваться к быстрым и частым перекочевкам, а также возмож­ность их многоцелевого использования в хозяйственной (мясо, молоко, шерсть, тягло) и общественно-политической жизни (тран­спорт, военные цели).

В Казахстане сложилось два типа скотоводческого хозяйства: кочевое скотоводство, основанное на эксплуатации искусственных водоисточников, и полукочевое хозяйство — на утилизации водных ресурсов естественного происхождения.

Первый тип скотоводческого хозяйства локализовался в ареалах с резко выраженной аридностью и континентальностью природно-климатических условий, низкой продуктивностью растительного пок­рова, отсутствием естественных водоемов (степи, полупустыни, пус­тыни, горные и предгорные районы).

Большой труд, расходуемый скотоводами на создание сети искус­ственных колодцев и извлечение необходимого минимума воды, почти полностью поглощал их энергетические ресурсы и рабочее время, которое было подчинено исключительно интересам и нуждам кочевого скотоводства. Ограниченность водных источников и кор­мов диктовала повышенную частоту миграций, кратковременность остановок и огромную амплитуду кочевания. В результате этого в структуре стада преобладали наиболее подвижные и выносливые виды животных (овцы и верблюды), все предметы материальной культуры (юрта, домашняя утварь) наиболее полно соответствовали кочевому образу жизни и скотоводческому хозяйству. Такой тип хозяйствен­ной деятельности получил распространение на полуострове Ман­гышлак, плато Устюрт, в некоторых районах Приаралья, Западного и Центрального Казахстана.

Иной тип кочевого скотоводства сложился в ландшафтных зонах, характеризующихся более равномерным распределением осадков по сезонам года, реками с круглогодичным стоком воды, наличием плодородных участков почвы. К ним относятся речные и околоозерные долины в степной и лесостепной зонах, предгорной и высокогорной полосе. Сравнительно высокая продуктивность расти­тельного покрова и лучшая обеспеченность запасами воды определи­ли в этих районах большую продолжительность стоянок и менее интенсивный режим кочевания, ограничивали ареал миграций. Для этого типа хозяйства было характерно наличие большей доли круп­ного рогатого скота и лошадей, меньшей — верблюдов и мелкого рогатого скота. Некоторые особенности прослеживаются и в характе­ре выпаса скота: в отличие от хозяйств первого типа, находившихся в режиме круглогодичного кочевания, в хозяйствах естественного водопользования имело место стационарное зимование, а потому возведение постоянных зимних жилищ и хозяйственных построек. Многие скотоводческие хозяйства получали возможность занимать­ся на призимовочной территории земледелием и рыболовством. Удельный вес второго типа хозяйств был особенно значителен в Восточном и Северо-Восточном Казахстане, Семиречье и некоторых районах Южного Казахстана.

Земледелие. Второе место в структуре хозяйственных занятий казахов занимало земледелие. Очаги земледельческой культуры ло­кализовались, как правило, в наиболее удобных для хлебопашества в природно-климатическом отношении районах Казахстана. Такими районами были на северо-западе территории в бассейнах р. Сагыза, Эмба, Илек, Иргиз, Утва и Уил, долины Мугоджарских гор: в Цен­тральном Казахстане — долины среднего течения р. Сарысу; на юге —  по Сырдарье, Кувандарье и Жанадарье: на севере—по Ишиму, Нуре и Тургаю с их притоками; в Восточном Казахстане у Калбинского и Тарбагатайского хребтов, в предгорьях Каркаралы; в Семиречье — на верховьях Лепсы, Аксу, Каратала и в среднем течении Или. Причем географическое положение этих территорий, орографические и почвенно-климатические условия, наличие водных ресурсов, интенсив­ность культурно-экономических контактов с соседними оседло-зем­ледельческими народами оказали определенное воздействие на уро­вень и размеры казахского земледелия, отбор земледельческих куль­тур, степень агрономических заимствований у соседей, способы ис­пользования земледельческих продуктов в хозяйственных и иных целях.

Отношение основной массы кочевого населения к земледелию находилось в непосредственной зависимости от состояния ее ското­водческого хозяйства. Наиболее остро неустойчивость своего соци­ально-экономического положения ощущала казахская беднота. Ис­пытывая большую потребность в использовании дополнительных ресурсов для получения средств существования, она вынуждена была обращаться к занятиям земледелием. По определению Я. П. Гавердовского, Е. К. Мейендорфа, А. И. Левшина, султана Т. Сейдалина и других очевидцев, занятие земледелием, как и некоторыми другими подсобными промыслами, являлось у казахов показателем «нище­ты».

В то же время земледелие у малоимущих индивидов находилось в тесной зависимости от состояния этой отрасти в хозяйствах наиболее зажиточных скотоводов, которые использовали труд издольщиков. Так, во владениях хана Абылая, заботившегося о создании своего личного комплексного хозяйства, пашни обрабатывали тюленгуты из числа пленных русских и калмыков. «Многие зажиточные хозяй­ства сеют хлеб, используя труд бедняков-байгушей, лишившихся скота, из-за куска хлеба сделавшихся рабами», — констатировал в середине XIX в. И. Ф. Бларамберг3.

Привилегированные слои казахского общества по праву собствен­ника основных средств производства присваивали себе большую долю произведенного общественного продукта. В результате этого развитие земледелия у казахов сопровождалось усилением эксплуа­тации зависимого населения.

В большинстве ландшафтных зон региона земледелие было, как правило, поливным. В северо-восточных районах Казахстана с боль­шими естественными водоемами преобладало менее трудоемкое бо­гарное (неполивное) земледелие. Обработка земли производилась лопатами и кетменями, использовались также своеобразные сохи или рала, в хозяйствах, наиболее близко расположенных к русским земледельческим поселкам, — двухколесные железные плуги или обыкновенный «русский сабан», кроме того, деревянные бороны, волок или просто грабли.

Для севооборота была характерна переложная система земледе­лия, когда из года в год на одном и том же месте сеяли просо, а после истощения земли поля забрасывали на несколько лет. В конце XVIII в. некоторое распространение в земледелии получило трехполье, с которым казахи познакомились на Ишиме у русских крестьян.

Наиболее распространенной земледельческой культурой в хозяй­стве казахов было просо, которое при искусственном орошении и благоприятных погодных условиях можно было сеять два раза в год и дважды собирать урожай; выращивались также просянка и яровая пшеница. Урожайность культур при хорошо отлаженной ороситель­ной сети, несмотря на трудности земледелия в условиях Казахстана, примитивность орудий земледельческого труда и способов обработки почвы, была довольно высокой. Земледелие в некоторых хозяйствах Младшего и Среднего жуза было настолько успешным, что казахский хлеб приобретало даже российское купечество4.

Однако в целом земледелие не получило широкого рапространения в Казахстане, оно всегда имело вспомогательный, второстепен­ный характер.

Домашние промыслы и ремесла. Определенное место в хозяй­ственной жизни казахского населения в XVIII — сер. XIX вв. занимали такие традиционные занятия, как охота, рыболовство, домашние промыслы и ремесла. Значительная часть продуктов охоты шла на внутреннее потребление кочевников: изготовление одежды, продуктов питания. Кроме того, шкурки сурков, корсаков, лисиц и волков в большом количестве поставлялись на меновые дворы Орен­бургской и Сибирской линий.

Важным источником жизнеобеспечения считались мелкие про­мыслы: изготовление разнообразных изделий из дерева и металла, домашней утвари. В казахских хозяйствах было немало ремесленни­ков, которые «делают арчаки к седлам, точат деревянную посуду, кузнецы делают ножи, копья, медники из меди, латуни кованой работой оправляют камни... и прочие мелкие поделки. По сведениям Мусы Чорманова, серебряники-казахи делают головные уборы для невест (саукеле). Они же серебрят разные вещи: джунген (узды), ер (седла) и проч.»5.

В некоторой степени спрос русского рынка стимулировал изготов­ление различных войлоков и обработку скотоводческого сырья. Рас­ширилось производство изделий из продуктов скотоводческого хо­зяйства: выделка бараньих, конских и козьих шкур, изготовление кошм и арканов. Козий пух нашел широкий спрос у оренбургских купцов.

Изменение специфики хозяйственных занятий казахов в немалой степени определялось внутренними социально-экономическими предпосылками. Вследствие процессов концентрации скота у небольшой части индивидов и разорения малоимущих скотоводов, обедневшие общинники были вынуждены искать другие средства пропитания. На реках Ишим, Иртыш, Урал, Или, Сырдарья, Каспийском и Аральском морях постепенно развивалось рыболовство.

Распространенной формой заработка в первой половине XIX в. стал наем в работники к линейным казакам, куда шли бедняки, не имевшие средств прокормить семью. Они же нанимались в ямщики на почтовых станциях. Часто нанимали казахов переселенцы для обработки полей, иногда полностью сдавая их в аренду за часть урожая.

С развитием промышленности на территории Казахстана появи­лась возможность получить работу на приисках, заводах по перера­ботке сельскохозяйственной продукции, соляных промыслах в Илецке, Коряковском форпосте, на озерах Эльтон и Баскунчак.

Торговля. Важную роль в экономическом развитии казахского общества играли традиционные торговые связи кочевников с оседло-земледельческими государствами и народами. Во второй половине XVIII— сер. XIXв. доминирующее положение в них занимал товарооборот с Россией. Меновая торговля казахов с российским купечест­вом сосредоточивалась в основном на севере и северо-востоке реги­она в таких населенных пунктах, как Оренбург, Троицк, Петропав­ловск, Семипалатинск, Усть-Каменогорск. Товарооборот был взаи­мовыгодным, и торговые обороты купечества постепенно возрастали. В 1858 г. весь товарный оборот русско-казахской торговли на Сибир­ских линиях составил 4,5 млн., а на Оренбургской линии — около 2,5 млн., руб. При этом средняя ежегодная стоимость ввозимых и вывозимых товаров через Семипалатинскую таможню насчитывала в 40—50-х гг. XIX в. от 700 тыс. до 900 тыс. руб., через Петропавловскую — 1,8 млн. руб., Омскую — около 100 тыс. руб.6

Большим спросом у казахского населения пользовались русские ткани, особенно хлопчатобумажные и шерстяные, металлические изделия (топоры, ножи, кухонная утварь), меха, юфтевые кожи, галантерея. Широкий сбыт находили сукно, сахар, соль. Во второй четверти XIX в. Казахстан становится главным потребителем рос­сийского хлеба, который вывозится ежегодно в степь по всем погра­ничным линиям на сумму 400—500 тыс. руб. ассигнациями. Значительно меньшим спросом у казахского населения пользовались ме­таллы, что было обусловлено низким уровнем развития ремесленно­го производства в регионе и, следовательно, большей потребностью в готовых металлических изделиях.

Главными статьями вывоза из степи были скот и продукция скотоводческих хозяйств. В конце XVIII — нач. XIX вв. на погранич­ных линиях с Россией в течение одного года закупалось свыше 1,5 млн. крупного рогатого скота и более 100 тыс. лошадей. В середине XIX в. только на Иртышскую линию ежегодно поступало около 150 тыс. лошадей, 3 млн. баранов и 100 тыс. быков и коров на сумму до 8 млн. руб7. Из других товаров преобладали сало, шерсть, выделанные кожи, шкуры зверей, изделия из козьего пуха, кошмы, войлоки, отдельные предметы домашнего обихода.

Для казахов, проживавших на востоке и юге региона, большое значение имела торговля с ханствами Средней Азии, Восточным Туркестаном и Китаем. Был развит преимущественно натуральный обмен, в котором баран выступал как эквивалент потребительской стоимости товаров. Торговля между казахами и соседними азиатски­ми народами производилась на меновых дворах и таможнях погра­ничных линий, в крупных торгово-экономических центрах Востока, таких, как Ташкент, Бухара, Хива, Коканд, Чугучак, Кульджа. Боль­шое количество товаров обменивалось непосредственно в казахских кочевьях.

Казахи приобретали у среднеазиатских торговцев в большом ко­личестве бумажные ткани, разного рода сосуды из меди и бронзы, фрукты, бухарский сафьян, ковры, оружие (сабли, ружья, ножи, луки), изделия из кожи, Большое место среди импортируемых товаров в Казахстан из Средней Азии занимали хлеб и рис.

Казахстан представлял интерес для среднеазиатских торговцев главным образом как поставщик скота. Многие присырдарьинские казахи пригоняли в Бухару ежегодно от 50 до 100 тыс. баранов, в Ташкент—около 200 тыс. и в Коканд — около 100 тыс. баранов в год8. Значительная часть казахского скота из Среднего и Старшего жузов направлялась также на китайские таможни в Кульджу и Чугучак.

Определенная часть скотоводческой продукции казахского насе­ления реализовывалась внутри степи. Это вызвало появление такой социальной прослойки среди местного населения, как перекупщики товаров — алыпсатары. Они выполняли роль посредника, связывав­шего приезжих торговцев с казахскими скотоводами—потребителя­ми товаров. Особенно активно развернулась торговая деятельностьалыпсатаров в Букеевском ханстве, где некоторые из перекупщиков становились владельцами солидных оборотных средств. Однако в сер. XIX в. эти явления еще не получили широкого распространения. Существенные изменения в развитии товарно-денежных отношений у казахов вглубь и вширь были характерны только для последней четверти XIX в.


1.Хазанов А. М. Социальная история скифов. М., 1975 г. С. 6.

2.Масанов Н. Э. Специфика общественного развития кочевников-казахов в дореволюционный период: Историко-экономические аспекты номадизма: Автореф дис. ... докт. ист.наук. (Далее - АДД). М„ 1991. С. 17.

3.Бларамберг И. Ф. Военно-статистическое обозрение земли киргиз-кайсаков Внутрен­ней (Букеевской) и Зауральской (Малой) орды // Военно-статистическое обозрение Россий­ской империи. Спб., 1852. Т. 13. 4.3. С. 10.

4.Гавердовский Я. П. Обозрение киргиз-кайсацкой степи // Рукописный отдел Санкт-Петербургского отделения Института истории России. Коллекция 115, № 495.

5.Андреев И. Г. Описание Средней орды киргиз-кайсаков // Новые ежемесячные сочинения. Спб. 1795—1796. Ч. СХ—СХVШ С. 54-55; Чорманов М. Заметка о киргизах Павлодарского уезда // Записки З СОРГО, 1906. Кн. 32. С. 16.

6.Старков В. Краткое обозрение Киргизской степи в географическом, историческом и статистическом отношениях // Тобольские губернские ведомости. 1860. № 31. С. 248-249: ГАОО. Ф. З. Оп. 2. Д. 2543. Л. 41.

7.Колмогоров Г.В. О промышленности и торговле в киргизских степях Сибирского ведомства // Вестник РГО. 1855. Кн. 1. С. 26.

8.Гейнс А. К Собр. Литературных трудов. Спб., 1898. Т. 2. С. 515.


Институт истории и этнологии им.Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК, 2013


Не допускается использование материалов на других веб-ресурсах без согласия авторского коллектива 

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь