Главная История Казахстана Независимый Казахстан Строительство нации Этноконфессиональное согласие как фактор стабильного развития Казахстана

Этноконфессиональное согласие как фактор стабильного развития Казахстана

18 Сентября 2013
281
0

В своем научном творчестве академик М. Козыбаев уделял большое внимание исследованию межэтнических и межрелигиозных отношений, как в дореволюционном Казахстане, так и Казахстане советского периода. Эти проблемы волновали ученого вследствие того, что он хотел внести свою лепту в сохранение межэтнического согласия в республике. Эта проблема интересна и нам.

На наш взгляд, анализ процессов в различных сферах казахстанского общества дает основание утверждать, что наметились определенные позитивные сдвиги на пути к демократизации и межэтнической интеграции. Первые годы обретения суверенитета характеризовались резким ростом этнического самосознания, усилением националистических настроений, повлекших за собой обострение межэтнических отношений. Сегодня же различные этносы стремятся найти свое место в изменившихся социально-экономических, и психологических условиях. Одной из форм подобного поиска является этническое самоопределение, далеко не всегда связанное со стремлением к обретению суверенной государственности.

Например, В.С. Ма­лахов утверждает, что появление новых этнических диаспор непосредственно связано с глобализацией и является специфическим феноменом пост ­современности как на Западе, так и в Казахстане. Массовые мигра­ции приводят к возникновению больших общин с «нетрадиционной идентично­стью». Мигранты новой волны не утрачивают связь с культурой (и религией) своей исторической родины и одновременно активно впитывают в себя луч­шие традиции тех, кто их гостеприимно принял. В результате в таких группах «са­моидентификация строится на сосуществовании двух (как минимум) культурных лояльностей».

  Казахстан сегодня также находится в русле глобальных изменений в соответствии с демократическими тенденциями современного мира. В немформируются новые политические институты, совершенствуется законодательная база, созданы и работают Координационный Совет по реализации Государственной программы развития казахского языка и других национальных языков и Департамент по миграции при Министерстве труда. Разрабатывается Закон об Ассамблее народов Казахстана.

Однако никакое законодательство не в силах устранить противоречивость идущих параллельно процессов становления национального государства и этнического самоопределения всех народов в нем проживающих. Так, социологические исследования показывают, что казахстанцы неадекватно относятся к некоторым лицам, прибывшим на постоянное местожительство в Казахстан из горячих точек (Чечни, Таджикистана) и неблагополучных регионов (Узбекистана). Такое же отношение наблюдается со стороны отдельных представителей коренного населения в отношении казахов, прибывших на постоянное место жительство из-за рубежа, в связи с предоставлением для них дополнительных льгот. Складывающаяся ситуация используется националистами не только в России, но и в Казахстане, которые полагают, что северные, восточные и западные области Казахстана исторически принадлежат России.

Таким образом, можно сделать вывод, что в полиэтническом единстве Казахстана имеются достаточно сложные проблемы и противоречия, несмотря на то, что открытых конфликтов на национальной или религиозной почве в нашей стране не зафиксировано. Чтобы избежать их в дальнейшем, необходимо исследовать данную сферу общественной жизни.

Одновременно с процессом подъема этнического самосознания казахстанского населения происходит возрождение религиозной идеологии. Религия становится не только важнейшим компонентом культуры и образа жизни миллионов казахстанцев, доминирующим способом национальной самоидентификации, но и фактором в политике. Утрата коммунистической идеологии, возрождение национальных и культурных традиций вызвали сложные процессы переосмысления роли религии среди различных групп населения. В этнической и религиозной сферах, выстраиваются особые этноконфессиональные отношения.

Рост числа религиозных организаций в республике свидетельствует о том, что гражданам Казахстана предоставлена действительная свобода вероисповедания и сняты запреты на регистрацию религиозных общин.

Несмотря на огромное количество существующих в Казахстане религиозных организаций, к верующим себя относит лишь 39,7% населения республики, а 55,9% граждан индифферентны к религии. На 4,4% населения религия вообще не оказывает никакого воздействия, так как эта группа считает себя атеистами. Но, в то же время, нельзя забывать, что подавляющее большинство казахстанцев, согласно социологическим исследованиям, смешивают соотношение таких понятий, как «национальное» и «религиозное». Поэтому, многие себя относят к членам той или иной конфессии, прежде всего, по национальному признаку.

Как видим, для значительной части населения Казахстана важную роль играет этническая идентификация, исключение составляют чеченцы, уйгуры и узбеки. Представители большинства этнических групп воспринимают религиозные обряды скорее, как часть этнической культуры, чем как имеющие самостоятельное значение. Такое отождествление этнического и религиозного заметно у ряда групп граждан полиэтнических и поликонфессиональных государств, таких как Индия, Иран, Ирак, Сирия, Ливан. Нередко разрыв этнического и религиозного приводит к межэтническим и межрелигиозным конфликтам. Например, в ХХ веке – раздел Индии на Индию, Пакистан и Бангладеш; распад Югославии, скорее по религиозному, нежели по национальному признаку и т.д.

В отличие от вышеперечисленных государств в нашу страну в течение последних двух веков иммигрировали представители множества этнических групп, суммарная численность которых в процентном исчислении по данным последней переписи немногим менее 50%. Это повлекло смещение акцентов в идентификационных факторах, поскольку происходило постепенное размывание этнических черт, как у коренного этноса, так и у прибывшего населения в Казахстан. В этих условиях религиозная принадлежность стала важным фактором этнической идентификации.

По данным социологического опроса, - 50,6 % опрошенных идентифицируют себя, прежде всего как мусульмане, 12,5 % - как христиане, при этом, лишь 11,9% опрошенных не просто считают себя верующими, но состоят в общине и соблюдают все ее установления. Таким образом, значительная часть респондентов, считающих себя верующими, не могут считаться таковыми в полной мере. Мнение этой части опрошенных отражает позицию значительной части казахстанцев, мировоззрение которых носит выраженный маргинальный характер, так как, идентифицируя себя с религиозной общностью, они не являются носителями ряда ключевых идентифицирующих черт этой общности, таких как принадлежность к общине и соблюдение обрядов.

Среди верующих имеются последователи почти всех мировых религий: ислама, христианства (православия, католицизма, протестантских течений), буддизма, а также иудаизма, древних политеистических культов и современных новообразований.

Важное место в конфессиональном спектре страны занимают наиболее традиционные для местного населения религии – ислам суннитского толка и русская православная церковь.

Религиозные организации играют определенную роль в стабильном развитии Казахстана. Они вносят посильный вклад в укрепление внутриполитической стабильности и межнационального согласия. Руководители многих объединений проявили серьезную обеспокоенность по поводу конфликтов в Таджикистане, экстремистских выходок ваххабитов в Узбекистане, осуждают действия так называемых «исламских боевиков» на Кавказе и вылазку банд-формирований в Киргизии. Поэтому в проповедях все больше звучат призывы к спокойствию, дружбе между нациями. Все это позитивно работает на консолидацию общества.

Казахстан имеет шанс на духовное единство. Обращаясь к религии, особенно заметно ее взаимовлияние с этническими процессами. И здесь нужно отметить, что, порою, религия больше оказывает воздействие на национальные процессы, нежели наоборот.

Наиболее важным для стабильности общества является использование потенциала религии для достижения согласия в сфере межнациональных отношений. Это и привлечение представителей различных конфессий к участию в общеполитических мероприятиях, проведение круглых столов, Дней духовного согласия, работа Ассамблеи народов Казахстана и малых ассамблей, а также совместное проведение различных благотворительных акций, способствующих взаимопониманию между ними.

ДУМК (Духовное управление мусульман Казахстана) и руководство русской православной церкви в Казахстане отмежевываются от попыток втягивания их в акции политического характера. Известно, что Христианская мирная конференция и Всемирная исламская лига осудили попытки использования религиозного фактора для достижения определенных политических целей, поскольку это противоречит духу ислама и христианства.

Законодательно религиозные объединения лишены возможности участвовать в политической деятельности. Но, существуют разнообразные связи между государством и религией, позволяющие последним оказывать влияние на решение властных институтов и общественную жизнь. Во-первых, участие религиозных деятелей в консультативных органах при Президенте страны (Ассамблея народов Казахстана) и акимах (Малые Ассамблеи). Во-вторых, принятие всевозможных заявлений и резолюций поддержки либо протеста, выступления в СМИ с той или иной оценкой политической ситуации. В-третьих, участие в различных общественно-политических акциях (круглые столы, международные конференции и т.д.). В-четвертых, сегодня ни одно значимое событие в общественной жизни городов, сел и аулов республики не обходится без приглашения представителей от религиозных конфессий, особенно в проведении государственных и религиозных праздников.

По мнению ДУМК, ислам стал одним из понятий, осмысленных за последние несколько лет в качестве определяющего фактора казахской идентичности. Но, на наш взгляд, все-таки для большинства казахов он имеет скорее символическое, чем духовное значение.

Однако в Казахстане в последние годы не без помощи светских властей наблюдается активизация деятельности местных исламских общин в строительстве мечетей и мусульманских культурных центров; в обучении студентов в мусульманских университетах за рубежом; в получении на территории Казахстана начального и среднего мусульманского образования в создаваемых медресе. Муфтиат Казахстана желает распространить свое влияние не только на идеологическую, но и на экономическую сферу. К примеру, образован Исламский банк, преследующий не только идеологические, но, прежде всего, экономические интересы, налажен выпуск периодического издания на казахском языке газеты «Иман» («Вера»). Издаются и другие официальные публикации, включая и Коран на казахском языке. Однако государственные органы отмечают, что во вновь образованных мусульманских объединениях за идеологической формой пропаганды ислама зачастую скрываются финансовые нарушения и внутренняя борьба за власть с целью обогащения. К примеру, по этой причине провалилась попытка создания казахской Лиги женщин-мусульманок в городе Алматы.

Ввиду угрозы роста исламского экстремизма в последнее время граждане Казахстана, обучавшиеся в духовных учебных заведениях мусульманских стран, которым, помимо идей чистого ислама, преподавались идеи пантюркизма и панисламизма, не приветствуемые большинством казахстанцев, были отозваны на родину, поскольку в республике, по словам Президента Н. Назарбаева, уже создана достаточная база для получения мусульманского образования и подготовки кадров священнослужителей. Определенное число граждан Казахстана совершает предписываемый Кораном хадж в Мекку, но немыслимая стоимость путешествия служит большинству мусульман при этом существенным препятствием.

Духовное управление мусульман Казахстана, образованное в январе 1990 года, считает, что в Казахстане насчитывается 11 миллионов мусульман 24 национальностей, то есть свыше 70 % населения республики. Однако, на наш взгляд, данные цифры являются завышенными, поскольку ДУМК отождествляет национальную принадлежность с религиозной. В то время как действительность показывает, что население Казахстана, причисляемое ДУМК к исламу, включает в себя не только мусульман, но и христиан, а также представителей нетрадиционных конфессий, людей, индифферентно относящихся к религии, и даже атеистов. Это механическое, а не диалектическое рассмотрение социальных процессов.

По мнению ряда исследователей, и в частности Я.Ф. Трофимова, ислам в северных районах республики, где казахи вступили в непосредственный контакт с русскими, в начале ХХ века стал играть роль «отличительного признака» самосознания. А по нашему мнению, становился и своеобразным барьером против русификации и христианизации определенной части населения, в связи с этим, приобретая порой политическое значение. На наш взгляд, очевидно, что подобный процесс происходит и сегодня. Проведенные социологические исследования показывают, что рост влияния религиозной идеологии наблюдается почти во всех регионах Казахстана. Однако, более всего подвержены религиозному и, прежде всего, мусульманскому влиянию, области Южного и Восточного Казахстана, Мангыстауская область и северо-западная часть Центрального Казахстана.

В этих условиях нельзя игнорировать опасность возникновения и развития мусульманского фундаментализма, который является своеобразной реакцией на светские социально-экономические преобразования, повышающие секуляризацию общественной жизни. Проявление его особенно опасно в южных областях республики, где ислам традиционно занимает одно из важнейших мест в идеологии. Но, в настоящее время широкой базы для распространения этих идей в Казахстане, по мнению религиоведов и социологов, нет (ввиду отсутствия религиозного фанатизма у основной массы верующих). Тем не менее, по мнению Я.Ф. Трофимова, общая инертность и слабое знание ислама, политическая индифферентность населения Казахстана позволяют манипулировать мнением неустойчивых в своих взглядах верующих, толкать их на те или иные неправомерные действия. В этих условиях особую опасность представляет то, что для части интеллектуальной и политической элиты ислам в последнее время стал служить не только национальным символом и духовным основанием национально-культурного возрождения народа, но и санкцией собственных программ политического, правового и экономичес­кого обустройства государства.

Политики от ислама выступают также за внесение корректив в понимание отечественной истории. Но при этом они не думают о том, как опасно смешивать религию с политикой. Это может привести к росту религиозного экстремизма и национализма, к межнациональной и межконфессиональной вражде в обществе. Например, областном центре Северо-Казахстанской области городе Петропавловске, среди мусульман, стали проявляться негативные тенденции – деление верующих по национальному признаку. В центре города соседствуют две мечети. Одну из них посещают мусульмане – представители народов, издревле исповедующих ислам, а другую – татары и башкиры. Это разделение произошло по инициативе татаро-башкирской  общины, не пожелавшей подчиняться ДУМК. Подобное деление наблюдается и на юге Казахстана, где возникают турецкие, азербайджанские, уйгурские и иные мусульманские общины. Это разделение в первые годы независимости было достаточно болезненным, и возникшая напряженность в межнациональных отношениях, сохраняется до настоящего времени. Поэтому и в новом варианте «Закона о политических партиях» полностью исключена возможность образования политических партий на этнической и религиозной основах»

Русская православная церковь, как и прежде, одно из главнейших религиозных направлений в Республике Казахстан, подчиненная Московскому патриархату и имеющая 220 общин. Она оказывает большое влияние на общественную и политическую жизнь, о чем свидетельствуют данные социологических исследований. 12,3 % опрошенных граждан определили это влияние как высокое; 16,1 % – как значительное. Особенно заметно влияние русской православной церкви на общественно-политическую жизнь в Северо-Казахстанской, Южно-Казахстанской, Актюбинской и Талды-Корганской областях, поскольку в них достаточно высокий процент славянского населения.

Деятельность русской православной церкви в Казахстане очень многогранна, так архиепископу Астанайскому и Алматинскому Алексию было поручено возглавить специальную межъепархиальную комиссию в целях объединения взаимодействий епархиальных центров и взаимоотношения с государственной властью и общественными организациями, и для координации действий в развитии издательского дела, церковного и духовного образования в Казахстане. Он, в частности, курирует издательство духовной газеты «Свет православия в Казахстане». Открыто епархиальное духовное училище (семинария) для подготовки приходских священнослужителей. В то же время ежегодно направляются на учебу в Московскую духовную семинарию православные граждане Казахстана. При крупных религиозных объединениях открываются церковно-приходские школы. Открыты женский (в городе Астане) и мужской (в городе Усть-Каменогорске) монастыри. При церквах создаются дома престарелых, группы милосердия, которые опекают больных и престарелых, посещают исправительно-трудовые колонии.

На этноконфессиональные отношения в республике влияют не только православие и ислам, но, как отмечают некоторые исследователи (А.И. Артемьев, А.В. Никифоров, Я.Ф. Трофимов, З.А. Туфан, Ф.А. Хомутовский и др.), и протестантские вероучения, проникшие в Казахстан более двухсот лет назад, финансируемые в настоящее время зарубежными единоверцами. Для распространения их идей в Казахстане имеется достаточно благоприятная почва, а именно:

-  В республике немало людей (независимо от национальной принадлежности) с религиозной неопределенностью, которые колеблются между верой и неверием (примерно 56%) и являются потенциальной базой для миссионерской деятельности.

-  Протестантские миссионеры учитывают и то, что немало потенциальных прозелитов среди молодежи, которая сегодня, потеряв прежние социальные ориентиры, оказалась не у дел, безработной. Поэтому, они в значительной мере ориентируются на ее сегодняшние социальные потребности и вкусы. И в этом отношении они проявляют гибкость, умение действовать с учетом обстановки и психологии различных групп населения. Не случайно растет численность молодежи в таких протестантских течениях, как: «Новая жизнь», «Благодать», «Агапе» и других, в которых достаточно сильно развита не только капиталистическая идеология, но и культура.

-  В проповеднической деятельности протестантских объединений, возникших в эпоху капитализма, делается упор на предпринимательство и финансовый успех. И, по мнению протестантских теологов, в Казахстане, ориентирующемся на частное предпринимательство, будет расти количество граждан, обращающихся к протестантизму, считающему, что успех в бизнесе является средством служения Богу, что наступит процветание страны, как преддверие «Царства Божьего».

-  Протестантизм, признавая ценности земного бытия, формирует, в отличие от православия и католицизма, специфическое отношение и к интимной жизни людей. Он делает упор на прочные семейные узы и не считает греховной интимную жизнь человека, что является привлекательной стороной протестантского учения для современной молодежи.

-  Распространение протестантской культуры может способствовать отрыву человека от духовных корней и национальных традиций. Для протестантизма, как, впрочем, и для всех мировых религий, этническая принадлежность человека второстепенна.

В настоящее время в республике действуют синагоги иудаизма, римско-католическая церковь и многообразные протестантские течения христианства: лютеране, евангельские христиане-баптисты, христиане веры евангельской, адвентисты седьмого дня, Свидетели Иеговы и многие другие.

В годы становления суверенитета Казахстана в республику стали проникать ранее неизвестные, но имеющие свою историю за рубежом, нетрадиционные деноминации индуизма, христианского протестантизма и ислама, а также такие движения и культы, как «Бахаи» и «Общество сознания Кришны». Но если вышеназванные организации признаны во всем мире, то «Церковь сайентологии» (дианетика), «Церковь Сатаны», «Белые Братья», «Церковь объединения», Фархад-ата запрещены в ряде стран Европы, Азии и Америки, но почему-то открыто действуют в Казахстане. 

  В настоящее время в республике действует 971 нетрадиционная религиозная община.

За 12 лет независимости численность зарегистрированных нетрадиционных религиозных организаций в республике возросла в 1,7 раза, а по оценкам некоторых экспертов, их реальное количество более чем в два с половиной раза превышает официальные данные.

Согласно проведенным социологическим исследованиям многими респондентами отмечено, что религиозная работа зарубежных миссионеров не противоречит законодательству, однако имеет определенные негативные последствия. Прежде всего, опрошенные отмечают, что деятельность новоявленных проповедников нарушает сложившуюся у казахстанцев ментальность. Исследования также показывают, что более половины граждан выражают настороженность или даже тревогу по поводу деятельности «новых культов».

Несмотря на законопослушность, прозелиты этих конфессий, являясь пацифистами, категорически настроены против службы в рядах Вооруженных Сил Казахстана. Деятельность зарубежных миссионеров имеет и другие негативные последствия. Их вторжение в сложившуюся этнопсихологическую и религиозную обстановку в Казахстане способствует возникновению межэтнической и межконфессиональной напряжённости. В этих целях используются идеи вероисключительности как ислама, так и христианских конфессий. Поэтому возрастает роль государственных учреждений, которые могли бы способствовать установлению цивилизованных отношений в этноконфессиональной сфере. Подобная ситуация, естественно, отражается в определенной мере и на межэтнических отношениях.

По мнению зарубежных экспертов, в Республике Казахстан соблюдаются права верующих. Они имеют возможность получать духовное образование наряду со светским в пределах казахстанского законодательства.

«Вера и религия обладают магической силой в государстве», так как они «объединяют души людей», – говорил Томазо Кампанелла. Религия, на наш взгляд, способна содействовать оздоровлению общественного порядка, народных нравов и обычаев.

Являясь президентом многонационального государства, Н. Назарбаев осознает, что «Без принятия пакета законов, учитывающих интересы всех этносов, и общенациональные интересы, нельзя строить и укреплять межнациональное согласие и гражданский мир в республике». Как будет происходить этот процесс, во многом зависит от характера экономических и социокультурных связей с другими народами.

Сегодня налицо «полиэтничность населения Казахстана, среди которого имеются представители почти ста наций и народностей». 

Главное, в чем убеждаются люди: резких поворотов в национальной политике не предвидится, и что республика станет полноправным членом мирового сообщества лишь при условии сохранения мира, стабильности и духовной безопасности общества.

Живя одними интересами, люди привыкли оценивать друг друга не по национальной принадлежности, а по духовным, моральным качествам.

Мы живем в светском государстве, где права всех религий уравнены, и законы нашей страны призывают верующих всех конфессий к доброжелательному отношению друг к другу. Здесь важна воспитательная работа с населением государственных органов посредством школ, средств массовой информации, и даже религиозных организаций, чтобы разрешались, смягчались, снимались этноконфессиональные противоречия в зародыше и не доводились до конфронтаций. Вместе с тем многоэтническое и многоконфессиональное население республики образует живой организм, который может жить и живет только благодаря наличию в нем диалектических противоречий, которые должна учитывать государственная власть, чтобы мирно их разрешать. Государство не вмешивается в  идеологию и культовую практику религиозных организаций, и не предписывает им формы и направления социальной деятельности. Однако оно разрабатывает и предлагает им программу гармонизации этноконфессиональных отношений, оставляя за ними право, принять или не принять, внести в нее свои коррективы или предложить свой вариант.

В своей работе «Критическое десятилетие» Президент республики Н. Назарбаев, говоря о современном состоянии казахстанского общества, приводит очень интересное сравнение: «Закрытое общество – это возможность полета в клетке, пусть даже очень большой. Открытое общество – это возможность полета в небе. И нам, сообразно нашей истории и свободному духу, все-таки ближе последняя аллегория – орел, парящий под ярким солнцем в бесконечном степном небе…». Не случайно свободно парящий орел входит и состав государственной символики Республики  Казахстан.

Литература:

1. Малахов В. Нации не выбирают // Дружба народов, № 12, 1999, С. 184-185

2.Телебаев Г.Т., Шайкенова А.Т., Омирсеитова А.К. и др. Казахстанская культура сегодня: ценности, потребности, институты, Астана: Елорда, 2002, 232 с.

3. Трофимов Я.Ф. Религия и политика. Учебно-методическое пособие, Караганда: Болашак-Баспа, 2002, 91с.

4. К обновленному Казахстану – через углубление реформ, общенациональное согласие. Выступление Президента Н. Назарбаева на заседании Верховного Совета 9 июня 1994 года // Вестник Казахстана, 1994, 11 июня

5. Ахетов А. Развитие религии, как важный фактор демократизации общества и пути укрепления духовного согласия // Пути достижения межконфессиального согласия. Материалы республиканской научно-практической конференции. Молодежный лагерь «Окжетпес», ноябрь 1999г., Астана: МКИОС, 1999, С. 3-18.

6. Назарбаев Н.А. Критическое десятилетие, Алматы: Атамура, 2003, 240 с. 


Канафина М.Х., Никифоров А.В.

(СКГУ им. М. Козыбаева)


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь