Главная История Казахстана Казахстан в составе Советского Союза Казахстан в период становления тоталитарной системы К вопросу о новой концепции истории крестьянского повстанческого движения в Западной Сибири и Северном Казахстане в начале 1920-х годов

К вопросу о новой концепции истории крестьянского повстанческого движения в Западной Сибири и Северном Казахстане в начале 1920-х годов

18 Сентября 2013
247
0

Давно замечено, что почти вся история человечества – это история войн, конфликтов, насилия и жестокости. Мир является скорее кратковременным периодом между войнами. XX век не стал исключением. Напротив, человечество пережило трагедию двух мировых войн, ужасы геноцида, расизма и национализма, революционные потрясения и гражданские братоубийственные войны.

  Освещение событий XX века в советской исторической науке выполняло, в основном, социальный заказ, решало в большей мере идеологическую задачу, чем научную. Академик, доктор исторических наук М.К. Козыбаев, определяя проблемы изучения истории Казахстана XX века, отмечал, что отечественная история ушедшего столетия была основана на мифах. И сейчас перед историками стоит большая ответственность максимально приблизиться к объективной истине в освещении событий. При этом исследователи должны избегать инверсионной логики мышления, согласно которой то, что было вчера черным, представляется сегодня белым, и наоборот. М.К. Козыбаев отмечал, что «… в процессе создания истории XX века необходимо отражать объективную истину. Коммунистический идеал – не призрак, это не только вчерашняя мечта миллионов людей, это историческое явление, называемое их жизнью. Нельзя забывать и того, что сегодняшнее общество эпохи независимости вышло из лона того же социализма. Если мы заявим о своем проклятии дня прошедшего, очерним все, что было в прошлую эпоху, это будет выглядеть камнем, брошенным против наших собственных предков. Опираясь лишь на справедливость, мы должны постичь уроки Отечественной истории, развенчать имеющиеся мифы достичь истины. В этом, очевидно, и назначение, и долг казахстанских историков. Только тогда историческое сознание будущих поколений не будет заидеологизировано, вскормленные материнским молоком, утолившие жажду из чистого родника истории отцов и предков, они могут обрести крылья и поднимутся ввысь». 

  Одним из событий XX века, заслуживающим особого внимания, стала гражданская война в Советской России в 1918-1922 годах, так как она оказала огромное влияние на дальнейшее политическое и социально-экономическое развитие страны. Своей общественно-политической значимостью, а также – широкомасштабностью, динамичностью, противоречивостью и драматичностью событий, гражданская война неизменно привлекала исследователей. Её историография насчитывает тысячи публикаций. Среди широкого круга вопросов тема антисоветских вооруженных выступлений никогда не была приоритетной. Основополагающими вопросами отечественной историографии гражданской войны были: изучение руководящей роли коммунистической партии, обобщение победоносного опыта Советской власти и Красной Армии. В зарубежной и эмигрантской литературе исследовались прежде всего причины поражения белого движения. Таким образом, освещение событий гражданской войны первоначально носило односторонний характер. Крестьянские вооруженные выступления на завершающем этапе гражданской войны (1920-1922 гг.), называемые в современной исторической науке «малой гражданской войной», трактовались как «кулацко-эсеровские», «кулацко-белогвардейские», «бандитские» мятежи. Антикоммунистические вооруженные выступления, вспыхнувшие в различных регионах страны, такие как «махновское» движение на Украине, Тамбовское и Кронштадтское  восстания, приобрели широкий размах. Одним из крупнейших антисоветских выступлений начала 1920-х годов было восстание на территории Западной Сибири и Северного Казахстана.

  Несмотря на масштабность и общероссийскую значимость, это восстание в советской историографии не причислялось к типологически тождественным событиям и уступало по количеству, и характеру публикаций, а также – с точки зрения содержательности и концептуальности. Это, по всей вероятности, было связано не столько с отдаленностью крупных научно-исследовательских центров, сколько с изначально незаслуженным определением этого события как периферийного, малозначимого.

  Первые публикации, вышедшие в свет в 1920-1930-х годах, были написаны преимущественно не историками, за исключением П.Е. Померанцева. Он характеризовал антикоммунистическое вооруженное выступление 1921 года на территории Западной Сибири  как анархический протест всего крестьянства против политики «военного коммунизма». Автор считал, что в восстании не было идейно-политического руководства со стороны агентов Сибирского крестьянского союза, созданного эсерами в Омске. По мнению автора, крестьяне использовали членов эсеровской организации в качестве военных специалистов.

  Другие публикации этих лет освещали восстание на основе личных воспоминаний и сведений из коммунистической печати, проходивших через «прокрустово ложе» идеологических установок и партийных требований. В литературе периода 1920-1930-х годов, авторами которой были: член Сиббюро ЦК РКП (б) Е.М. Ярославский, работники партийно-советского аппарата Ишимского, Курганского и Сургутского уездов – Т.Д. Корушин, П. Сидоров, К. Хейфец, руководитель Полномочного представительства ВЧК – И.П. Павлуновский, Западно-Сибирское восстание характеризовалось как «белогвардейско-кулацкое», имеющее антисоветскую направленность. Внимание исследователей и мемуаристов было, в основном, сосредоточено на освещении социально-политических причин восстания, состава его участников, классового характера крестьянского движения, хода боевых действий и результатов мятежа. При этом делался акцент на освещении военной стороны событий. За рамками исследования оставались демографические, моральные и психологические аспекты событий, взаимоотношения местного населения и повстанцев, участие органов ВЧК, военно-революционных трибуналов в подавлении восстания, долгосрочные последствия мятежа. Авторы уклонялись от персонификации событий. В исследованиях этих лет фактический материал занимал подчиненное место по отношению к комментируемому пропагандистскому тексту. Положительным в публикациях являлось то, что в них нашла отражение атмосфера того времени, а также то, что были поставлены на повестку дня отдельные вопросы, касающиеся  восстания на  территории Западной Сибири.

  Новый этап в советской историографии по изучению Западно-Сибирского восстания начался в середине 1950-х годов. Наибольший вклад в изучение этого события внес М.А. Богданов. В 1961 году вышла в свет его монография «Разгром западносибирского мятежа». В развернутом виде была представлена стройная и непротиворечивая концепция, объяснявшая причины, ход и итоги восстания. Основные причины Западно-Сибирского мятежа объяснялись слабостью местных органов, зажиточностью сибирского крестьянства и его высоким удельным весом в составе кулачества, деятельностью контрреволюционных сил, создавших подпольный Сибирский крестьянский союз, нарушением революционной законности представителями советской власти при проведении продразверстки. Однако подход в освещении событий автором определялся тенденциозно. Действия мятежником изображались исключительно негативно и квалифицировались как политический и уголовный бандитизм. Что же касается «красной стороны», то её действия освещались исключительно в позитивном ключе. В отношении взаимоотношения местного населения и мятежников М.А. Богданов утверждал, что массы трудящегося крестьянства осуждали повстанцев и «принимали активное участие в ликвидации кулацко-эсеровского мятежа».

  В середине 1950-х – 1980-е годы публиковались работы, посвященные событиям восстания на территории отдельных уездов – Курганского, Сургутского, Петропавловского и Кокчетавского. Западно-Сибирское восстание в ряде работ освещалось в контексте борьбы советской власти против контрреволюционных мятежей. Показательна в этом отношении монография И.Я. Трифонова. В работе получила расширение источниковедческая база, в научный оборот вводились документы, представлявшие органы советской власти. Автор, характеризуя восстание в масштабах всей страны, обращает внимание на специфику «контрреволюционного» мятежа 1921 года в Западной Сибири. Основную причину мятежа он связывает с разразившимся в начале 1921 года в масштабах всей страны социально-политическим кризисом. Но, к сожалению, документальные источники повстанческих органов находились в архивах на специальном хранении. Поэтому освещение истории Западно-Сибирского восстания сохраняло односторонний характер.

  В этот период историографии доминировало положение о целенаправленной организационной и агитационной подготовке восстания Сибирским крестьянским союзом. Считалось, что эсеры, принимавшие активное участие в создании этой организации, воспользовались недовольством части крестьян продразверсткой и спровоцировали их в начале 1921 года на вооруженное выступление против Советской власти.

  Ряд авторов, таких как В.К. Григорьев, считали не саму политику «военного коммунизма» как таковую, а отход от классового принципа и  «перегибы» при проведении продразверстки, основной причиной восстания. Автором освещается героизм и мужество коммунистов, комсомольцев, чекистов, чоновцев, самоотверженно защищавших завоевания Советской власти. В работе сохраняются прежние оценки восстания, но при этом рассматривается вооруженное сопротивление большевикам на территории Казахстана.

  Утвердившаяся к концу 1980-х годов  в советской историографии официозная, политизированная  концепция истории  Западно – Сибирского восстания, не оставляла исследователям места для сомнений и поисков. Наличие  крупных пробелов в отечественной истории определялись не только недоступностью источников, но и воинствующей цензурой, методологической зашоренностью, индивидуальной и научной квалификацией.

  Перестройка и последовавшее за ней крушение идеологических запретов открыли новые возможности в изучении отечественной  истории. В результате появился ряд публицистических статей в периодической печати о Западно – Сибирском восстании и более серьёзные исследования. Первыми плодотворными работами по переосмыслению отдельных эпизодов восстания стали труды К.Я.Лагунова и А.А. Петрушина. Одним из важных заявлений, сделанных этими исследователями, было то, что дело о подпольной организации в Тюмени – чекистская фальсификация, сфабрикованная  с целью переложения ответственности  перед центральными властями за возникновение мятежа на контрреволюцию. Это утверждение поставило под сомнение вывод, сделанный в советской историографии, о наличии контрреволюционного подполья как одной из причин восстания 1921 года в Западной Сибири.

  В 1990-е годы изучение этого восстания российскими историками активизировалось. В мае 1996 года была проведена научная конференция в Тюмени, посвящённая 75 – летию  Западно – Сибирского восстания. В мае 2001 года  в Ишиме  была организована специальная научная конференция к 80- летию  со дня трагических событий 1921 года, в которой приняли участие учёные из различных городов России и Казахстана. Во время работы конференции в центральном сквере  города  состоялось открытие памятника всем жертвам восстания. Памятник представляет собой невысокую стелу из двух прижатых друг к другу пластин из красного и белого мрамора, обжатых посередине чёрной полосой с надписью: «Землякам – жертвам трагических событий 1921 года». Установление обелиска – памятника символизирует  о стремлении учёных выйти за предметные и хронологические рамки,  сделать  первый шаг в переоценке исторического  события  в широком  проблемно – временном контексте.

  В последние годы внимание  российских историков было привлечено к изучению восстания 1921 года на территории Западной Сибири. В. И. Шишкин опубликовал 1400 документов, извлечённых из центральных и местных архивов Тюменской области в двух сборниках, что может облегчить для исследователя процесс поиска и обработки первоисточников.

  Изучение истории крестьянских вооружённых выступлений начала 1920-х годов нуждается в дальнейшей разработке, особенно на территории Казахстана, так как освещение событий в этом регионе остаётся пока на уровне марксистско- ленинской методологии. Задача исследователя состоит не только в том, чтобы отыскать хранящиеся в  казахстанских архивах документы, восполняющие пробел об истинных причинах  антикоммунистического  вооруженного выступления 1921 года, социальном составе участников и их численности, целях и действиях повстанцев, методах подавления и карательной политике  участников восстания и членов их семей, голоде 1921- 1922 годов как доказательстве бесчеловечной политики «военного коммунизма» и других источников, но и критически подойти к их анализу. Кроме того, освещая восстание 1921 года как целостное явление, охватившее обширный регион,  необходимо выявить особенные, специфические черты восстания  на территории Казахстана, что отражает принцип историзма и имеет огромное значение для развития отечественной истории. Одним из проблемных вопросов данной темы является вопрос об участии в восстании казахского населения. Многочисленные архивные источники подтверждают факт участия «киргизов» в восстании, что так же, как и участие крестьян, объясняется силовой политикой большевиков в годы гражданской войны. Своеобразными в восстании были действия казахского населения, выразившиеся  в насильственном угоне скота и массовых откочёвках. Тем не менее, участие представителей коренного населения в вооружённом сопротивлении 1921года, охватившем  значительную часть Северного Казахстана, не отличалось повышенной активностью, по сравнению с крестьянством, а так же периодом насильственной коллективизации, когда противодействие казахского населения станет доминирующим среди других социальных групп. Оно достигнет своего апогея  в 1929-1931 годах в силу того, что переход к оседлому образу жизни окончательно разрушит традиционные устои хозяйственной деятельности и приведёт к геноциду казахского народа .

  Особый интерес, в свете данной темы  представляют документы о выдающемся деятеле казахской литературы, поэте Магжане Жумабаеве, который участвовал в ликвидации последствий голода 1921-1922 годов, вызванного  политикой «военного коммунизма»,  в  должности заместителя председателя комиссии Акмолинской губернии помощи голодающим.

  В изучении истории восстания 1921 года в  Западной Сибири за предыдущие годы была  проделана большая работа. Сегодня перед историками стоит не меньшая задача - ответить на многочисленные вопросы при воссоздании событий того времени на территории Казахстана. Исследователям предстоит на основе анализа имеющихся научных изысканий и привлечения новых достоверных источников, сформировать объективный взгляд на события 1921 года в Казахстане, максимально приблизиться  к истине, которая всего дороже.

 

 

Литература:

  1. Козыбаев М.К. Отечественная история XX века: мифы и реальность // Казахстан на рубеже веков: размышления и поиски. В 2-х  кн. Кн. 1. Алматы: Гылым, 2000, С. 194-221.
  2. Померанцев П.Е. Западно-Сибирское восстание 1921 года // Красная Армия Сибири. Новониколаевск, 1922, С. 40-42.
  3. Богданов М.А. Разгром западносибирского кулацко-эсеровского мятежа 1921 г. Тюмень: Тюменское книжное изд-во, 1961, 112 с.
  4. Там же, С. 40.
  5. Трифонов И.Я. Классы и классовая борьба в начале нэпа (1921-1922 гг.) Л.: изд-во Ленинградского университета, 1964, 311 с.
  6.  Григорьев В. К. Разгром мелкобуржуазной контрреволюции в Казахстане (1920-1922 гг.) Алма-Ата: «Казахстан», 1984, 176 с.
  7. Лагунов К.Я. Двадцать первый. Хроника Сибирского мятежа//Урал. Свердловск, 1989. Петрушин А.А. Новое в изучении Западно – Сибирского мятежа 1921года// История советской России: новые факты, суждения. (Тезисы докладов и сообщений республиканской научной конференции. Тюмень, 11 – 12 мая 1991 г.). Тюмень,1991, ч.2.
  8. Cибирская Вандея. (1919 – 1920). Документы. В 2- х т., под редакцией А. Н. Яковлева. Т. 1., М.:2000, 664с.; За Советы без коммунистов: крестьянское восстание в Тюменской губернии 1921 г.: Сборник документов. Новосибирск, 2000,733с.
  9. ЦГА РК ф.30, оп. 1, д.95, л. 9.;АПРК ф.  140,оп. 1, д. 104, л. 4. ; ГАСКО, ф. 930, оп. 1. д. 13, л л. 124, 145, 154, 162.
  10. Алдажуманов К.С. Крестьянское движение сопротивления.//Депортированные в Казахстан народы: время и судьбы. Алматы: «Арыс»-«Казахстан»,1998,С. 66-93.
ГАСКО ф. 1616, оп. 1, д.10, л. 23.        

         

Гривенная Л.А.

СКГУ им. М. Козыбаева        

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь