Главная Е-ресурсы Народ в потоке истории Реализация программы Научно-методические, информационно-просветительские, культурно-образовательные мероприятия Казахская И кыргызская интелегенция в болрьбе против большивизации страны.

Казахская И кыргызская интелегенция в болрьбе против большивизации страны.

17 Сентября 2013
243
0

Дорогие друзья, коллеги, уважаемые гости

настоящей конференции!

Прежде всего, хотелось бы выразить большую благодарность Президенту Казахстана, который проявляет большое внимание сохранению, пропаганде и распространению исторического и культурного наследия казахского народа. Для этого в вашей республике делается очень многое, издаются новые книги и учебники, журналы, статьи, открываются новые музеи и мемориальные комплексы, снимаются многочисленные документальные и художественные фильмы... Вся эта огромная и полезная работа на Будущее, на Историю, была бы также невозможна без самоотверженного труда и высокого профессионализма казахских и зарубежных ученых-историков, источниковедов, экономистов и т.д.

О массовом голоде в Казахстане в 1932–1933 гг., который унес примерно 1,7–2,2 миллионов человеческих жизней, а также вызвал бегство из республики более 1,2 млн. человек в сопредельные районы и государства (Кыргызстан, Сибирь, Китай, Афганистан, Монголию, Иран и др.) в нашей республике до перестройки почти ничего не было известно, написано, опубликовано. За исключением воспоминаний отдельных свидетелей тех трагических событий, одной из которых была моя родная бабушка Асель Курманова, первая поведовавшая мне про эту ужасную трагедию. «Город Фрунзе, – рассказывала она, – захлестнули толпы голодающих казахов – мужчин и женщин, стариков и детей. На улицах лежало много трупов тех, кто не перенес трудностей дороги, голода и болезней.»Среди этой армии голодных и обреченных по превратности судьбы была и моя бабушка по материнской линии Капаш Бийменова, которая нашла приют на та-

ласской земле, да так и осталась здесь навсегда, выйдя замуж за местного парня, который позднее погиб в Великой Отечественной войне. Она потеряла во время голода всех своих родных и близких, и только в 60-х годах нашла свою младшую сестру Альпию Дайрабаеву (по мужу), жившую недалеко в г. Джамбуле В 1934 г. у Капаш родился единственный ребенок – Анипа Шукурбекова, моя мать, которая в 1953 г. вышла замуж за моего отца – молодого прокурора Курманова Карпека Шамсединовича, впоследствии видного кыргызского и казахского ученого, доктора юридических наук, заслуженного деятеля науки Кыргызстана, который более 10 лет проработал деканом, заведующим кафедрой, доцентом Карагандинского государственного университета по личному приглашению академика Е.А. Букетова [1]. Вот так Великий голод в Казахстане повлиял на судьбу

кыргызской семьи Курмановых. И таких, как мы, сейчас в Кыргызстане немало. Более того, в то трагическое время образовалась большая казахская диаспора страны, которая объединяет ныне около 70 тыс. кыргызских казахов.

Однако, вернемся к нашему повествованию. Жители города поспешили казахам на помощь, раздавали им все, что имели в наличии, хотя и их жизнь протекала в большой бедности, вызванной массовой коллективизацией, ускоренными темпами ее проведения и неподьемными нормами хлебо- и мясозаготовок. Одной такой помощи явно не хватало, о чем свидетельствовала высокая смертность среди беженцев. В общей сложности в миллионный Кыргызстан, который сам едва приходил в себя после массовых людских потерь во время жестокого подавления национально-освободительного восстания 1916 г., прибыло около 125 тыс. беженцев. Чтобы спасти их требовались более кардинальные и масштабные меры по всей стране. Но в Кремле молчали и упорно не хотели замечать Голода

в то время, когда всему миру циничные карьеристы отрапортовали о новых грандиозных успехах социалистического строительства. Но помощь все же пришла. Пришла она оттуда, откуда никто уже не ждал, но ждали голодные братья казахи. Она пришла от простых людей и через отзывчивые сердца кыргызских политиков, не потерявших совести и чувства сострадания. В этот трагический и напряженный момент председатель Совнаркома Киргизской АССР, 32-летний Юсуп Абдрахманов с присущей ему твердостью и настойчивостью убедил партийно-советское руководство республики разбронировать склады с зерном, которые ожидали своей отправки на экспорт. Хотя все прекрасно знали, что последует за таким,самоуправством» молодого кыргызского премьера. Таким образом, от неминуемой гибели были спасены десятки тысяч голодающих, среди которых были собственно и сами кыргызстанцы, проживавшие в земледельческих районах, где уже начинался голод [2].

Кара в ответ на эти действия по спасению голодающих последовала незамедлительно. Ю. Абдрахманову на пленуме Киробкома партии в 1933 г. был вынесен строгий партийный выговор «за срыв хлебозаготовок» и он был снят со всех занимаемых постов и должностей. Своей должности также лишился и первый секретарь Киробкома партии А.О. Шахрай. Случившееся в Кыргызстане свидетельствует о том, что было бы во власти побольше таких ответственных руководителей и истинных патриотов, как Ю. Абдрахманов, людей чести и совести, а не наглых и циничных карьеристов, то Голода и его катастрофических последствий не было бы. Просто трудно представить, как можно в мирное время за два года уморить от голода 8 млн. жителей, из которых на Казахстан и Кыргызстан пришлось свыше 2 млн. человек [3]. К примеру за 5 лет Великой Отечественной Войны погибло 350 тыс. казахстанцев.

Казахстан, Семиречье, казахи были очень близки Юсупу Абдрахманову. Он сам пережил трагедию 1916 г., в котором потерял своих родителей, многих близких и родных. Бежал в Китай, вернулся. Работал помощником русского офицера. Вместе с ним уехал в Верный, где после Октябрьской революции началась новая полоса в его жизни. В одной из своих инспекторских поездок по республике, один из отцов-основателей Советского Кыргызстана, а в то время руководитель Мусбюро Семиреченского обкома партии Абдыкерим Сыдыков вместе со своим другом и коллегой, известным казахским политиком Оразом Джандосовым в

окопах Джаркентского фронта, где шли сражения с отрядами атамана Анненкова, они встретили смышленного красноармейца Юсупа Абдрахманова. И забрали его с собой, чтобы он стал учиться. И не просчитались в своем выборе. В Верном он быстро вырос до лидера комсомольской молодежи Семиречья. В 1921 году он уже был ответственным секретарем ТуркЦИК, а в 26 лет стал председателем

Совнаркома Киргизской АССР. После своей громкой отставки, он уехал на работу в Россию по приглашению своего друга В.П. Шубрикова [4], где заведовал управлением сельского хозяйства в облисполкоме, сначала Оренбургского, а затем Нижегородского облисполкомов. Он всегда страстно и активно выступал против сталинских перегибов и псевдо- и  квазирев-олюционности советских бюрократов и карьеристов, как в области индустриализации, так и коллективизации, призывал большевиков учитывать национальные особенности. Его постигла участь всех нормальных людей, которые не хотели покориться диктатуре. Он был расстрелян 5 ноября 1938 г. Его останки похоронены в мемориальном комплексе Ата-Бейит.

Просматривая личные автобиографии многих выдающихся государственных деятелей Казахстана и Кыргызстана 20–30 годов ХХ века, обнаруживаешь одно общее и важное сходство – членство и работу в рядах партии «Алаш». Как известно, эту первую в Туркестане партию светского толка создали представители казахской интеллигенции. Среди них назовем Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсунова, Мухамеджана Тынышпаева, Мустафу Чокаева и др. Партия возникла в годы первой русской буржуазной революции 1905–1907 гг. и отражала чаяния казахов на разрешение в России национального и колониального вопросов. Алашевцы мечтали о свободной, демократической и федеративной России с парламентской формой правления. Казахи должны были получить статус автономии и быть в составе демократической федеративной Российской республики. В этом плане лидеры «Алаш-Орды» вели переговоры с руководством партии конститу-

ционных демократов (кадетов), чтобы партия стала южным филиалом этой партии. Однако, российские либералы стояли на позициях единой и неделимой России, что сделало переговоры невозможными. В поисках партнеров и союзников алашевцы были вынуждены дрейфовать в сторону российских крестьянских социалистов (эсеров), чьи программные цели не выглядели такими радикальными, как это было с большевиками. Начало появляться что-то вроде политического блока, где каждая партия сохраняла организационную независимость. Отметим, что помимо алашевцев, в Туркестане в начале ХХ века действовало еще около 34 общественных объединений, в т.ч., партии «Шуро-Исламия», «Иттифак», демократический союз «Букара», эсеры, социал-демократы и др.

Надо отметить, что партии «Алаш» до Февральской революции так и неудалось пройти официальной регистрации в органах юстиции. Это стало возможным только после освобождения от царизма. В 1917–1918 гг. партия проводит сразу несколько своих съездов, которые в литературе нередко известны как «киргизские съезды», где избирается руководство партии, утверждаются партийная программа и устав, редколлегия партийной газеты «Казах». В работе этих съездов участвовало несколько видных представителей кыргызской интеллигенции и родо-племенной аристократии, как Абдыкерим Сыдыков [5], Ишеналы Арабаев, Ташмухамед Худайбергенов [6], Курман Лепесов, Касым Абукин, Искак Курманов и др. [7]. Впрочем, Курман Лепесов – верховный родовой вождь племени саяков, является родным прадедом автора данного доклада, а Искак Курманов – был

старшим сыном родового вождя, управителем (болушем) Загорной волости [8].

Появляется Пишпекский филиал партии, во главе которой встал А.Сыдыков. Во главе редакции газеты «Казах» одно время стоял другой кыргызский политик и просветитель, автор первого кыргызского алфавита «Алиппе» и учебников на кыргызском языке, «молдоке кыргызской интеллигенции», как его называли соратники и молодые коллеги, Ишеналы Арабаев, который имел близкие дружеские отношения с А. Букейхановым и А. Байтурсуновым.

Именно в рамках партии «Алаш» выкристализовываются общие взгляды казахской и кыргызской интеллигенции на будущее своих народов, отношение к России, к общим народным и новым насаждаемым ценностям. Именно в рядах партии «Алаш» зарождается будущая оппозиция, которая выступала против большевизма и большевизации страны, видя в этом опасную угрозу для судеб проживающих внутри страны народов, против оголтелой и бездумной универсализации и унификации, индустриализации и коллективизации, перегибов в политике, которые разрушали основу общества, ее исторический уклад и культурно-нравственные ценности. Кыргызские и казахские политики создавали смешанные партийные списки и выдвигались на выборах. Мухамеджан Тынышпаев вместе с А. Сыдыковым выдвигался в депутаты Учредительного собрания России по Пишпекскому уезду [9].

По политическому устройству алашевцы выглядят как сторонники правового светского демократического федеративного государства. Главой государства должен был стать президент, избираемый Учредительным собранием. Соблюдался принцип разделения ветвей власти на законно-дательную, исполнительную и судебную.

Внутри партии появилась идея создания «казахско-кыргызской автономии Алаш», где бы любому человеку, независимо от национальной принадлежности, вероисповедания, языка и т.д., жилось бы свободно и достойно [10]. По аграрному вопросу алашевцы были против введения частной собственности на землю. Большевистское руководство не простило алашевцам право иметь собственное мнение и отплатило им жестокими массовыми репрессиями, которых никто из бывших алашевцев не избежал в трагические 30-е годы. После предпринятых репрессивных действий партия распалась. Часть ее членов разочаровалась в пролетарской революции и ушла в эмиграцию, другая – влилась в ряды воорженного сопротивления, третья – осталась и начала сотрудничество с Советской властью. Последних, к счастью, было больше.

Многие из алашевцев ушли из жизни еще раньше, чем начались массовые репрессии. В 1918 г. кыргызских алашевцев во главе с А.Сыдыковым пытались обвинить в организации Беловодского контрреволюционного мятежа, закончившегося военными столкновениями между русскими крестьянами-переселенцами и красноармейскими частями, которые отнимали у них хлеб по разнарядкам политики продразверстки. Трибунал их тогда оправдал, обвинив в организации мятежа левоэсеровских лидеров. Вместе с запретом деятельности партии эсеров, в уезде под угрозой наказания была также запрещена партия «Алаш». В 1920 г. ее деятельность в Кыргызстане была искусственно прекращена. Те, кто выступал против, подлежали аресту или были казнены. Так, в 1921 г. в Быстровке были

расстреляны три активиста партии «Алаш», один из которых был участником нескольких съездов партии, влиятельный солтинский родоправитель, манап Дуур Сооронбаев, известный среди общественности своей широкой политической, просветительской и благотворительной деятельностью.

После образования в 1920 г. Киргизской (Казахской) АССР со столицей в Оренбурге рухнул план по созданию объединенного автономного государства казахов и кыргызов. Победила ленинская концепция самоопределения народов. Рациональная идея разделения тюркских народов Туркестана многим туркестанским политикам оказалась более убедительной и привлекательной, чем романтические идеи объединения всех тюрков или всех мусульман.

После массового отъезда казахской политической элиты из Верного в Оренбург, в первом остались представители кыргызской интеллигенции, которые в аппарате Семиреченской области стали занимать доминирующие позиции. Председателем Джетысуйского облисполкома был избран Абдыкерим Сыдыков, который начал работу по созданию в составе Туркестанской АССР Кыргызской Горной области. Она должна была быть образована из территорий 4-х областей, где преимущественно проживали кыргызы. В конечном счете, цель была достигнута и в июне 1922 г. в Пишпеке состоялся Учредительный съезд Советов Киргизской Горной области. На него собралось свыше 450 делегатов, которые собирались принять декларацию об образовании кыргызской области. Но не тут-то было. В результате групповой борьбы, развернувшейся между кыргызским политическим руководством, идея провозглашения была сорвана и отложена до 1924 г. Жалоба одного из отечественных политиков генеральному секретарю ЦК партии И.Сталину привела к тому, что в Пишпек была прислана специальная комиссия по проверке жалобы, а статус учредительного съезда понижен до организационного. Председателем Оргкомитета по образованию кыргызской области был избран А.Сыдыков, но ему не суждено было поработать на этой должности. Решением комиссии ему снова был объявлен выговор и он был освобожден от занимаемой должности председателя Семиреченского облисполкома с отзывом его

в Ташкент.

А. Сыдыков был один из самых авторитетных, умных и опытных кыргызских политиков того времени. У него были широкие и крепкие связи с казахской политической элитой. Он дружил с писателем Дмитрием Фурмановым, его личным другом был Ораз Джандосов, он был первым учителем, по личному признанию, самого Юсупа Абдрахманова.

Здесь следует сделать одну важную паузу. После образования казахской советской государственности контакты между представителями нашей интеллигенции значительно сократились. Более, того, в отношениях появилось больше негатива. Казахи, кыргызы, узбеки и другие братские народы стали спорить между собой из-за территорий, которые должны были отойти им в результате национально-государственного размежевания 1924 г. Произошел раскол и внутри руководства Туркестанской АССР, где группа А.Сыдыкова открыто выступала в поддержку крупного казахского политического деятеля Турара Рыскулова, который, по их мнению, наиболее последовательно и мужественно защищал идеи общетюркского единства. В юные годы Т.Рыскулов учился в Пишпекской сельскохозяйственной школе, а на востоке для политиков это многое значило. Хотелось бы обратить более пристальное внимание на это и другие обстоятельства, связанные с жизнедеятельностью этого талантливого государственного деятеля всесоюзного масштаба. На наш взгляд, он многое сделал, чтобы продвигать интересы кыргызов в масштабе Туркестанской республики. Он мог посодействовать и, наверное, лично содействовал назначению опального А.Сыдыкова на должность и.о. наркома внутренних дел ТуркАССР, а затем на высокую должность начальника управления сельского хозяйства Наркомата земледелия ТАССР.

В 1924 г. А.Сыдыков снова вернется в Кыргызстан, чтобы строить свою республику. В 1925 г. он и И.Арабаев станут главными идейными вдохновителями и организаторами нашумевшего выступления оппозиции против руководства Киробкома партии, получившего наименования «Манифеста тридцатки», по числу лиц, подписавшихся под документом. Оппозиционеры выступали с критикой большевистской политики в республике в разных отраслях и направлениях, кадровой политики натравливания кыргызских работников друг на друга, ввиду недооценки и игнорирования местных и национальных особенностей. Круги от этого выступления дошли до Кремля и вызвали сильное беспокойство в политических кругах СССР. Сыдыков и Арабаев за многолетнюю антипартийную деятельность были вновь исключены из партии и отправлены в ссылку в Ташкент, где оба затем трудились в сфере образования и науки [11]. В 1933 г. исключенного из партии А.Сыдыкова пригласят на работу во Фрунзе в качестве зампредседателя Госплана Киргизской АССР. На следующий год его самого и его верного друга И.Арабаева обвинят в создании контрреволюционной «Социал-Туранской партии». Арабаев погибнет в тюрьме в том же году при невыясненных обстоятельствах. Сыдыков же в феврале 1938 г. будет расстрелян во Фрунзе [12].

Когда в первый раз в серьезную политическую опалу в борьбе с недалеким и малограмотным кремлевским наместником Михаилом Давыдовичем Каменским в 1925 г. попал Ю.Абдрахманов, его срочно откомандировали в Москву на работу в ЦК РКП(б). В это время Т.Рыскулов уже работал зампредсовнаркома РСФСР. А в 1926 г. Ю.Абдрахманов вернулся на родину в статусе председателя Совнаркома Киргизской АССР. Потом, в 1933 г. последовал его мужественный и гуманный поступок по спасению казахских беженцев от голода. Могло ли все это случиться, если бы между нашими народами в начале 20 века не сложились особые узы братства и дружбы, которые мы достойно пронесли несмотря на все политические бури и трагедии. Однако, неотвратимо на смену приходят новые поколения, которые могут не знать об этом, и ненамеренно разрушить то, что с таким трудом обреталось и создавалось. Поэтому важно рассматривать историю сотрудничества между казахской и кыргызской интеллигенцией в борьбе за общее будущее как политическое завещание нынешнему и новому поколению политиков Казахстана и Кыргызстана.

З.К. Курманов,

заведующий кафедрой Дипломатической

академии МИД Кыргызской Республики,

экс-спикер Жогорку Кенеша,

доктор исторических наук, профессор

(Кыргызская Республика)

Материал предоставлен Институтом истории государства КН МОН РК.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь