Главная Е-ресурсы Народ в потоке истории Реализация программы Научно-методические, информационно-просветительские, культурно-образовательные мероприятия О подготовке международного проекта " Голод в СССР: 1929 - 1934 гг."

О подготовке международного проекта " Голод в СССР: 1929 - 1934 гг."

17 Сентября 2013
290
0

(из сборника материалов международной научной конференции «ГОЛОД В КАЗАХСТАНЕ: ТРАГЕДИЯ НАРОДА И УРОКИ ИСТОРИИ»), выпущенного издательством Астана, 2012

По инициативе Федерального агентства России в 2006 г. была начата работа по подготовке серии сборников документов на тему ««Голод в СССР: 1929–1934 гг.». К этой работе присоединились архивные учреждения Республики Беларусь и Республики Казахстан. В состав Редакционного совета серии и редакционых коллегий сборников вошли видные историки, демографы, руководители государственных архивных учреждений стран-участников проекта, директора крупнейших архивов, документы которых опубликованы в серийном издании.В настоящее время Редакционный совет серии возглавляет руководитель Федерального архивного агентства, доктор исторических наук А.Н. Артизов. Ответственным редактором проекта является доктор исторических наук, профессор В.В. Кондрашин.

Усилиями историков и архивистов 3-х стран собран уникальный информационный комплекс источников по теме проекта, среди которых подавляющее большинство составляют документы, рассекреченные в последние годы.

В настоящее время в Международном фонде «Демократия» изданы 25c>61 и 2 томадокументальной серии [1]. В научный оборот уже введено 1326 новых документов по истории самой страшной трагедии сталинской эпохи – голода 30-х годов.Идёт подготовка 3-го тома, выход которого в свет ожидается в 2013 г. Хронологические и географические рамки проекта обусловлены поставленными Редакционным советом серии задачами:

1) показать в динамическом развитии причины возникновения голода¸ его нарастание, кульминацию и выход СССР из голода;

2) территорию СССР, которую охватил голод;

3) политику организации зернового экспорта и его объёмы в 1930–1934 гг.;

4) реакцию сталинского Политбюро, партийных и советских органов на ситуацию в стране и управление этой ситуацией;

5) помощь Центра республикам и областям, охваченным голодом;

6) демографические и социально-экономические последствия голода;

7) реакцию мировой общественности на голод в СССР.

Особенностью данного проекта является расширение хронологических рамок исследования с целью показа всех причин возникновения голода, признакикоторого уже наблюдались в 1929 г. как результат форсированной коллективизации и принудительных хлебозаготовок. Серьёзные продовольственные трудности наблюдались и ранее, но в 1929 г. после окончательной победы сталинистовв борьбе за власть в СССР и утверждения политики насилия над крестьянством встране начинают распространяться продовольственные трудности, а в зерновыхрайонах страны, прежде всего, на территории РСФСР начинается голод.

Первый том серии в 2-х книгах охватывает, таким образом, события с 1929 г. по июль 1932 года – период распространения голода во всех зерновых районах СССР (особенно на Северном Кавказе, Украине, Нижней и Средней Волге, Центрально-чернозёмной области, Казахской АССР, Татарской АССР, Башкирской АССР, Уральской области, некоторых районах Западной Сибири, Белоруссии).

На апрельском Пленуме ЦК ВКП(б) 1929 г. проблема хлебозаготовок была окончательно связана с начавшейся индустриализацией страны [2]. Главным источником индустриализации должно было стать сельское хозяйство. В условиях фактической финансовой блокады СССР на рубеже 1929–1930 гг. хлеб был избран в качестве главного сырьевого ресурса как самое быстрое средство получения валюты. С 1929 г. начинается процесс резкого роста хлебозаготовительных планов, а сами хлебозаготовки приобретают форму настоящей войны с крестьянством.

После принятия постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР о темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству по стране разворачивается движение по обеспечению на местах подлинно большевистских темпов хлебозаготовок с целью обеспечения экспорта хлеба и закупки на вырученные деньги необходимого оборудования для строящихся промышленных объектов[3]. Лично Сталин пишет Молотову в августе 1930 г. о необходимости поднять норму ежедневного вывоза хлеба с 1,5 млн. пуд. до 3–5 млн. пуд. минимум. Он объясняет, что «иначе рискуем остаться без наших новых металлургических и машиностроительных (Автозавод, Челябзавод и проч.) заводов [4].

С целью исполнения поставленных задач планы хлебозаготовок из года в год увеличивались. Союзный план хлебозаготовок 1930 г. составил гигантскую цифру – 24 млн. т. (1500 млн. пуд.) По сравнению с 1928 г. он вырос в 2,1 раза.Фактически было заготовлено 1307,1 млн. пуд.

Первоначальный план хлебозаготовок на 1931 г. составил 1612,0 млн.пуд. Вреальности было заготовлено 1371,4 млн. пуд. Это был самый высокий урожайза все годы существования СССР.

План хлебозаготовок 1932 г. был установлен в размере 1103,0 млн. пудов – на268 тыс. пудов меньше, чем в 1931 г. Реально было заготовлено 1115,9 млн. пуд.зерна. Снижение плана произошло за счёт Украины, Северного Кавказа и Центрально-чернозёмной области, которые обеспечили зерновой экспорт в 1931 г. [5] ибыли ослаблены. Одной из главных причин этого стало сокращение плана зернового экспорта СССР из урожая 1932 г. (1,6 млн. пуд. по сравнению с 5,2 млн. пуд.из урожая 1931 г.). Достижение этих высоких показателей удавалось государствуза счёт мощного административного давления на деревню и репрессии [6].

По всем негативным моментам организации хлебозаготовок и посевных кампаний И. Сталин сам направлял шифрограммы в адрес секретарей крайкомов ВКП(б). Так, в феврале 1932 г. И. Сталин писал Первому секретарю Казахского крайкома Ф.И. Голощёкину: «Ваш край является самым отсталым с точки зрения сбора семян. Везде стали шевелится люди, с успехом собирают семена, а у Васкакой-то паралич. ЦК требует принять срочные меры по сбору семян, организовать перелом и сообщить о принятых мерах» [7]. Ф.И. Голощёкин пытается спорить со Сталиным, в мае 1932 г. он пишет: «Выполнение постановления ЦК от26 мая о заготовках 1 млн. пуд. хлеба в условиях исключительно напряжённого продовольственного состояния в сёлах и аулах невозможно. Считаю возможным бороться за заготовку с гарнцевым сбором 6 тыс. т.» [8]. Однако Сталин настаивает на сохранении установленного для Казахстана плана в 1 млн. пуд. хлеба [9].Такая же ситуация складывалась и в других зерновых районах.

В ходе хлебозаготовительных кампаний высветилась их характерная особенность: колхозы сдавали хлеб намного лучше, чем единоличники. Недостатки единоличников государство научилось покрывать «встречными планами» колхозов – результатом этой «мудрой» политики стали дефицит кормов и массовый падёж скота, а также отсутствие у крестьян семян для посева. В конечном итоге в кампанию 1931/1932 гг. из зерновых районов СССР было выкачено всё, что можно было взять для государственных нужд. У недоимщиков описывалось всё имущество, в том числе и продовольственные запасы.

Таким образом, все предпосылки для начала массового голода были подготовлены.

Уже в начале хлебозаготовительной кампании 1932 г. начались кризисные явления: сводки ОГПУ информировали Центр о фактах развала колхозов, бегства оттуда крестьян, преждевременной уборки хлеба, массовых хищений хлеба [10].

Не оправдали надежды государства и совхозы, которые вместо того, чтобы стать маяками сельскохозяйственного производства, как указывают источники,фактически повисли на шее у государства, обманывали его в отчётности, требовали господдержки [11].

Посредством опубликованных в первом томе документов составителям удалось показать конкретные причины продовольственных затруднений и голода вгородах и сельской местности в 30-е годы. В первую очередь, это неправильноепланирование обязательных госпоставок ельскохозяйственной продукции колхозами, совхозами и единоличными хозяйствами, а также грубые нарушения агрокультуры сева и сборов урожая. Планы хлебозаготовок рассчитывались руководящими органами в административном порядке исходя из поступавших с мест

отчётов о размерах посевных площадей в районах и среднегодовой урожайности в них за несколько лет.

Однако, как показывают источники, имели место массовые приписки посевов,а при распределении заданий по хлебозаготовкам местные органы действовали«на авось», не считаясь с реальными посевами и урожайностью [12]. Особенно негативно система планирования хлебозаготовок отразилась на единоличном секторе аграрной экономики. С целью принуждения вступления единоличников в колхозы им устанавливались явно завышенные задания, которые они не могли выполнить, а в результате у единоличников не оказалось посевного материала иуже в 1930 г. многие из них были вынуждены сократить посевы.

Опубликованные в сборниках документы свидетельствуют о желании Центра избежать допущенных ошибок. Главными из них считались «уравниловка»,«механическое» доведение планов хлебозаготовок до колхозов и единоличников¸отмечались и нарушения в технологии уборки, приведшие к большим потерям урожая. Предполагались различные меры стимулирования хлебозаготовок, в том числе завоз в колхозы товаров широкого потребления.

Для Сталина причины трудностей в деревне заключались, прежде всего, в антигосударственном поведении крестьянства, с которым он вынужден был вестивойну и в неумении местного партийно-советского бюрократического аппаратаработать с крестьянством.

Кризис хлебозаготовок нарастал на фоне ухудшения продовольственного обеспечения городов и различных категорий населения страны, не занятых в сельском хозяйстве.

Второй том проекта охватывает период со второй половины 1932 г. и первую половину 1933 г. Именно этот период является кульминацией трагедии.Особенно сильным в 1932–1933 гг. голод был на Украине, Северном Кавказе и Поволжье, игравших ключевую роль в зерновом экспорте и обеспечении хлебом промышленных центров. Их доля в хлебозаготовках 1931 г. в СССР составила 60%. Наряду с ними в наибольшей степени голод проявился в Казахстане [13].По мнению В.В. Кондрашина причиной этого были последствия насильственной коллективизации, проведённой в КАССР в крайне сжатые сроки со всеми её негативными последствиями. К началу осени 1931 г. в республике насчитывалось 78 районов из 122, где коллективизацией было охвачено от 70 до 100%. Бездушная политика обобществления скота в животноводческих колхозах, оседания кочевого населения и завышенных планов скотозаготовок привела к разрушению животноводства республики. К февралю 1932 г. 87% хозяйств колхозников, 51,8% единоличников лишилась своего скота [14].

Осенью 1932 г. особенно тревожная ситуация складывается на Украине и наСеверном Кавказе. Уже 22 октября 1932 г. на Украину по решению ПолитбюроЦК ВКП(б) направляется комиссия во главе с председателем СНК СССР В.М.Молотовым, которая рассмотрев ситуацию на месте предлагает снизить план хлебозаготовок Украины на 60–70 млн. пудов, чтобы «остающийся план в 165–175млн. пудов вместо 235 млн. пудов был выполнен безусловно полностью» [15].

Подобные комиссии были также направлены на Северный Кавказ во главе ссекретарем ЦК ВКП (б) Л.М. Кагановичем и на Нижнюю Волгу во главе с секретарем ЦК ВКП(б) П.П. Постышевым [16]. Комиссия Л.М. Кагановича раскритиковала бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) и предложила «за саботажхлебозаготовок» занести 3–5 кубанских станиц на «черную доску» с лишиениемих промтоваров, запрещением в них колхозной торговли, проведением чисткипартийного и комсомольского аппаратов [17]. Конкретная программа по развертыванию на Северном Кавказе репрессий против саботажников, единоличников,отказавшихся от сева и земли; сельских коммунистов, разбазаривающих хлеббыла принята на бюро Кавказского крайкома ВКП(б) 2 ноября 1932 г. [18]. ВСеверо-Кавказском крае начались расстрелы и кадровые чистки [19].

Публикуемые документы показывают примерно единый механизм репрессийв зерновых районах СССР в конце 1932 – начале 1933 г. Например, в Казахстанеза воровство скота в совхозах и его массовый убой «на самоснабжение» воровприговаривали к расстрелу [20]. Такая же мера применялась в российских регионах по делам «хищений и саботаж» хлебозаготовок [21]. С Украины, НижнейВолги и Северного Кавказа в январе 1933 года за этот «саботаж» выслали тысячи крестьянских семей. В найбольшей степени под репрессии за невыполнение планов хлебозаготовок попали единоличники. В 1933 г. планы хлебозаготовок получали единоличники, не имевшие посевов [22]. За невыполнение планов их

раскулачивали, выселяли, лишали усадеб [23].

Продовольственный кризис в стране усугубили последствия голодного экспорта, который продолжался до апреля 1933 г. [24]. На 1 декабря 1932 г. в счёт экспорта зерновых хлебов было отгружено 75 млн. пуд. зерновых культур, в т.ч. продовольственных 46 млн. пуд. [25]. Основными поставщиками экспортного зерна были Украина, Северный Кавказ, Поволжье. Странами, которые закупализерно у СССР были: Англия, Бельгия, Германия, Италия.

Одним из факторов роста голодной смертности в зерновых районах стали мероприятия сталинского руководства со стихийной миграцией сельского населения. В ответ на бегство крестьян из голодающих районов в крупные города и более благоприятные регионы была выпущена директива ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 22 января 1933 г. руководству Украины, Северного Кавказа, Нижней и Средней Волги, Центрально-черноземной области, Белоруссии, Западной области от решительной борьбе с этим явлением.. На практике это привело к установлению блокады сельских районов Украины и Северного Кавказа, месяц спустя блокада была распространена и на Нижневолжский край [26]. На узловых железнодорожных станциях Украины, Северного Кавказа, Нижней Волги, Центрально-черноземной области, Белоруссии, Западной области были поставлены заслоны и пикеты из числа сотрудников ОГПУ и милиции. Они выявляли беглых крестьян,помещали их в фильтрационные лагеря, после проверки документов привлекали к уголовной ответственности или возвращали обратно… умирать. По данным ОГПУ, в апреле – июне 1933 г. в городах СССР также возрастает смертность от голода, учащаются эксцессы на его почве – эпидемии сыпного тифа, цинги,оспы, людоедство и продажа человеческого мяса на рынках [27]. На промышленных предприятиях рабочие падают в голодные обмороки, что ведёт к браку изготовляемой продукции. На многих предприятиях начинаются забастовки.

Авторы проекта показывают в сборнике ситуацию во всех голодающих районах СССР. Десятки сводок ОГПУ показывают страшную картину голода, охватившего Украину, Северный Кавказ, Поволжье, Казахстан, Центрально-черноземную область и другие зерновые районы страны.

В.В. Кондрашиным составлена сводная таблица зерновых ссуд, выданных Центром в адрес регионов, охваченных голодом. В первой половине 1932 г. было направлено 75,9 млн. пуд., в первой половине 1933 г. – 78,8 млн. пуд. Данная таблица составлена по документам РГАСПИ и опубликована во 2-м томе серии [28].

Однако масштабы голода возрастали, а предпринимаемые меры не давали должного эффекта в силу недостаточности выделяемых ресурсов и нерасторопности местных властей [29]. Многочисленные документы подтверждают, что продовольственная помощь была инструментом управления голодными крестьянами, средством заставить их работать в колхозах. В этой связи характерен циркуляр ГПУ УССР «О мероприятиях в связи с продовольственными затруднениями в некоторых районах» от 19 марта 1933 г., согласно которому продовольственная помощь, прежде всего, отпускалась колхозникам с большим количеством  трудодней, бригадирам, трактористам, семьям красноармейцев – колхозникам и единоличникам. Из единоличников, которых в ряде районов Украины насчитывалось до 30–40%, помощь предоставлялась только тем, кто изъявил желание вступить в колхоз или заключили контракционные договора с колхозами, остальные помощи лишались и высылались на Север [30].

Наряду с Украиной, Северным Кавказом и Нижней Волгой, сильнейший голод поразил Казахстан, входивший на правах автономной республики в состав РСФСР. По всему Казахстану колхозники и единоличники умирали от голода,эпидемий тифа и цинги, продолжались откочёвки казахов, отмечались факты людоедства [31]. Особо острой для Казахстана была проблема борьбы с детской беспризорностью. 19 мая 1933 г. правительство ассигновало Казахской АССР дополнительно 26,4 млн. руб. на борьбу с эпидемическими заболеваниями и на диетическое питание, а также 3 млн. руб. на борьбу с детской беспризорностью[32]. Казахстану были также предоставлены значительные зерновые и другие ресурсы, причём на более льготных основаниях, чем другим регионам СССР – бесплатно и без процентов [33].

На официальном уровне факт голода в СССР не признавался, но публикуемые в серии документы говорят о том, что в Европе знали о голоде, но из прагматических целей продолжали покупать советский хлеб по сниженным ценам,разделяя тем самым со сталинским режимом моральную ответственность перед советским народом.

Как известно, в 2009 г. делегация Парламентской ассамблеи Совета Европы посетила государства, бывшие республики СССР, в которых в 30-е годы ХХ в.был страшный голод. Члены делегации ознакомились с подлинными документами об истории голода и условиями доступа к ним и изучили переданные им документы. В резолюции ПАСЕ №1723 (2010)1 был осуждён тоталитарный сталинский режим, приведший к ужасающим нарушениям прав человека, которые лишили миллионы людей их права на жизнь. В пункте 9 этой резолюции указывалось, что «в то время как эти события, возможно, имели особенности в различных областях, результаты были одинаковые: миллионы человеческих жизней были беспощадно пожертвованы для выполнения политики и планов сталинского режима». В этой же резолюции есть отдельные пункты, посвящённые Казахстану, России и Украине, которые понесли самые большие жертвы в период Большого голода.

Пункт 6.: «В Казахстане, также миллионы пали жертвой массового голода,и отношение умерших к общему числу населения, как полагают, является наиболее высоким среди всех народов бывшего СССР. Традиционно кочевники,выращивающие рогатый скот казахи, принуждались к оседанию и лишались домашнего скота. Большой голод остаётся в памяти как самая большая трагедия казахского народа».

Пункт 7: «В производящих зерно областях России (Средняя и Нижняя Волга,Северный Кавказ, Центрально-черноземная область, Южный Урал, Западная Сибирь и некоторые другие области), голод вызванный «коллективизацией» и лишением права собственности индивидуальных фермеров унёс миллионы жизней в сельских и городских областях. В абсолютных цифрах, по оценкам считается,что население России понесло самые тяжёлые потери умершими в результате советской сельскохозяйственной политики».

Пункт 8: «В Украине, которая пострадала больше всего, крестьянство было особенно поражено Большим голодом и миллионы индивидуальных фермеров и члены их семей умерли от голода после принудительной «коллективизации»,запрещения на отъезд из поражённых областей и конфискации зерна и другого продовольствия. Эти трагические события именуются Голодомором (политически мотивируемый голод) и признаны согласно украинскому законодательству актом геноцида против украинцев».

Авторский коллектив проекта полагает, что выход в свет серии «Голод в СССР.1929–1934 гг.» будет способствовать раскрытию исторической правды и понимаю современным обществом событий прошлого. Мы надеемся, что готовящийся в настоящее время 3-й том серии расширит наши знания о демографических исоциально-экономических последствиях голода, поможет узнать правду о международной реакции на голод в СССР, уточнит количество жертв этой страшнойтрагедии. Наши усилия должны объединять, а не разъединять народы.По нашему мнению сталинский голод не является геноцидом против одногоили другого народа, населявшего СССР в 30-е годы. Это была политика войны против крестьянства, не желавшего добровольно уходить со своей земли иотдавать государству практически бесплатно результаты своего труда. Всего за1930–1933 гг. из СССР в Европу было вывезено свыше 12 млн.т. хлебных культур. Вырученные от их продаж деньги составили 442 млн. 109 тыс. руб. (20%) от

всей выручки за экспорт [34]. Эти средства стали основой форсированной индустриализации СССР и унесли миллионы жизней наших соотечественников.

Е.А. Тюрина,

директор Российского архива

экономики

(Российская Федерация)

  Материал предоставлен Институтом истории государства КН МОН РК.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь