Главная Методический инструментарий Междисциплинарные исследования Методологические труды Новейшая история - новое научное направление Сравнительно исторический, ретроспективный методы О применении метода понимания в историческом познании

О применении метода понимания в историческом познании

11 Сентября 2013
88
0

Ситуация, в которой оказалась отечественная (бывшая советская) историческая наука в конце 80-х − нач. 90-х годов ХХ в всеми квалифицируется как кризисная. При этом кризис понимается и толкуется как методологический. Аргумент таков: в советское время, почти 80 лет такой основой методологии истории являлась формационная теория марксизма, стала очевидной ее несостоятельность. Подобная констатация состояния исторической науки  сопровождалась тем, что с начала 90-х годов появилось множество исторических исследований, которые стали изучать прошлое, образно говоря наоборот, т.е. появилось множество исследований, в которых история, особенно советская стала выступать исключительно в негативных красках. Проще говоря, хотя к сложной и противоречивой истории термин этот неприменим, плюсы были поменяны на минусы.   

  Традиционный прием к исследованию исторического процесса сводится к объяснению, толкованию того, что некогда признано. Объяснение как метод исторического исследования  применялся  еще в античную эпоху историком Геродотом, в последствии Полибием.   

  При этом объяснение выступает способом познания не только исторической, но и в широком смысле вообще естественных и гуманитарных наук. Исходный первый вопрос, который задается любым человеком, не обязательно исследователем при встрече с неизвестным явлением, что это такое, почему оно возникло, как это произошло. Вот элементарный пример – древний человек, встречаясь с грозными силами природы, пытался их одухотворить, объяснить действие природы по аналогии с собственными действиями и поведением. Такой подход  анимистический. Но он объясняет исходную в объяснении, суть, которой сведение неизвестного к известному. Хотя,  заметим какого- либо обоснования, или даже убедительных примеров в пользу такого мнения не приводится.   

   Сегодня в исторических исследованиях все чаще упоминается и анализируется метод понимания, который еще немецкими исследователями Дильтеем, Виндельбандом, Риккертом и др. рассматривался как альтернативный традиционно сложившемуся методу исторического объяснения. Такой возросший интерес к вопросам методологии исторического познания обусловлен кризисом отечественной исторической науки, который начался с начала 90-х годов ХХ века.

   Однако надо признать, что, несмотря на интерес к нему, метод понимания как рабочий инструментарий исторического исследования мало еще понятен отечественным историкам. Поэтому, не претендуя на полноту изложения, все же укажем некоторые практические  аспекты применимости понимания в историческом познании.

   Прежде всего, уточним сказанное в начале. Понимание по нашему убеждению не альтернатива и тем более не единственный метод познания истории. Метод исторического объяснения по-прежнему должен применяться, но с определенной, на наш взгляд, существенной оговоркой. Метод исторического объяснения незаменим при исследовании в истории больших общественных процессов, где метод понимания неэффективен. Например, в курсе Истории Казахстана декабрьские события 1986 года. Здесь метод понимания непригоден, ибо речь идет о толковании действий тысяч людей, их общем умонастроении, роли демонстрации в целом в предперестроечное время. То же самое можно сказать о демонстрации народа 9 января 1905 года перед Зимним дворцом в России, июльской демонстрации 1917 года, вооруженном восстании А. Иманова 1916 года, крестьянских волнениях Стеньки Разина, Емельяна Пугачева и т.д.

  В изучении этих исторических процессов исследователь добивается объективности их трактовки путем максимальной отстраненности от них, стремясь не проявлять к кому-либо или чему-либо каких-либо чувств симпатии или антипатии. Рационально-логическая сторона объяснения выступает основной, превалирующей, не допускающей или точнее стремящейся не допустить элементы субъективизации исторического познания.

   Другое дело – метод понимания. Он должен применяться при исследовании ситуативной исторической обстановки, где дается трактовка действий исторической личности, его субъективной реакции на вызовы своего времени. Здесь, как отмечает М. Вебер, говоря о методе понимания, важен процесс «вживания». Исследователь должен вжиться в исследуемую эпоху, узнать дух времени, условия, требования, в которые поставлен исследуемый субъект. Тогда, например, станет понятно, почему был заключен пакт Молотова – Риббентропа перед Великой Отечественной войной, или почему Б. Ельцин, вопреки своим громогласно провозглашенным лозунгам, пошел на расстрел собственного парламента в октябре 1993 года и т.д.

   Метод понимания в трактовке подобного рода шествий и действий исторических персон незаменим. И он явно, по-нашему убеждению, выигрывает здесь у метода объяснения. А ведь применение последнего к исследованию ситуативных исторических действий личностей нередко ведет к морализации, судейской позиции исследователя и, как конечный результат, к извращению исторической истины.

  Метод понимания при своей реализации, безусловно, включает объяснение. Здесь между ними нет китайской стены. Однако, на наш взгляд, объяснение здесь больше выступает как следствие применение метода понимания. Объяснение вытекает из понимания конкретной ситуативной исторической эпохи, времени, субъективной кухни характера исследуемой личности. Поэтому метод объяснения выступает более объективным, более адекватно отражающим исследуемую историческую проблему.

  Нам представляется, что широкое применение в исследовании метода понимания несколько сузит интерпретационное исследовательское поле историков. Но это в принципе хорошо. Это как раз тот случай в научном познании, когда уменьшение трактовок исторических проблем объективно больше приближается к истине, к созданию условий для адекватности восприятия истории.

 

ЛИТЕРАТУРА

1.  Дильтей В. Введение в науки о духе: Опыт полагания основ изучения общества и истории. Собр. соч.: в 6 т.: – М.: Наука, 2000. – Т. 3. – С. 324-326.,  Виндельбанд В. Философия культуры и трансцендентальный идеализм. – М.: ИНИОН, 1994. – 350 с.,  Риккерт  Г. Науки о природе и науки о культуре. – М.: Мысль, 1995. – 312 с.

2.  Вебер М. Избранные произведения. – М.: Мысль, 1990. – 456 с.


С.А. Турежанова, к.и.н., доцент кафедры История Казахстана

Костанайского государственного университета им. А. Байтурсынова





Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь