Главная История Казахстана Казахстан в средневековье Позднесредневековая городская культура Города и поселения в XIII — первой половине XV в.

Города и поселения в XIII — первой половине XV в.

26 Июля 2013
738
0

Города и поселения в XIII — первой половине XV в.

Расцвет средневековой городской культуры Казахстана, апогей которого приходится на X—XII вв., был прерван завоевательными походами татаро-монгольских войск.

Были нарушены традиционные связи городов и кочевой степи, также жестоко пострадавшей в ходе нашествия.

Но постепенно на юге Казахстана последствия монгольского погрома изживаются. К середине XIII в. происходит оживление городской жизни и, хотя ее масштабы не идут в сравнение с той, что была накануне, все же происходит восстановление городов, оседлос­ти, возрождаются экономические связи районов, города вовлекают­ся в орбиту международных торговых и дипломатических связей1.

Ярким свидетельством оживления экономической жизни южно­казахстанских городов служит нумизматический материал. В середи­не XIII в. начинает интенсивно работать монетный двор Отрара, где чеканятся вначале золотые динары, затем посеребренные дирхемы, а также медные фельсы. Отрар был единственным городом в Казах­стане и Средней Азии, выпускавшим в это время монеты всех трех традиционных номиналов. Причем отрарские посеребренные дирхе­мы обеспечивали не только местную денежную торговлю, но и тор­говлю межобластную.

Кроме Отрара во второй половине XIII в. денежную продукцию выпускали Кенджде и Дженд.

В маршрутниках середины XIII в. упоминаются города Отрар, Зернук, Сайран, Ясы, Сыгнак, Барукет, Саудакент, Кумкент, Уросо-ган, Сузак. На международных караванных путях возникали и разви­вались новые городские центры, такие как Сарайчик на р. Урал. Основание его относится ко второй половине XIII в. Город находился на главном торговом пути с Востока на Запад из Восточного Туркестана, Казахстана и Средней Азии в Поволжье, Крым, Европу.

Исследователи считают, что последнюю четверть XIII в. можно считать временем, когда для частичного восстановления городской жизни и денежной торговли Средней Азии созрели прочные и доста­точно благоприятные условия. Так, на Отраре раскопан комплекс крупной кирпичеобжиговой мастерской, которая начала функцио­нировать в последней четверти XIII в. Она снабжала материалом строительство, которое развернулось в Отраре именно в это время. Из жженого кирпича была выстроена на рубеже XV—XVI вв. собор­ная мечеть Отрара. Главный вход ее, судя по сохранившимся кон­струкциям, был оформлен прямоугольными пилонами и сдвинут к углу, где находилась круглая башня минарета.

Как известно, монголы препятствовали возрождению разрушен­ных городов как военных крепостей. И лишь постепенно города стали вновь обноситься стенами. В Отраре стена была выстроена в конце XIII — начале XIV вв. В это время, как свидетельствуют материалы раскопок, формируются новые типы жилища. Среди них выделяются дома с линейной и крестообразной планировкой, известные уже с XI в., в XIII—XV вв. происходит их дальнейшее развитие.

Для жилищ были отмечены изменения в интерьере: суфа теперь занимает почти всю площадь жилого помещения, кроме площадки ташнау, появляется новый тип очага — тандыр с дымоходом. Он становится универсальным типом очага. Перекрытия домов опира­лись на центральный столб или стены. В домах имелись кладовые с закромами — глиняными ящиками.

Во второй половине XIII в. в городе  при сохранении основных магистральных улиц полностью меняется планировка городских кварталов. Кварталы Отрара последней четверти XIV— первой поло­вины XV в. сохранили свои прежние границы.

На Отраре раскопан «квартал гончаров». Изучено 10 мастерских по уровню XIII—XV вв. Отрарские мастерские дают представление, в первую очередь, об индивидуальном производстве самостоятельных ремесленников, работавших в мастерской при доме.

Топография мастерских, их взаиморасположение позволяют пред­положить наличие корпоративности производства. Сопоставление размеров мастерских, количества печей в каждой из них позволяет судить о социальной дифференциации в среде керамистов. Анализ же производимой продукции свидетельствует о существующей в это время специализации2.

Было развито медницкое дело. Отрар являлся центром производ­ства бронзовых зеркал. О ювелирном ремесле свидетельствуют мно­гочисленные украшения из серебра и бронзы — перстни, браслеты, серьги, подвески. Как и прежде, было развито стеклоделие — произ­водство кувшинов, графинов, чаш, аптекарской посуды.

Мало данных о производстве тканей, ковроткачестве. Об их существовании в городе можно судить по находкам коробочек хлопка, остаткам сгоревшей ткани и кусков саванов из погребений ХШ—XIV вв. на Куйруктобе.

Несмотря на опустошения городов, международные торговые пути продолжали функционировать, появляются новые направления их, в частности наиболее оживленным был караванный и дипломатичес­кий путь, соединивший Европу и Азию через Поволжье, Урал, Хо­резм, Сырдарью и Семиречье.

В подъеме экономики края и городов Сыгнака, Саурана, Отрара, бесспорно, важную роль сыграло и то, что в начале XIV в. они вошли в состав Ак-Орды, которая была первым крупным государственным образованием, сложившимся на местной экономической основе в послемонгольское время на территории Казахстана.

Присоединение южных районов Казахстана к державе Тимура, стабилизация политической обстановки способствовали некоторому оживлению экономической и культурной жизни. Немаловажную роль в подъеме Туркестана, Карнака, Отрара играло строительство грандиозного комплекса Ахмеда Ясави, мечети Арслан-Баб; сосредо­точение в Отраре, Ясы, Сауране больших масс войск, и, как следствие этого, оживление междуобластной торговли.

Иной была судьба городской культуры в Семиречье. Положение здесь в первые годы после монгольского нашествия было относитель­но благополучным. В Илийской долине упоминаются Кайлык, Или-балык, отмечаются города в Таласской и Чуйской долинах. Жизнь в них протекала достаточно интенсивно. И, тем не менее, к середине XIII в. начинается общий упадок земледельческой и городской жиз­ни. Причины, которые вызвали гибель городской культуры в Семи­речье, были различными, но они сплелись в такой пучок, что проти­востоять им не смогли ни древние традиции оседлости, ни попытки сохранения городской культуры, предпринимавшиеся центральной властью, ни проходившие через Семиречье торговые пути.

Территория Семиречья оказалась политически разорванной на три части, в составе улуса Джучи (северные районы), улуса Чагатая (долины Чу, Таласа, южная часть долины Или) и улуса Угэдэя (севе­ро-восточные районы). В Семиречье переселились большие массы кочевого населения, которые при поощрении верховной власти вар­варски относились к горожанам и оседлому сельскому населению. В интересах кочевой знати под пастбища отводились культурные зем­ли, ранее использовавшиеся под посевы, огороды, сады.

Как бы иллюстрацией к этому замечанию служат слова Вильгель­ма Рубрука, проехавшего через Семиречье в 1253 г. Он пишет про Илийскую долину: «...прежде там находилось много городков, но по большей части они были разрушены татарами, чтобы иметь возмож­ность пасти свои стада, так как там были наилучшие пастбища».

Таким образом, упадок оседлой культуры здесь начинается сразу же вслед за монгольскими завоеваниями и если города, будучи цен­трами транзитной торговли и ремесленного производства, в середине XIII в. еще внешне выглядят благополучно, то питавшая их земле­дельческая округа интенсивно разрушается, что и приводит вскоре к гибели самих городов.

Обследования остатков древних поселений показывают картину запустения. В Таласской долине лишь немного больше десяти горо­дов и поселений продолжали функционировать, два из них в низовьях реки Талас, остальные в верховьях реки, в области Шельджи, где продолжалась интенсивная разработка серебро-свинцовых рудни­ков. Аналогичная картина запустения наблюдается и в Чуйской долине. Археологическими обследованиями здесь зафиксировано семь поселений, где жизнь функционировала и после монгольского завоевания. Однако в них наблюдаются явные черты упадка. Города постепенно пустеют, обживаются лишь отдельные участки шахриста-на и рабадов, территории городов, огражденные длинными валами, забрасываются.

Археологические исследования в Илийской долине свидетель­ствуют об окончательном прекращении жизни на городищах Алма-ты, Талгар, Чилик, Дунгене, Антоновское, Сумбе, Кок-Тума к концу XIII в. В письменных известиях XIV—XV вв. говорится, что в области Или «нет ни городов, ни строений, все ее жители кочевники».

Окончательный удар по экономике Семиречья нанесли походы Тимура. Как справедливо отмечают исследователи, целью их были не только грабежи, захваты добычи, дезорганизация хозяйства и ослаб­ление военной силы, но и прямой захват новых территорий.

Однако, несмотря на погромы и опустошения, произведенные монголами, традиционные линии городской культуры не были пре­рваны. Так же, как и в других областях, где существовали древние оседлые и городские традиции, города описываемого периода и в социальном, и территориальном, и культурном отношениях были продолжением домонгольских городов.

Преемственность прослеживается и в архитектуре, и в строитель­стве, и в элементах городского благоустройства, в ремеслах, в первую очередь, керамическом и ювелирном.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь