Главная Междисциплинарные исследования Методологические труды Новейшая история - новое научное направление Международные отношения Институты дипломатической службы: становление и развитие

Институты дипломатической службы: становление и развитие

06 Сентября 2013
419
0

Современная дипломатическая служба имплицитно впитала в себя многове­ковые традиции, созданные в культурно-цивилизационных ареалах: в древнейший период – в Египте, Двуречье, индо-иранском регионе, Китае; в период средневеко­вья – в Византии, Руси, халифате, монгольских государствах, мамлюкском Египте и итальянских городах-государствах; в новое время – в европейских государствах, России, Казахских ханствах.

Изучение дипломатической службы прошлого позволяет определить основные этапы становления и эволюции институтов дипломатической службы, объяснить в историческом контексте логику вызревания различных ее атрибутов, форм и мето­дов, установить и проследить тенденции формирования и развития национальных и международных норм ее организации и функционирования, в исторической дина­мике полнее раскрыть причинно-следственные связи между трансформационными процессами в сферах собственно дипломатической службы и международных от­ношений.

Практика межобщинных отношений в потестарную эпоху прошла в своей эво­люции длительный путь, характеризовавшийся постепенным расширением диапа­зона общения за счет включения в эту сферу вызванных жизнью новых форм: за­ключение экзогамных брачных уз, взаимное одаривание, обмен продукцией, обра­зование военных союзов, выплата дани в обмен на гарантии от нападений и разбоя. Трансформация межобщинных отношений на протяжении нескольких тысячелетий сопрягалась с формированием церемониала, предусматривавшего регулярное пре­поднесение противоположной стороне даров и оказание особых знаков внимания персонам в форме организации пиршеств и т.д., приведшего в итоге к формированию института гостеприимства с гарантиями безопасности жизни и имущества тех, кто имел отношение к реализации задач в сфере межобщинных сношений.

Возникновение в глубокой древности элементов дипломатии происходило с од­новременной выработкой форм, методов и средств обеспечения ее целей и задач, что положило начало накоплению предпосылок для формирования впоследствии госу­дарственной профессиональной дипломатической службы со всеми ее атрибутами.

Первоначально организационные аспекты дипломатии складывались, видоиз­менялись и совершенствовались в зависимости от интенсивности и характера меж­дународных связей, в рамках локальных очагов сгруппированного расселения наро­дов и племен (Ближний Восток, Средиземноморье, Средний Восток, бассейны Инда, Хуанхе и т.д.). Еще в древности в Египте возникает практика заключения междуна­родных договоров, в Индии – предпринимались меры по выработке правовой базы международных сношений, в Китае – родилась и стала реализовываться идея заклю­чения договоров о ненападении.

Древние государства дали мировой дипломатии такие впоследствии неотъем­лемые ее организационные элементы, как письменная фиксация договоров, посоль­ский обычай, церемониал, иммунитет гонцов, послов и др. При этом, если в каж дом из очагов господствовавшие государства преуспевали в поиске мер обеспечения выполнения навязанных им другими договоренностей, то для подчиненных стран и народов приоритетным было найти способы избежать войны, смягчить пресс данни­ческих отношений, приобрести союзника в противостоянии региональному лидеру.

Наработанные столетиями организационные формы дипломатии, однако, про­являли свою жизнеспособность и эффективность лишь в рамках определенной сово­купности внутренних и внешних условий и не гарантировали внешнеполитический успех всегда и при всех обстоятельствах. При резком изменении ситуации могла происходить и утрата государством лидерствующей роли в регионе, несмотря на на­личие у него более совершенных на то время форм, методов и средств дипломатиче­ской практики. Но часто новый лидер быстро усиливался за счет инкорпорации им сильных и востребованных сторон опыта своего слабого партнера в собственную дипломатическую систему. Именно этим можно объяснить наследование Древней Грецией некоторых традиций стран Передней Азии, Древним Римом – ряда элемен­тов из дипломатического опыта Древней Греции и Ирана, а Византией, в свою оче­редь, – соответствующих атрибутов древних римлян и персов и т.д. Отдельные же достижения практической дипломатии прошлого при смене геополитической ситуа­ции в регионе, между тем, оказывались надолго выведенными из дипломатического оборота.

Древняя Греция и Рим выработали богатый арсенал форм и методов дипломати­ческой практики. Существенно расширился круг вопросов международных отноше­ний, подлежащих договорно-правовому урегулированию, который включал согла­шения о взаимной помощи, союзнических отношениях, предусматривал формули­ровку об ответственности сторон за развязывание войн, определял условия выплаты контрибуций, разделе сфер влияния, нейтралитете, правилах торговли. Средства, ме­тоды и формы дипломатической практики в эллинский и эллинистический периоды позволяют судить об актуализации международных связей. Этому способствовали функции вестников, глашатаев, функционирование института послов и проксенов, трансформация локальных храмовых союзов в религиозно-политические и военные формирования – политические союзы международного масштаба, практика двусто­ронних и многосторонних соглашений, формирование коллегии фециалов, легатов, оформление «права народов», регулировавших отношения между римлянами и ино­странцами, ритуализация протокольных мероприятий и оповещающих оппонента процедур. Прослеживается отчетливо преемственная связь дипломатических мето­дов и средств Греции и Рима.

В период поздней древности и средневековья в условиях разрыва замкнутости региональных очагов цивилизаций, вследствие гуннской, кыпчакской и монголь­ской «длинных волн» и функционирования Великого Шелкового пути, расширились масштабы деятельности субъектов дипломатической практики, с разной степенью интенсивности протекал между ними явный и латентный взаимообмен формами и средствами работы, в качестве рычага дипломатического воздействия стал широко использоваться религиозный фактор. При установлении контактов между государ­ствами полярных очагов оседло-земледельческой цивилизации – Средиземноморья и Юго-Восточной Азии – изначально стал наличествовать промежуточный кочевой (тюркский) компонент, ускоривший процесс кристаллизации этических норм толе­рантного отношения к дипломатам и выработку на транзитной территории международных дипломатических языков, каковыми стали иранский (чаще в согдийском варианте), а позднее чагатайский и русский языки.

Дипломатия и дипломатическая служба Византии, основываясь на активных за­имствованиях эллинских, эллинистических, сасанидских традициях, создала и свои собственные организационные формы направления миссий, приема посольств, ве­дения переговоров, заключения договоров, функционирования дворцового церемо­ниала, отвечавшие имперским политическим представлениям греков. Движущими импульсами дипломатической деятельности империи являлись геополитическое по­ложение государства и унаследованный эллинистический фактор политической куль­туры. В решении внешнеполитических задач Византия придерживалась имперской трактовки столкновения цивилизации и варварства, что предопределило доминант­ную линию развития дипломатической службы. Среди собственно дипломатических нововведений основными являются централизация и выработка правил посольского дела, формирование правительственных управлений по иностранным делам, опреде­ление профессионального статуса дипломатов, распространение практики письмен­ных договоров и посольских конференций среди «варварских» государств, включе­ние христианского фактора в арсенал влияния на славянский мир, введение «табели о рангах» зависимых государств.

Средневековый миропорядок, установленный в Европе под духовным главен­ством Св. Престола, оказал значительное влияние на дипломатическую практику. В течение многих веков папство, являясь крупной религиозной и политической силой, выработало определенные формы и методы дипломатической практики. Папская дипломатия, направленная на реализацию внешнеполитической стратегии борьбы с мусульманским миром, мамлюкским Египтом, идет на сближение с Золотой Ордой, юаньским Китаем, хулагуидским Ираном. Таким образом, восточный вектор дипло­матической деятельности папства в XIII–XIVвв. вовлек монгольские государства в орбиту мировой политики. Поиск новых динамичных союзников привел к увеличе­нию ведущих игроков на международной арене. Многолетние легатские и миссио­нерские связи, попытки сближения папства и монголов содействовали получению достоверной информации о партнерах, дипломатической практике в монгольских государствах, развитию посольской документации.

Рассмотрение дипломатической службы средневекового Востока в широком историческом контексте свидетельствует о богатых традициях главных игроков меж­дународных отношений данного макрорегиона в более ранний период – Тюркского каганата, Сасанидской державы, империи Тан, а позднее – халифата, мамлюкского Египта, юаньского Китая, хулагуидского Ирана. Эволюция средств, методов и форм посольской практики восточных государств детально прорисовывается на фоне экс­тенсивного приращения территорий, получения доступа к возможно большему объе­му ресурсов. Новые элементы дипломатической практики вызвала к жизни тюркская эпоха, в частности, заимствованная у персов почтовая служба для послов, гонцов, торговцев, придворный этикет.

Имперская самоидентификация Китая влечет полновластное, но не равноправ­ное внедрение его дипломатической практики в складывающуюся систему взаи­моотношений соседствующих государств Центральной Азии и Дальнего Востока. Идущая из Поднебесной традиция обмена послами, функционирование ведомства народных дипломатических языков, каковыми стали иранский (чаще в согдийском варианте), а позднее чагатайский и русский языки.

Дипломатия и дипломатическая служба Византии, основываясь на активных за­имствованиях эллинских, эллинистических, сасанидских традициях, создала и свои собственные организационные формы направления миссий, приема посольств, ве­дения переговоров, заключения договоров, функционирования дворцового церемо­ниала, отвечавшие имперским политическим представлениям греков. Движущими импульсами дипломатической деятельности империи являлись геополитическое по­ложение государства и унаследованный эллинистический фактор политической куль­туры. В решении внешнеполитических задач Византия придерживалась имперской трактовки столкновения цивилизации и варварства, что предопределило доминант­ную линию развития дипломатической службы. Среди собственно дипломатических нововведений основными являются централизация и выработка правил посольского дела, формирование правительственных управлений по иностранным делам, опреде­ление профессионального статуса дипломатов, распространение практики письмен­ных договоров и посольских конференций среди «варварских» государств, включе­ние христианского фактора в арсенал влияния на славянский мир, введение «табели о рангах» зависимых государств.

Средневековый миропорядок, установленный в Европе под духовным главен­ством Св. Престола, оказал значительное влияние на дипломатическую практику. В течение многих веков папство, являясь крупной религиозной и политической силой, выработало определенные формы и методы дипломатической практики. Папская дипломатия, направленная на реализацию внешнеполитической стратегии борьбы с мусульманским миром, мамлюкским Египтом, идет на сближение с Золотой Ордой, юаньским Китаем, хулагуидским Ираном. Таким образом, восточный вектор дипло­матической деятельности папства в XIII–XIVвв. вовлек монгольские государства в орбиту мировой политики. Поиск новых динамичных союзников привел к увеличе­нию ведущих игроков на международной арене. Многолетние легатские и миссио­нерские связи, попытки сближения папства и монголов содействовали получению достоверной информации о партнерах, дипломатической практике в монгольских государствах, развитию посольской документации.

Рассмотрение дипломатической службы средневекового Востока в широком историческом контексте свидетельствует о богатых традициях главных игроков меж­дународных отношений данного макрорегиона в более ранний период – Тюркского каганата, Сасанидской державы, империи Тан, а позднее – халифата, мамлюкского Египта, юаньского Китая, хулагуидского Ирана. Эволюция средств, методов и форм посольской практики восточных государств детально прорисовывается на фоне экс­тенсивного приращения территорий, получения доступа к возможно большему объе­му ресурсов. Новые элементы дипломатической практики вызвала к жизни тюркская эпоха, в частности, заимствованная у персов почтовая служба для послов, гонцов, торговцев, придворный этикет.

Имперская самоидентификация Китая влечет полновластное, но не равноправ­ное внедрение его дипломатической практики в складывающуюся систему взаи­моотношений соседствующих государств Центральной Азии и Дальнего Востока. Идущая из Поднебесной традиция обмена послами, функционирование ведомствавнешних сношений, практики путешествующих послов, система табеля о рангах,квалификация дипломатов, некорректное ранжирование иноземных правителей и соответственно посланников, практика даров как символа покорнической дани – та­ковы особенности китайской дипломатической модели, на которую оказала значи­тельное влияние стратагемная система.

Дипломатическая служба мусульманского Востока внесла новое направление, создав «дуэт» послов из представителя знати и служителя культа и утвердив штат церемонимейстера. По аналогии сасанидского института вазира были созданы функ­ционально значимые специализированные канцелярии – диваны, в том числе диван внешних сношений. Вырабатываются определенные правила, условности и атрибу­ты международного этикета, адресные «зерцала», наказы этико-моралистического содержания, высокая культура межгосударственного делопроизводства, эстетика каллиграфии и престижный статус писца-чиновника.

Оформление дипломатической документации в халифате, а затем в Египте по­нимали не как простую формальность, а как вопрос политики, символизирующий достоинство и престиж государства. Дипломатическая служба Египта, переняв опыт и традиции, выработанные на мусульманском Востоке, достигла вершин церемони­ального изящества и утонченности.

Реконструкция истории российской дипломатической службы в Х–ХIIвв. по­зволяет выделить «додоговорную» практику локального мира в условиях «военно-полевой» ситуации (клятвы и устные формы соглашений, обмен послами и дина­стические браки), императив византийского политического опыта дипломатических отношений (посольская служба, доминирующая роль церковников, придворный це­ремониал и этикет, функционирование письменных договоров). Начиная с ХIIIв. ди­пломатическая практика Руси ориентирована на золотоордынские максимы внешней и внутренней политики (переписка, жалованные грамоты, институт заложничества и побратимства, даннические налоги, военные союзы).

Логику эволюции дипломатических установок и принципов петровской эпохи определяли такие репрезентативные идеи и факты, как переход к европейской мо­дели дипломатической службы, усложнение дипломатических задач, модернизация внешнеполитического ведомства, приоритетная идея западноевропейского церемо­ниала и этикета, заменивших византийский и ордынский стили, интеграция России в европейскую систему и учреждение постоянных дипломатических представительств в ведущих странах.

Дипломатия и дипломатическая практика Казахского государства прошла через ряд этапов в рамках которой решались следующие задачи: обеспечение легитимно­сти власти казахских правителей на территории Дешт-и-Кыпчака, собирания земель созданного ими государства, защита территории от внешнего посягательства. Наря­ду с этим вырабатывались и использовались различные формы и методы и средства, исходя из обстановки и решаемых внешнеполитических задач, которые включали заключение междинастийных браков, поиск и нахождение союзников, предоставле­ние аманатов.

Развитие новых институтов дипломатической службы обусловлено политиче­ской трансформацией итальянских государств в середине ХVв. Итальянская модель посольской службы заложила традиции профессиональной дипломатической практики в Европе. Учреждение постоянных дипломатических миссий привело к дости­жению большей оперативности в решении внешнеполитических задач, действенности в сборе и отправлении информации, адаптации дипломатов к традициям, мента­литету страны пребывания. Характерной особенностью дипломатической практики являются учреждение профессионально организованной системы дипломатических представительств на постоянной основе, ее центральных и местных учреждений, обслуживавших внешнюю политику государств, акцентный статус посла-резидента, регулярная система информации о стране пребывания, централизация дипломатиче­ской службы как эталона искусства межгосударственных отношений, реактуализа­ция традиции тайнописи.

В позднее средневековье особенно, в условиях открытия и освоения морских путей из Европы в Юго-Восточную Азию, наблюдался бурный рост дипломатиче­ской активности европейских государств, выразившийся в усилении соперничества за конечные и промежуточные пункты доставки торговой продукции и за господ­ство на основных морских путях. Эти обстоятельства, налагаясь на стремления Ис­пании, Франции, Англии, Швеции и других стран к территориальным приращениям и региональному лидерству, породили спрос на усиление в дипломатии черт праг­матического стиля. Унаследованные от Византии прагматические черты нашли те­перь усовершенствованное воплощение во внешней политике многих европейских государств. Нормой стали хитрость, обман, коварство, силовое давление на слабого партнера. Утверждение такого подхода подпитывалось распространением полити­ческих идей Н. Макиавелли, оправдывавшего использование во внешней политике любых методов и приемов.

Такая ситуация не могла не породить противодействия. Дипломаты ряда го­сударств, особенно укрепившихся за счет морской торговли, стали искать способы уравновешивания интересов. Боясь чрезмерного возвышения друг друга даже абсо­лютистские Франция и Англия вынуждены были включиться в этот процесс. Обе­спечение равновесия, однако, было немыслимо без своевременной и точной инфор­мации о намерениях партнеров, без быстрого реагирования на изменение ситуации в странах или регионе, без гибких коалиций и союзов. Такие задачи были по плечу лишь по-новому организованной системе деятельности дипломатического персона­ла. По образцу итальянских городов-государств, где с середины XVвека были учреж­дены должности резидентов-послов для постоянного пребывания в других стра­нах, повсеместно начала формироваться профессионально организованная система стационарных представительств, управляемых из столиц европейских государств. Именно их усилия сделали возможным Вестфальский мир (1648 г.), выработавший акт долговременного действия о границах европейских государств. Этим событием было положено начало ассоциированным формам дипломатического действия – ев­ропейским конгрессам.

В новое время произошли качественные трансформации в системе регулиро­вания межгосударственных связей. Крупнейшие европейские государства стали оформлять институты дипломатической службы, обслуживающие внешнюю полити­ку. Вместе с тем, развитие дипломатической службы происходит в русле политиче­ских противоречий по вопросам о протокольном старшинстве, месте коронованных особ в церемониальном плане и о порядке подписания многосторонних договоров.

Появляются значимые работы, посвященные институтам дипломатической службы, переговорному процессу, объему иммунитетов и привилегий дипломатов, правовым импликациям. Наступление нового времени характеризовалось ростом мобильности и на­ступательности европейской дипломатической службы. Значительный вклад в ее совершенствование принадлежал французской школе, которая со времен Ф. Калье­ра принимала все более светские и моральные формы и главное внимание уделяла технике и технологии переговорного процесса, преобразуя дипломатию из ремесла в искусство. Французский язык становится языком переговоров и международных актов. Голландская дипломатическая служба привнесла в международную практику различные комбинации межгосударственных коалиций, что в немалой степени было вызвано опасениями по поводу нараставшей французской агрессии. В диапазоне деятельности европейских дипломатических служб усиливалось значение колони­ального вектора, напомнили о себе и заставили считаться российский и османский факторы. Дипломатическая служба Европы испытала на себе влияние также напо­леоновской системы государственного управления, выразившейся в усилении адми­нистративных начал – требовательности к отбору лиц на дипломатическую службу, дисциплинированности и ответственности дипломатических служащих, оптималь­ности структур центральных и зарубежных органов внешнеполитических ведомств.

XIX век сразу же привнес в международную жизнь борьбу Франции и Англии за европейскую и мировую гегемонию. Близкие к реализации планы Наполеона были сорваны усилиями группы стран при ведущей роли Англии и России. Венский конгресс 1815 года не только подвел итоги совместной борьбы союзников против Наполеона и установил послевоенный миропорядок в интересах крупнейших евро­пейских держав, но и выявил острую необходимость более четкой регламентации сотрудничества дипломатических служб стран для обеспечения достигнутых до­говоренностей. В этих целях конгресс принял «Положение относительно диплома­тических агентов», вошедший в употребление под названием Венского регламента. Положения этого документа на долгие десятилетия вошли в практику деятельности дипломатических служб в качестве норм международного права и знаменовали со­бой наступление качественно нового этапа мировой дипломатии.

Д.М. Мажиденова

Источник: «Мемлекет тарихы» ғылыми журнал/«История государства» научный журнал № 1, 2010, с. 50-56


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь