Главная История Казахстана Казахстан в средневековье Позднесредневековая городская культура Средневековые государства в ХІV-ХV вв.

Средневековые государства в ХІV-ХV вв.

23 Сентября 2014
494
0

Экономика и культура

Основным занятием населения Казахстана в XIV—XV вв. остава­лось, как и в предшествующие века, кочевое скотоводство. Кочевни­ки разводили овец и лошадей, верблюдов, в отдельных районах — крупный рогатый скот, например, у ногайцев и каракалпаков в западных и южных землях, в поймах рек и предгорьях. В этих же местах население занималось и земледелием, богарным и поливным, также рыболовством и повсюду — охотой. Лошадь являлась основ­ным средством передвижения во время перекочевок и в военных походах. Овцеводство было распространено повсеместно. Кроме ос­новного продукта питания мяса, оно давало кожи, шкуры, шерсть, применявшиеся для изготовления одежды, постельных принадлеж­ностей, ковров, войлочных изделий, для утепления юрты и т. д. Домашние ремесла по обработке животноводческого сырья удовлет­воряли потребности кочевников в предметах одежды и быта. Отдель­ные мастера изготовляли более сложные предметы—конскую сбрую, металлические украшения, военное снаряжение (мечи, копья, луки, стрелы), арбы, детали юрты и т. д.

Соотношение выделившихся в ходе эволюции скотоводческого хозяйства трех его типов — кочевого, полукочевого и оседлого — издавна существовавших на территории Казахстана, на протяжении веков не оставалось неизменным. Оно менялось не только в зависи­мости от экологических условий, но и от политических событий, миграций племен и народов, в свою очередь, связанных с этими условиями и событиями. Эти события и условия могли даже повлиять на изменение маршрутов кочеваний, издавна сложившихся в соот­ветствии с естественно-географическими условиями и исторически­ми традициями. В силу традиций кочевые роды и племена Ак-Орды и Ханства Абулхайра переходили на зиму из кочевий в отдельных районах Восточного Дешт-и Кыпчака в долины Сырдарьи и ее прито­ков, в предгорья Каратау и Приаралья.

Территории нередко приходилось удерживать силой в борьбе с правителями соседнихгосударств. Традиционные маршруты кочевий ногайских скотоводов от зимних стоянок в устье Волги и на северо­восточном побережье Каспийского моря до летних вверх по Волге, Уралу, Эмбе в соответствии с политической обстановкой сдвигались как в сторону Приаралья и низовий Сырдарьи на востоке, так и вдоль побережья Каспия на юг, к Кумской низменности — на запад. В Семиречье маршруты кочевий были более короткими. Источники называют наиболее известные из пастбищных угодий: джайляу Улуг-Жулдуз и Кишик-Жулдуз в бассейне р. Или, пастбища равнины Абиш между Чарыном и Чиликом и др.

В XIV—XV вв. произошли коренные изменения в общем балансехозяйственныхзанятий населения Юго-Восточного Казахстана. Дли­тельное господство монгольских ханов и феодалов, приток еще в XIII в. новых многочисленных кочевых племен с востока, постоянные междоусобные войны в Чагатайском улусе, в государстве Хайду за перераспределение владений, а с этими войнами были связаны дли­тельные и частые перемещения монгольских войск, к концу XIV в. уничтожили оседло-земледельческую и городскую культуру в Семи­речье. Исчезла аграрная округа вокруг городов, а затем исчезли и сами древние города Баласагун, Алмалык, Алматы, Тараз, Каялык, Ики-Огуз и др.

Повсеместно возобладало кочевое скотоводство, оно преврати­лось в главную отрасль хозяйства местного населения. Следы земле­дельческой жизни еще сохранялись в XIV—XV вв. в Западном Семи­речье в долинах Чу и Талас, в округах исчезнувших городов. Письмен­ные источники сообщают о строительстве в XV в. новых поселений, караван-сараев, крепостей, например, по сведениям Мухаммад Хай-дара, в районе Иссык-Куля. Но в целом, в период вхождения региона Юго-Восточного Казахстана и Киргизии в государство Могулистан городская жизнь здесь так и не возродилась. Поэтому в экономической и политической жизни этого государства важное значение имели оседло-земледельческие районы и города Кашгарии. Борьба за них часто вызывала междоусобные войны в Могулистане. В конце XV в. могульским ханам, вмешавшимся в борьбу казахских ханов, шайба-нидских правителей и последних Тимуридов за власть над городами в бассейне Средней Сырдарьи, удалось подчинить на время Ташкент и Сайрам. Жизненные интересы населения кочевых районов Семи­речья, необходимость сбыта продуктов скотоводства и получения предметов городского ремесленного производства и земледельчес­кой продукции ориентировали их на экономические связи с населе­нием земледельческих областей также и Южного Казахстана и Сред­ней Азии.

Определенный подъем городской и земледельческой жизни в XIV—XV вв. происходил на землях Южного Казахстана. Источники упоминают о строительстве в Отраре, Сауране, Сыгнаке, Дженде, осуществленном ханами Ак-Орды Ерзеном, Мубарак-Ходжой, Урусом. Возводились жилые постройки, культовые и общественные здания. Восстанавливались крепостные стены и укрепления, строи­тельство которых ранее было запрещено монгольскими властями. Наиболее значительным сооружением на рубеже XIV—XV вв. явля­ется возведенный эмиром Тимуром мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави в городе Ясы (Туркестане). Складывался новый архитектурный стиль, совершенствовались строительные методы, развивались ремесла, связанные со строительным делом (изготовление кирпича, облицо­вочных материалов, в частности поливных изразцов). В городах развивалось ремесленное производство. В Отраре, например, архео­логическими раскопками выявлены усадьбы и мастерские гончаров, кузнецов, ткачей, хлебопеков и др. Большим разнообразием цвета и орнаментовки отличалась местная керамика. Работали монетные дворы Сыгнака (столица ханов Ак-Орды), Отрара, Сарайчика (столи­ца Ногайской Орды). Восстанавливалась и продолжала развиваться жизнь в земледельческой округе Сыгнака, Ясы, Саурана, Сайрама и других городов. На поливных землях выращивались зерновые культу­ры (пшеница, ячмень), а также огородные и бахчевые; распростране­но было виноградарство и садоводство. Продукция земледельцев и городских ремесленников служила предметом обмена в хозяйствен­ных связях населения Южного Казахстана и Восточного Дешт-и Кыпчака и Семиречья. Торговля была одной из наиболее существен­ных сторон жизнедеятельности городов Южного Казахстана. Оживи­лась и транзитная торговля на пути из Европы через Крым, низовья Дона, далее в Сарайчик, Отрар, Сайрам с выходом на древние торго­вые пути из Средней Азии через Семиречье на Алтай и в Восточный Туркестан.

Торговый  взаимообмен скотоводов степных районов Восточного Дешт-и Кыпчака и Семиречья с земледельческим и городским насе­лением Южного Казахстана и Средней Азии положительно воздей­ствовал как на рост городского и земледельческого хозяйства на юге, так и скотоводческого в степи. Выгодное положение региона Южного Казахстана на стыке оседло-земледельческого мира скочевой степью, на перекрестке магистральных торговых путей сделали его центром хозяйственно-культурных, экономических контактов соседствующих народов. Они способствовали заимствованию кочевниками и земле­дельцами друг у друга элементов материальной культуры, быта, хо­зяйственных навыков, социальных норм, форм государственной орга­низации, военного искусства, вели к культурному обмену. Через эти города шло распространение среди степной аристократии мусульман­ской культуры, письменности, книжного образования.

Регион Южного Казахстана (по терминологии источников того времени — Туркестана), особенно его северная часть, были традици­онным политическим и экономическим центром всех государствен­ных образований на территории Казахстана. Присырдарьинские го­рода Сыгнак, Отрар, Ясы (Туркестан), Сайрам, Сауран, Сузак и др. постоянно были в центре военных столкновений правителей сосед­них государств. За них сражались с Тимуридами, правившими в Средней Азии (Мавераннахр), ханы Ак-Орды на рубеже XIV—XV вв., Абулхайр-хан — в 40—60 гг. XV в.; за них сражались с узбеками шайбанидами первые казахские ханы. Здесь правители Восточного Дешт-и Кыпчака раздавали владения своим вассалам, собирали на­логи, опирались на местные города в борьбе за власть в степи, осуществляли строительство. Здесь находились их родовые усыпаль­ницы (знак владения территорией). Свой вклад в развитие городской и земледельческой культуры на юге Казахстана, как и на юго-востоке в прошлом внесли далекие и близкие предки казахской народности, как и сами казахи в XV—XVII вв.

Процесс феодализации общественных отношений в кочевых ско­товодческих районах Ак-Орды, Ногайской Орды, Ханства Абулхайра и Могулистана происходил медленно, при значительном сохранении пережитков родоплеменной организации кочевников. Последнее было связано с ростом удельного веса кочевого скотоводства, рестав­рацией патриархальных черт в организации управления, в формах землевладения, эксплуатации подвластного населения в период мон­гольского господства.

Существовавшая улусная система общественной организации населения позволяла кочевникам иметь в общинном владении опреде­ленную территорию с пастбищными угодьями и водоемами, предот­вращала столкновения с другими улусными объединениями родоплеменных групп. Право на кочевые улусы и соответствующие им терри­тории имели все члены правящей династии (огланы, султаны, мир­зы). Многочисленная знать, возглавлявшая родоплеменные группы (улусбеки, эмиры, баи, Карачи), приобретала иммунитетные права (тарханство). В источниках отмечены другие формы землевладения, земельной собственности: инджу (ханские земли), мульк — частновладельческие земли, встречавшиеся в земледельческих оази­сах, вакф—земли мусульманских учреждений и духовенства в районах распространения ислама, в южных городах Казахстана. Более упоря­доченной стала система взимания налогов и податей с оседлого населения. Институт «родовой помощи» у кочевников скрывал раз­личные формы зависимости и эсплуатации бедных богатыми.

Интенсивно развивался в XIV—XV вв. начавшийся ранее процесс образования, объединения, становления тюркских литературных язы­ков трех основных диалектных групп: карлукско-уйгурской, уйгурско-огузской и кыпчакско-огузской. Монгольское завоевание не привело к распространению монгольского языка. Местная тюркская среда сравнительно легко поглотила монгольские элементы.

На кыпчакском языке в XIII—XIV вв. было создано большое количество литературных памятников, развивалось устное народное творчество. Кыпчаки и другие тюркские племена имели свою устную поэзию. Образцы фольклора (загадки, афоризмы, пастушеские пес­ни) сохранились в памятнике кыпчакского языка «Кодекс кумани-кус». В XIV—XV вв. из кыпчакско-ногайской подгруппы кыпчакской группы тюркских языков выделился казахский язык. В эту подгруппу кроме казахского входят ногайский и каракалпакский языки. В Дешт-и Кыпчаке, в Ногайской Орде развивалось творчество певцов (жы-рау), известны имена Сыпыра-жырау и Кодана-Тайши (XIV в.), Аса-на-Кайгы и Казтугана (XV—XVI вв.), воспевавших идею единства народа, любовь к родине. Складывался кыпчакский героический эпос.

В оседло-земледельческой полосе Южного Казахстана становил­ся господствующей религией ислам, распространяли свое влияние суфийские ордена «ясавийя» и «накшбандийя»; кочевое население придерживалось шаманизма и культа предков.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь