Главная Методический инструментарий Междисциплинарные исследования Методологические труды Новейшая история - новое научное направление Осовремененные обычаи и неотрадиции Проблемы конфликтных семей в Алматинской области Республики Казахстан

Проблемы конфликтных семей в Алматинской области Республики Казахстан

05 Сентября 2013
133
0

Калыш Аманжол Боранбайулы, д.и.н., профессор

ПРОБЛЕМЫ КОНФЛИКТНЫХ СЕМЕЙ В АЛМАТИНСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН // «Проблемы полиэтнического общества в Центральной Азии: вызовы и возможные решения»: Материалы международной научной конференции, посвященной 75-летию первой кыргызской женщины – ученого-этнографа Какен Мамбеталиевой. – Бишкек, 2013. – С.138-148. (ISBN 0803010000-13).

Общеизвестно, что одной из актуальных социальных  проблем, встречающихся не только в Казахстане, но и в других странах ближнего и дальнего зарубежья,  является  наличие конфликтных и нестабильных семей. Данное явление, очень сложное и многогранное по сути, взаимосвязано с социально-экономическими,  психофизиологическими, жилищно-бытовыми и пр. факторами. Поэтому обращение к этой проблеме, исследование разнообразных причин, сопровождающих конфликтные ситуации во взаимоотношениях супругов,могут способствоватьосуществлению профилактических мер с  целью преодоления негативных моментов в семейной жизни.

Необходимо сказать и о том,  что в сельской местности показатели разводов гораздо ниже, чем в городах, что обусловлено наличием следующих факторов. Во-первых, это связано с тем, что в селах по-прежнему сохраняется высокий статус мужчины, особенно среди казахов и родственных ему тюркских этносов или тех, которые придерживаются норм ислама. Этому способствует и то обстоятельство, что в сельской среде многие семьи  имеют подсобное хозяйство,  где требуется мужской труд, в связи с чем значительно поднимается престиж мужчины. Во-вторых, здесь наблюдается устойчивость влияния родственных, соседских, локальных и общественных связей. Здесь же мы должны учитывать влияние сельского коллективизма, когда жизнь каждого человека проходит на виду у всех, что также оказывает сдерживающее влияние на неустойчивость браков.  Вместе с тем, и здесь наблюдаются наличие  неблагополучных семей, в среде которых увеличивается число разводов,и происходит некоторое «привыкание» общественности к этому явлению.

  При сопоставлениичисла разводовпо районам Алматинской области выясняется, что в моноэтническом Райымбекском районе в среднем их число в пять раз ниже, чем в полиэтническом Енбекшиказахскоми в семь раз ниже чем в Коксуском районах. Аналогичным образом обстоит дело в моноэтническом Кызылбулакском (с. Актекше, Кокбастау) сельском округе (далее – с.о.)  Коксуского района по сравнению с полиэтническимАсинским (с.Кызылшарык, Асы-Сага, Дихан, Кайрат) с.о. Енбекшиказахского района уровень распада брака в последнем почти в три раза ниже. Такое различие, видимо, обусловлено относительной устойчивостью традиционных супружеских отношений, представлениями о незыблемости уз брака, меньшей инициативностью женщин в разводах в моноэтнических селах.

В полиэтнических селах Eнбекшинского и Асинского с.о. с более отчетливо выражена брачная избирательность и  более высоки требования к супружеским взаимоотношениям. Здесь наблюдается более терпимое отношение к разведенным женщинам. Что касается моноэтнических сел с абсолютным преобладанием казахов, то там состав населения более стабильный, что также способствует сохранениютрадиционной стабильности семей.

  Собранные нами материалы свидетельствуют о том, что показатели разводов характеризуются неоднородностью в зависимости от этнического составатого или иного населенного пункта, округа или района. Так, за 1970-1986 гг. в Асинском с.о. в среднем наиболее высокий уровень разводов по отношению к количеству заключенных браков наблюдается у русских (12%) и немцев (12,1%), затем в национально-смешанных семьях – 10,3%. У казахов аналогичные показатели за этот период составили 6,0%, у уйгур – 3,7%. В Енбекшинском с.о.также ведущее место по уровню разводимости принадлежит русским 14,1%, затем национально-смешанным семьям – 12,6%, казахам – 9,2% и другим этносам – 5% [1]. Следует отметить то обстоятельство, что несмотря на то, что у казахов и уйгур нестабильных семей меньше, тем не менее, в целом наблюдается тенденция к увеличению их числа.

  Сопоставление числа разводов по возрасту мужа и жены в моноэтнических и полиэтнических населенных пунктах устанавливает некоторое расхождение. Так, если в Кызылбулакском с.о. наибольшее количество разводов приходится на возраст от 25-29 лет (34,8% – у мужчин, 36,3% – у женщин), то в полиэтнических Енбекшинском и Асинском с.о– от 30 до 39 лет. Как видим, в последних выявляется относительное «старение» разводящихся лиц, что объяснимо, вероятно, более поздним вступлением в брак молодежи, что, по-видимому, связано с тем, что у девушек велико стремление к получениюопределенной специальности, а затем уже созданию семьи.

  Можно отметить также несоответствие числа разводов по половозрастномусоставу. Например, женщины более чем мужчины проявляют инициативу в разводе в молодом возрасте. Пик разводимости наблюдается у женщин от 30-34 лет в полиэтнических селах и от 25-29 лет в моноэтнических. В последующих возрастных группах инициатива развода переходит к мужчинам.

  Указанные выше тенденции можно в определенной степени объяснить тем, что 20-35-летние женщины верят в возможность создания новой семьи. С возрастомтакая возможность уменьшается. Обратная ситуация наблюдается у мужчин, у которых к 30-40 годам происходит стабилизация жизненных устоев, наблюдается рост общественной и производственной деятельности.

В целом разводы по инициативе женщин происходят чаще, чем по инициативе мужчин, что свидетельствует о коренных структурно-функциональных изменениях семьи. Эмансипация женщин, возросший уровень их самостоятельности предопределили требования новых внутрисемейных взаимоотношений. Следует признать, тот факт, что удовлетворение этих требований, в силу веками сложившихся традиций и существующих жизненных условий,  находится в настоящее время в стадии решения. Женщина, независимая от мужчины в хозяйственно-бытовой деятельности, а также экономически, больше не хочет сохранять семью любой ценой. Инициативу женщин при разводе следует, видимо, объяснить не только ее независимостью, но и повышенной нервозностью, возникающей от хронических, физических и  психических перегрузок.

В тех случаях, когда брак фактически прекращен и супруги проживают раздельно, истцами чаше становятся мужчины, поскольку развод им необходим для вступления во второй брак.

Отмечая в целом больший процент женщин-истцов нежели мужчин в  сельской местности, необходимо сказать,  что в моноэтнических хозяйствах инициатива женщин при разводе ниже, чем в полиэтнических.  Относительно низкая инициатива женщин,  установленная нами в моноэтнических селах Карабулакского с.о., мы полагаем, определена как традиционными устоями,  так и некоторой экономической зависимостью женщин. В этих поселках невысок уровень занятости женского населения в  производстве. Женщины могут быть заняты лишь на сезонных работах в  остальное время они не могут найти работу.

Сопоставление степени инициативности женщин, по национальной принадлежности выявляет некоторые различия.  Так в Асинском с.о. инициативность женщин выше, чем у мужчин: у русских на 71,6%, немцев на 50%, других национальностей на 50%, у казахов на 28%, у уйгуров на 12,5%,  национально-смешанных на 11,2%. В Енбекшинском с.о. инициативность в разводе женщин выше, чем у мужчин:  у русских на 45,6%, казахов на 25,9%, национально-смешанных на 25,1% [2].  Если сравнить два приведенных полиэтнических округов, тo мы увидим,  что в Асинском с.о.,  в более урбанизированном, а также ближе находящемся к столице совхозе уровень инициативности женщин в целом выше.

Анализ социально-профессиональных характеристик разводящихся показывает, что наибольший уровень разводимости устанавливается независимо от национальной принадлежности среди работников ручного труда, затем среди механизаторов, далее – служащих, руководителей и специалистов среднего звена. Наиболее низкая степень разводимости наблюдается среди руководителей и специалистов высшего звена, что, возможно, связано не только с общим уровнем культуры, но и с авторитетностью в селах представителей этого слоя. Как правило, в селах люди, занимающие хорошее социальное положение, дорожат своей репутацией и строже контролируют свое поведение в семье.

Анализ разводимости в зависимости от продолжительности состояния  в браке устанавливает, что чаще семьи распадаются по истечении 5-9 лет, затем 10-19 лет супружества. На третьем месте браки 3-4 лет, далее 1-2 лет. Обращает  на себя внимание разводимость по истечении 19 лет супружеской жизни, имеющая некоторые территориальные особенности. Так, в Асинском с.о. распад таких браков (3,7%) по уровню выше чем разводы  до 1 года совместной жизни (1,5%), а в Кызылбулакском с.о. Коксуского района не установлено ни одного случая расторжения брака  продолжительностью более 19 лет.

По мнению информаторов в в первые 5 лет брачной жизни складывается наиболее широкий спектр сторон (самостоятельное ведение хозяйства и бюджета, психо-физические  отношения, отношения с родственниками, друзьями и др.), требующих адаптации. Пожалуй, большая психическая нагрузка ложится на женщин. Разводы в эти годы происходят чаще из-за психологической несовместимости, что обусловлено особенностями характера и воспитания, а так же из-за сексуальной несовместимости. В этот период молодые крайне нетерпимы. Тем не менее, в первые годы разногласия,  хотя возникают и часто, а проходят бурно, но перемирие наступает быстрее и легче. В этот период женщина всецело отдана переживаниям чувства материнства. Совместная жизнь супругов пока еще окрашена продолжающимся  взаимным познанием, а также ожиданием жизненных перспектив, перемен к лучшему, надежды на урегулирование отношений после рождения детей, улучшения жилищных условий, приобретения обстановки и т.д.

Конфликты, появляющиеся после 5-9 лет совместной жизни, имеют более серьезные и глубокие причины преимущественно нравственно-психологического характера. Они порождены уже более глубоким осмыслением нравственных качеств друг друга, отрицательных обстоятельств личной жизни. К этому времени уже складывается четкое представление о семейном будущем. По истечении 5-9 лет первые дети также требуют нервных и физических затрат, в основном, от женщин. В некоторой степени обостряется финансовое положение семьи. Но главное, обиды и разочарования, а также терпимость приходят к некоему критическому уровню. Все эти условия вкупе создают платформу для накала психо-эмоциональных отношений супругов. Таким образом, можно сказать, что браки по истечение 5-9 лет проходят свою критическую точку, об этом свидетельствуют как наши полевые данные, так и литература. Именно в этот период, по мнению респондентов, конфликты наиболее остры, а развязки опасны в отношении сохранения семьи. Пройдя этот рубеж супруги переходят на новую ступень адаптации с уже имеющимся опытом смягчения или обхода конфликтов. В дальнейшем брачном возрасте существенное влияние оказывают также подросшие дети, которые могут оказывать определенное регулирующее воздействие на отношения родителей.

Распад семьи, представляющий собой сложное многогранное явление – это лишь заключительный этап отрицательных форм взаимоотношений супругов. Изучение причин, порождающих конфликтные ситуации в семье, а также разработка определенных рекомендаций в этом плане могли бы предупредить напряженные отношения  супругов и сохранить хотя бы некоторые семьи.

В основе механизма дезорганизации семьи, как показали полевые материалы, лежат, как правило, не одна, а несколько взаимосвязанных глубинных причин и поводов. И надо отметить, что эти причины и поводы,  возникающие  вследствие внутренних или внешних обстоятельств  и соотносимые с параметрами физического, психического, социально-нравственного порядка, порой очень запутанно переплетаются и меняются местами.

Многие разведенные репонденты-мужчины главной причиной своего развода называют измену жены. Однако эти версии, порой, вероятно, априорны. Видимо, данную причину  мужчины считают наиболее  оправдательной для  себя. Так, например, женщины «защитной» причиной считают пьянство  мужа. Примечательно, что уровень разводов из-за измены жены в полиэтнических хозяйствах  выше, чем в моноэтнических. В казахском традиционном быту измена жены - довольно редкое явление, причем резко осуждаемое общественностью. Разводы в таких случаях  считаются правомерными.

Прослеживается определенная закономерность в разводах из-за супружеских измен в зависимости от продолжительности брака. Чаще по этой  причине браки распадаются по истечении 5-9 лет. Данный мотив срабатывает  часто также при отдельном проживании молодых супругов, когда муж находится, например, на службе в армии. По мнению женщин, преобладающей причиной и поводом для разводов является пьянство и алкоголизм мужей, часто сопровождаемое побоями, жестокостью, всевозможными угрозами, отсутствием экономической помощи [3].

  Тем не менее, пьянство, возникающее даже  как следствие  более  глубоких причин, всегда играет в семье роль мощного катализатора  для действия всех других подводных рифов и приводит  к появлению целой цепи связанных друг с другом негативных  явлений. С распространением пьянства одновременно происходит ослабление контролирующего воздействия коллектива на индивидуума, некоторая утрата в общественном мнении здоровых семейно-нравственных устоев.

  Интересно отметить, что уровень разводимости из-за вмешательства родственников имеет определенные градации в зависимости от пола респондентов и структурной характеристики населения. Так, по мнению мужчин по этой причине расторгнуто браков: в Асинском с.о. 20,3%, Карабулакском – 17,4%, Енбекшинском – 25,0%, Кызылбулакском – 16,2%. Как видим степень разводов по данной причине больше в полиэтнических селениях, нежели в моноэтнических. В целом, женщины чаще, чем мужчины жалуются на вмешательство родственников.

Из-за фактического и предполагаемого бесплодия женщин расторгнуто: в Асинском с.о. – 3,3%, Карабулакском – 12,5%, Енбекшинском – 5,3%, Кызылбулакском – 28,6% [2]. В таких разводах инициаторами выступают обычно мужчины, во втором браке они уже имеют совместных детей. Однако есть случаи, когда из-за мнимого бесплодия жены мужчины дважды расторгали брак. В третий раз эти лица женятся на разведенных женщинах или вдовах, преимущественно имеющих детей.

Из-за осуждения мужа было расторгнуто: в пос. Кзыл-Шарык – 2,4%, Амангельды – 5,3%. Разведенные мужчины после отбытия срока, как правило, вступают во второй брак.

Разводы из-за психологической несовместимости устанавливаются чаще по данным суда, поскольку этот мотив является «защитным» и удобным для обоих супругов. Так, по всему Енбешиказахскому району за 9 месяцев 1987 г. было расторгнуто с данной мотивацией 36,5% браков, а за 1986 г. – 34,7%; в Коксуском районе за 1986 г. – 37,5%.

Однако при полевом обследовании разведенные лица называют иные более конкретные причины распада брака. Тем не менее, из-за психологической несовместимости расторгнуто, по мнению мужчин и женщин: в Асинском с.о. – 20% и 7,3%; Карабулакском – 25% и 9,1%; Енбекшинском – 20% и 7,9%; Кызылбулакском – 14,2% и 7,7% [1]. Как видим мужчины чаще, чем женщины называют данный мотив. Правомочно предположить, что психологическая несовместимость, сыграв свою дезорганизующую роль в семье, вызывает уже поводы и  мотивы разнообразного характера, которые и называются разведенными. Есть основания полагать, что именно данная причина во всей сложности своих проявлений является наиболее существенной  в процессе распада семьи. По данным полевых материалов (пос. Кызылшарык, Амангельды) на несходство характеров чаще ссылаются супруги разных национальностей, причем из числа рабочих.

Можно предположить, что разногласия на национальной почве, придающие  другим несоответствиям более жесткий характер, провоцируются отчасти,  недостаточно высоким уровнем культуры.  С другой стороны, как  показали полевые данные,  супруги обычные конфликты переводят на национальную почву. Противоречия этих параметров в семейной жизни выражаются в чувствах неудовлетворенности, кратковременных или хронических, приводящих постепенно к взаимному  отчуждению.

Конфликты могут возникать в результате неудовлетворенных потребностей:  эмоциональных,  сексуальных,  интеллектуальных, финансовых, жилищных,  социальных. Эти  потребности, как показывают результаты опроса, могут быть гипертрофированными,  объективными или даже заниженными,  что определено особенностями характера, воспитания, условиями предыдущей, жизни,  Естественно,  что  людям альтруистического типа легче адаптироваться, найти  гармонию в семье,  нежели эгоцентричным личностям.

Признавая важность в супружеских взаимоотношениях особенностей характера, считаем небезынтересным привести отрицательные качества брачных партнеров,  приведших к разводу, с  точки  зрения женщин и мужчин, а также общественного мнения обследованных хозяйств. Негативные черты мужчин,  неприемлемые для семейной жизни, с точки зрения женщин: 1– пьянство и побои; 2 – грубость; 3 – необоснованная ревность; 4 – скупость;  5 – отсутствие помощи в ведении домашнего хозяйства; 6 – эгоизм. С точки  зрения мужчин недостатки характера женщин:  1– сварливость, 2 – недовольство и критиканство,  3 – упрямство и неподчинение, 4 – неумение принять гостей,  5 –  повышенная требовательность в отношении финансов,  6 – непрактичность, 7 – неряшливость в ведении хозяйства [4].

Как видим,  претензии мужчин сведены,  в основном,  к нежеланию женщин находиться  по традиции в подчиненной роли в семье. В действительности в настоящее время даже в сельской местности наблюдается, в некоторой степени,  утрата таких извечно «женских» качеств как  терпимость  мягкость и уступчивость,  гибкость в семейной политике, женственность.

В самом деле, возможно, ритм современной жизни, нервные и физические перегрузки женщин притупили у них эти «женские» черты. Ведь вместе с новыми правами у женщин появилась и проблема гармоничного сочетания общественного труда и нескольких ролей: жены, матери, домохозяйки. Равноправие женщины, осуществленное в экономической, общественной и политической областях, еще не внесено до конца в быт. Практически женщины имеют двойную нагрузку. Особенно тяжела домашняя работа женщин в селах из-за специфики сельского быта и низкого уровня сферы бытового обслуживания. В отличия от города, где иногда молодые мужья помогают женам, в селах, в особенности среди казахского и уйгурского населения почти не наблюдается помощь супруга, что объяснимо как консервативностью их взглядов, так и тем, что у мужчин имеется свой участок работы по хозяйству, имеющий, в основном, посезонный характер.

Эмансипация женщины кардинально изменила ее духовный облик, значительно расширила кругозор и вместе с тем способствовала формированию в более выраженной форме чувства собственного достоинства, силы характера, самостоятельности, а также требовательности к брачному партнеру. С одной стороны эти черты женской личности подняли ее на небывалый прежде уровень, а с другой стороны они в семейной жизни вступают иногда в определенное противоречие с консервативным либо недостаточно прогрессивным типом мужской личности. Хотя казалось бы воспитание обоих полов осуществляется в принципе в единой среде: семья, школа. Однако «высвобождение» женщины гораздо быстрее произошло в ее собственном сознании, нежели в мужском, что, видимо, можно объяснить все-таки удобством для мужчин прежней традиционной формы супружеских взаимоотношений. Любопытно отметить, в этом отношении, некоторую двойственную реакцию мужчин на новое положение женщины. Мужчины и их родственники, в целом, положительно относятся к участию жен в создании экономичекого бюджета. Но очень неохотно сдают свои авторитарные позиции в отношении особого положения в семье: неучастия в домашней  работе и т.д.

Перечисленные женщинами негативные черты мужчин сводятся, в основном, к недостаткам нравственного порядка. Низкий моральный и культурный уровень, консервативное представление о роли женщины в семье, сформированное воспитанием и частично поддерживаемое, порой, страшим поколением, составляют основу недостойного поведения мужчин в быту. С другой стороны, эти отрицательные проявления мужчин в семье, как было сказано, могут быть отчасти реакцией на неправильное поведение со стороны жен: критиканство, сварливость и т.д. Здесь как бы образуется замкнутый круг, где трудно найти где причина, а где следствие. В целом неуважительный, эгоистический настрой супружеских отношений приводит к атмосфере отчужденности, тревоги, подавленности, пустоты [5] и т.д.

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что в структурных параметрах бракоразводных процессов в сельской семье народов Казахстана на примере Алматинской области проявляются как общие, так и специфическиеявления. Отмечаемый устойчивый рост числа разводов является показателем изменений, происходящих в структуре сельской семьи. Появились иные требования к внутрисемейным отношениям, что связано с социально-экономическими преобразованиями, явлениями урбанизации, новым правовым законодательством и т.д.Одним из главных факторов в трансформации характера брачных отношений является эмансипация женщин с их занятостью в общественном труде и экономической независимостью.

Как уже отмечалось, развод – это финал семейной дисгармонии. Воздействие на динамику напряженных взаимоотношений явилось бы  действенной  профилактической мерой. В этом отношении деятельность брачно-семейных консультаций  представляется насущной и необходимой.

  В настоящее время государством предпринимается ряд мер в целях стабилизации современной семьи. Главным мероприятием в этом отношении является борьба с пьянством, представляющим самую серьезную опасность для семей. Уже сейчас налицо имеющиеся результаты, которые дают возможность надеяться на спад количества разводов в будущем. Обеспечение молодых семей жилой площадью также будет способствовать устойчивости брака. Многое делается в настоящее время для облегчения труда женщин-матерей: им представляются дополнительные  отпуска, оказывается материальная помощь многодетным и одиноким матерям, предоставляются льготные условия работы, расширяются сети детских учреждений. В будущем необходимо шире практиковать сокращение рабочего дня женщины-матери, не нарушая при этом экономический бюджет семьи, что даст возможность женщине не только лучше восстановить  свои силы, но, прежде всего, заняться  более полноценным воспитанием детей.   Важной задачей является также предупреждение поспешных браков, для чего нужны разъяснительные беседы среди молодежи, ставящие  целью воспитание  у них социальной зрелости, умения распознавать людей, серьезно относиться к вопросам брака и интимных отношений.

  Необходимо выработать практику проведения бесед до регистрации брака не только с молодыми, но и с родственниками, в особенности, с теми с которыми им предстоит совместная жизнь. Известно, что в основе многих  семейных конфликтов кроется отсутствивие необходимых в супружеской жизни соответствующих знаний в области социологии, медицины, сексологии, психологии, этики, экономики и т.д. Поэтому было бы целесообразно поставить на более высокий уровень ведение занятий по этике внутрисемейных отношений в школах, а также ввести их в программу учебно-воспитательной работы в вузах. Это же касается повышения грамотности населения в вопросах физиологии  брака через популяризацию этих тем в печати.

  Важную роль в супружеских отношениях имеет полученное в семье воспитание. Так, например, в традиционном быту казахов, уйгуров и т.д. порой мальчикам излишне внушется приоритетность и престижность  их пола, у них не формируется уважительного, великодушного отношения к женщине, им не привываются навыки домашнего труда, относимого к «женскому». Не всегда, в особенности в городах и в неблагополучных семьях, воспитывается в достаточной мере у девочек уважение к мужчине, домовитость, хозяйственность, женственность и т.д. Такие издержки воспитания впоследствии значительно осложняют семейную жизнь. В связи со сказанным представляется очевидным необходимость популярной литературы, нацеленной на методы и способы воспитания  в детях правильных ориентиров, необходимых  в будущей семейной жизни, соответственно новым требованиям межличностных отношений.

  Определённо «терапевтическое» воздействие на граждан оказала бы более эффективная пропаганда через литературу, кино и телевидение положительных, в семейном отношении, образов мужчин и женщин, а также показ гармоничных супружеских отношений. Следует  заметить, что и в школах и в высших учебных заведениях и даже в некоторых семьях молодежь больше ориентируют на профессиональную сторону, нежели семейную жизнь. Думается, небезрезультатно было бы пропагандировать гармоничное сочетание семейных ролей и трудовой деятельности мужчин и женщин, а также поднимать престиж работающих женщин-матерей. Названные нами меры необходимы для устойчивого брака  с благоприятной здоровой семейной атмосферой, что насущно и важно для полноценного гармоничного развития поколений – стройтелей будущего.

  В целом, разводы являются не чем иным, как скрытым или явным показателем наметившихся изменений в установках поведения состоящих в браке супругов относительно ценности семейной жизни. И это не что иное, как уход от решения назревшей и безотлагательной проблемы. В настоящее время наличие или отсутствие детей не влияет на число расторгаемых браков, хотя еще недавно по традиции, особенно у казахов и других тюркских, а также исповедующих ислам, этносов казалось, что они могут удержать супругов от поспешных и необдуманных действий. Нельзя забывать и того, что на уровень числа разовод значительное влияние оказывают такие факторы, как отсутствие разветвленной и профессионально-функционирующей службы помощи семье, особенно в сельской местности и районных центрах; легкость бракоразводного процесса, мнимая «свобода» супругов и пр.

Список литературы:

1.  Материалы Алматинского областного архива ЗАГСа за 1970-1986 гг. (Коксуского, Райымбекского и Енбекшиказахского районов).

2.  Материалы народных судов Енбекшиказахского и Коксуского районов Алматинской области, 1970-1987 г.

3.  Полевые материалы Семиреченской этнографической экспедиции, 1986-1987 гг.

4.  Материалы этносоциологического опроса населения Алматинской области, 1987 г.

  1. Муздыбаев К. Стратегия совладения с жизненными трудностями // Журнал

  социология и социология антропологии = J. of  sociology a. Social anthropology. –  

  СПб., 1998. – Т. 1. – №2. – С.102-112.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь