Главная Междисциплинарные исследования Методологические труды Зарубежная казахстаника Аттила и Римское Папство

Аттила и Римское Папство

05 Сентября 2013
76
0

К.Т. Жумагулов

д.и.н., профессор, заведующий кафедрой всемирной истории, историографии и источниковедения КазНУ им. аль-Фараби, Почётный профессор Геттингенского университета 

АТТИЛА И РИМСКОЕ ПАПСТВО

Задача моего доклада состоит в том, чтобы показать на примере Гуннской  империи взаимосвязь Востока и Запада. При этом, следуя духу нашей конференции акценты будут сделаны и на религиозные отношения, которые во все времена остаются весьма актуальными.

Но прежде хотелось бы сделать некоторые вводные отступления. Предки казахского народа на протяжении двух тысячелетий играли значительную роль в развитии государств от дальнего Востока до Западной Европы, от Сибири до Индостана. Перемещаясь на огромные расстояния, племена и союзы племен не раз изменяли этническую и государственную картину Евразии. Это относится прежде всего к истории гуннов, которая является органической частью тюркской истории, а следовательно истории Казахстана. [1]

В советское время, как известно, историческая наука была слишком идеализирована и политизирована, это накладывало свой отпечаток как на разработку проблем всемирной истории, так и истории Казахстана. Занятие всемирной историей вообще была монополией центра.

Годы независимости после 1991 г. дали большую возможность объективно заняться проблемами всеобщей и национальной истории. Ученые и специалисты чаще выезжают в зарубежье для проведения научных исследований. Лично я, как победитель международных грантов и по приглашению университетов Германии, Италии, читая лекции, одновременно работал в крупнейших библиотеках и музейных фондах Европы. Редчайшие письменные источники по периодам поздней античности и раннего средневековья дошли до нас в оригиналах на латинском, греческом, раннегерманских и скандинавских языках. Здесь есть свидетельства и по тюркскому миру и гуннам. Это прежде всего хроники Аммиана Марцеллина, Аполинария Сидония, Клавдия Клавдиана, Гидация, Марцеллина Комита, Орозия, Иордана, Приска Панийского, Проспера Тиро, Иоанна Антиохийского и др.

Но особую ценность в Риме представляют редчайшие документы и материалы в научных фондах и музеях Ватикана, а также в материалах интерьеров собора Святого Петра – главного католического храма мира. Здесь и папская переписка, хроники, свидетельства очевидцев тех лет, экспонаты, которые могут пролить яркий свет на характер международных отношений бурного периода мировой истории.

Помимо этого мы широко используем материалы современных археологических раскопок и междисциплинарных изысканий, свидетельствующих о достаточно высоком уровне развития ремесел, торговли, военного искусства и других сторон общественного развития гуннского общества. [2]

За время векового существования (IV-V вв.) в Европе в бурную эпоху Великого переселения народов, Гуннская империя с центром в Паннонии (на территории позднейшей Венгрии, Австрии и части Югославии) объективно оказала свое воздействие на судьбы европейской истории. Помимо войн и переселений в той исторической эпохе можно увидеть пример многогранного взаимодействия Востока и Запада, синтеза, интеграции традиций и культур.

Наибольшего территориального расширения и наибольшей мощи Гуннская держава на Западе достигла под предводительством Аттилы (род. ок. 395 г. ум. в 453 г.), правившего с 434 по 453 гг. Греческие и латинские источники свидетельствуют, что Аттила происходил из царского рода, который на протяжении поколений правил гуннами.

Аттила был крупным государственным деятелем, совершившим великие деяния, мудрым правителем, искусным дипломатом и справедливым судьёй. С полным основанием его следует считать наиболее выдающейся личностью I тысячелетия.

Гуннские пределы простирались в ту пору с востока на запад - от Алтая, Средней Азии и Кавказа до Дуная и Рейна. Гуннский союз в Центральной Азии способствовал сложению впоследствии казахского этноса и других тюркоязычных народов.

Время  Аттилы оставило неизгладимый след в истории Евразии, который сохранился не только в исторических сочинениях, хрониках и эпических творениях. Мне удалось установить, что по крайней мере в 18-и произведениях германского героического эпоса и скандинавских саг отражены великие деяния гуннов и их правителя (в них он называется Attila, Etzel, Atzel, Atli).

В то же время может возникнуть вопрос, как же так, гунны на Запад пришли как завоеватели и столько внимания уделяется им в писаниях и сказаниях?! Тут ответ, на мой взгляд, может быть таков. Многие народы Европы рассматривали Гуннскую державу как противовес Римской империи, как спасительницу от римской экспансии. Так, ряд германских племен, находившихся в зависимости от Гуннской державы, - участвовали в войнах против Рима.

К середине V в. взаимоотношения  между Западно-Римской империей и Гуннской державой все более ухудшались. Гигантское столкновение этих сил становилось очевидным.

События середины V в. свидетельствуют о военной мощи Гуннской империи. Сконцентрировав силы, правитель Аттила организовал поход на Западную Европу, ставивший целью расширение её территории. Современник той бурной эпохи хронист Проспер Тиро писал, «что, как только он (Аттила) переправился через Рейн, многочисленные галльские города охватил страх. И решили быстро наши: римляне и готы объединенными войсками встретить дерзкого врага». [3]  

Борьба с гуннами объединила Римскую империю и Вестготское королевство, которым удалось увлечь за собой другие союзы кельтских и германских племен. Были забыты прежние противоречия и борьба.  Объединенное войско Рима, Вестготского королевства на территории Галлии, Испании и других союзов племен Запада возглавил полководец Патриций Аэций.

После победоносного шествия по территории Северной Галлии, т.е. Франции решающая битва произошла в 451 г. на Каталаунских полях в Шампани. Это сражение я отношу к числу крупнейших битв и наряду с Каннами (216 г. до.н. э.) во время Ганнибала и Ватерлоо (1815 г.) в период Наполеона, оно относится к знаменитым битвам европейской и мировой истории.[4]

Вслед за Каталаунской битвой, буквально через несколько месяцев Аттила предпринял новый поход. Теперь он уже был направлен в сердце Римской империи – Италию.

После того как вся Северная Италия была взята гуннами их путь в Рим был недолог. Все более очевидным становилось, что Западная империя не располагала силой, способной остановить натиск грозных завоевателей, и Аттила был близок к мировому господству. Держава, состоящая из 4-х частей, на северных рубежах простиралась от так называемой Скифии (царство гуннов) до Германии (ScythicaetGermanicaregna). На юге данниками Аттилы являлись обе Римские империи (Восточно-Римская и Западно-Римская). По своей территории и влиянию империя Аттилы географически охватывала тем самым почти 4 части света: с востока на запад и с севера на юг (древнетюркское: tört bulun, казахское «дүниенің төрт бұрышы»).

Но как далее проходили драматические события в Италии, где во главе победоносного войска находился Аттила? В этом трудном для Западно-Римской империи положении император Валентиниан III бездействовал в Равенне, тревожно следя за тем, что произойдет дальше. Что касается полководца Аэция, то он так же был в замешательстве. Армия Рима не могла далее противостоять натиску гуннов, она была парализована их успехами в Северной Италии.

В конце концов, решено было использовать вполне апробированный восточными ромейцами (византийцами) прием: делегирование посольства к Аттиле. Его возглавил сам папа Лев I, прозванный позднее Великим; в его составе находились также консул Авин и префект г. Рима Тригеций. Современник тех дней Проспер Тиро писал: "...et tot nobilium provinciarum lattissima eversione credita est saevilia et cupiditas hostilis explenda, mhilque inter omnia consilia principis ac senatns populique Romani salubrius visum est, quam ut per legates pax truculentissimi regis expeteretur, Suscepit hoc negotim cum vim consulari Avieno et viro praefectorio Trygetio beatissimus papa Leo auxilio dei fretus, quem scirel numquam piorum laboribus defuisse. nee aliud secutum est quam praesumpserat fides, nam tota leganione dignanter accepts ita summi sacerdotis praesentia rex gavisus est, ut bello abstinerc praeciperet et ultra Danuvium promissa pace discederet" (и сильные разрушения ряда провинций, сопровождавшиеся жестокостью и алчностью врага оставляли только одну надежду на то, что власть, сенат и римский народ ничего лучшего не найдут, как просить через посольство безжалостного короля о мире. Эта задача была возложена на эксконсула Авина и экспрефекта Тригеция и блаженного папу Льва, возлагавшего все надежды на бога, который, как он знал, не оставит своих в беде. Он понимал также, что его вера ему предвещала. Все посольство было принято с уважением, король был особенно доволен присутствием высшего главы церкви, что отказался от дальнейшего ведения войны, обещая соблюдать мир и вернуться обратно по ту сторону Дуная. [5]

Встреча состоялась на Амбулейском поле в среднем течении р.Минций (ныне Минчо): " igitur dum eius animus ancipiti neaotio inter ire et non ire fluctuaret secumque deliberans tardaret, placida ei legatio a Roma advenit. nam Leo papa per se ad eum accedens in agroVenetum Arabuleio, ubi Mincius amnis commeantium frequentatione tmnsitur. qui mox deposuit exercitatu furore et rediens, quo venerat, iter ultra Danubium promissa pace discessit..." ("И вот, пока дух Аттилы колебался относительно этого опасного дела - идти или - не идти, - размышляя сам с собой, медлил, подоспело к нему посольство из Рима с мирными предложениями. Пришел к нему сам папа Лев на Амбулейское поле в провинции Венетий, там, где река Минций пересекается толпами путников. Аттила прекратил тогда буйство своего войска и, повернув туда, откуда пришел, пустился в путь за Данубий, обещая соблюдать мир". [6]

На первый взгляд представляется парадоксальной встреча двух личностей. С одной стороны, Аттила - государь, стоявший во главе гуннской империи, грозный завоеватель; человек, глубоко вобравший в себя языческие представления своего народа. Имя его еще раз всколыхнуло язычество Востока и Севера Европы в пору начала распространения христианства. С другой стороны, это папа римский Лев I - глава христианской церковной иерархии.

Анализируя редкие источники, имеющиеся в книгохранилищах и фондах Европы, мы не находим, однако, подробного указания самого Льва I об этой миссии к Аттиле, которая, кстати говоря, объективно подняла высоко авторитет папы, оказавшего влияние на повелителя народов Востока и Запада в столь грозный для Римской империи час. И Лев I был прозван Великим.

И если Аттила, стоявший у стен Рима, проявил уважение к главе христианской церкви, остановившись перед папой, то этого нельзя сказать о другом персонаже того времени Гейзерихе, короле вандалов. Тремя годами позже, в 455 году тому же Льву I не удалось удержать его. Вандалы опустошили и разрушили, до нитки обобрали его население; отсюда понятие "вандализм" - массовое уничтожение культурных и материальных ценностей, зверства и бессмысленная жестокость. После 14 -дневного разграбления Рима Гейзерих со своими войсками ушел из города. Есть сведения, что король вандалов вывез оттуда и тысячи пленных римских ремесленников. Как писал в частности, Прокопий Кесарийский, Гейзерих, "нагрузив на корабли огромное количество золота и иных царских сокровищ, отплыл в Карфаген, забрав из дворца и медь, и все остальное. Он ограбил и храм Юпитера Капитолийского и снял с него половину крыши. Эта крыша была сделана из лучшей меди и покрыта густым слоем золота, представляя величественное и изумительное зрелище. Из кораблей, что были у Гизериха, один, который вез статуи, говорят, погиб, со всеми же остальными вандалы вошли благополучно в гавань Карфагена". [7]

И то, что властитель огромной Гуннской державы, данниками которой были обе Римские империи, остановился перед капитулирующим городом Римом, внимая просьбам посольства во главе с папой римским, - говорит о мудрости Аттилы. Он остановил буйство своего войска, отказываясь, по существу, от бессмысленных разрушений и жертв. Здесь Аттила выгодно отличается от короля вандалов Гейзериха или – вестготов Алариха, хотя в некоторых церковных легендах его окрестили «Бичом Божьим».

Но вернемся же к исторической встрече 452 г. Читая папскую переписку тех лет, мы нашли письмо от 512 или 513 г., которое адресовали епископы восточных районов к папе Симмаху (498- 514). Из его содержания мы узнаем, что Лев I говорил с Аттилой и об освобождении пленных, которые были захвачены гуннами. [8]

В русскоязычной литературе, включая и советскую историографию, история гуннов в Европе почти не освещалось за исключением отдельных упоминаний. [9] Отрицательное было отношение и к истории религии. Так например, в обобщающей книге по упадку Западной Римской империи и возникновению германских королевств, советский медиевист А.Р.Корсунский и историк ГДР Р.Гюнтер ограничивались всего лишь одним-двумя предложениями: "но ситуация в Италии оказалась опасной для самих гуннов, так как страна страдала от голода и началась эпидемия. Это обеспечило римскому посольству во главе с папой Львом I ведение переговоров с гуннами". [10]

Продолжая анализ рассматриваемой встречи на Амбулейском поле Аттилы и Льва I, мы должны отметить, что именно после нее начинается подъем авторитета церкви и папства. Для истории папства и всей средневековой Европы эта встреча имела объективно огромное значение в смысле роста политическоговлияния пап и клира на протяжении всего средневековья и последующей истории. Папство превращается постепенно в активную силу, способную вершить светскими делами в масштабах Европы. [11]

Именно с этой точки зрения следует рассматривать, например, деятельность пап и по отношению к лангобардскому королевству в Италии в сер. VIII в.- как логическое завершение активной политики, которая была начата в 452 г. В 756 г. папе Стефану II при поддержке Франкского королевства удалось избавиться от лангобардов и основать в Средней Италии светское государство пап. Это было сделано взамен тому, что несколько раньше в 751 г. папа Захарий санкционировал присвоение майордомом франков Пипином Коротким королевского титула и низложение Меровингской династии.

Мы могли бы привести и другие примеры из истории средних веков: например,встречу в 799 г. папы Льва III с будущим Карлом Великим в Падерборне (Германия). Именно после этой встречи в следующем 800г. Лев III венчал франкского короля короной римских императоров в храме Св. Петра в Риме. Можно было бы остановиться и на борьбе германских королей и папства за инвеституру и т.д.

Возвращаясь вновь к указанной встрече на Амбулейском поле 452 г., вспоминается факт из новой истории Европы XIX в., когда после битвы в Сольферино в 1859 г. Наполеон III пригласил австрийского императора Франца Иосифа I к переговорам, которые проходили в 5 км. от того исторического места, где 1400 лет назад была миссия Льва I к Аттиле. Людская молва до сих пор говорит о встрече здесь короля гуннов с папой.

Из вышеизложенного вытекает, что гунны, поклонявшиеся небесным светилам, тенгрианству, проявили терпимость к религиозным представлениям покоренных народов. Аттила, выгодно отличался от своих современников – воителей, предпринимавших походы на Рим. Он проявил уважение к христианской религии и римскому папе. Не случайно и сейчас в главном католическом храме – соборе Святого Петра в Риме можно увидеть изображения великого правителя Гуннской империи.

________________________________

1. Жумагулов К.Т. Гунны и ранняя история Казахстана. – Вестник КазНУ, серия историческая, вып.№1 (24), Алматы, КазНУ, 2002, с.3-7.; Жұмағұлов Қ.Т. Ғұндар алғашқы еуразиялықтар еді. – «Қазақ әдебиеті», 12.04.2002, №15, 14-15 бб.

2. См. напр.: Жумагулов К.Т. Материальная культура и военное искусство гуннов в экспозиции исторического музея города Шпейера (Германия). – Материалы международной научно-практической конференции «Вклад учёных КазНУ им. аль-Фараби в реализацию программы «Культурное наследие»: достижения и перспективы развития». (Алматы, 27 февраля 2009 г.). – Алматы, 2009. – С. 17-19.

3. Prosper Tiro. Epitoma de Chronicon. – Monumenta Germaniae Historica (MGH)/ Auct. Antiquis., t. IX, Vol. I. Berolini, 1892, p. 481.

4.См. Жумагулов К.Т. Каталаунская битва // Отан тарихы. Научный журнал НАН РК. Алматы 2011, №2 (54) – С. 11-24.

5. Prosper Tiro. Epitoma de Chronicon, 1367-MGH, Auct. Ant,  T. IX,  Chr.min.,  Vol. I, 1892 p 482.

6. Jordanes. Getica. MGH Auctores Antiquissimi. Ed. Th. Mommsen. Berolini, Weidmannos, 1882, T. V, p.1, 223

7. Прокопий Кесарийский.  Война с вандалами.  - В кн.: Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. Рус. пер, АЛ, Чекаловой. М,, "Наука", 1993, кн. I  V 4-6.

8. Patrologia Latina, Ed. J-P. Migne, Paris, 1865 p. 59-60;  Cp. CasparE. GeschichtedesPapsttums. Bd. II.  Tübingen, 1933, S. 121-122.

9.  См. Жумагулов К. Т. Поход Аттилы в Галлию. Вестник КазГУ, сер. истор., вып. 15, Алматы, 1999, с. 130-131

10. Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Упадок и гибель  Западной  Римской  империи  и возникновение германских королевств /до середины VI в./. М., МГУ, 1984, с, 115.

11. Cм. Kurze Biographien – Alle Päpste. Von Petrus bis Benedikt XVI., Lozzi Roma, 2005, S. 3,13


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь