Главная Методический инструментарий Междисциплинарные исследования Методологические труды Новейшая история - новое научное направление Политика Роль алашордынской интеллигенции в общественно-политической жизни Казахстана в начале ХХ века

Роль алашордынской интеллигенции в общественно-политической жизни Казахстана в начале ХХ века

05 Сентября 2013
416
0

Мусабалина Г.Т. , д.и.н., зав. кафедрой истории

 Казахстана ЕНУ им Л.Н.Гумилева

В настоящее время одной из самых сложных и острых проблем, изучаемых отечественной исторической наукой, является вопрос обобщения исторического прошлого, идейно-политической и социально-культурной деятельности казахской интеллигенции, ее места и роли в общественно-политической жизни страны в переломное время. В этом смысле начало ХХ века занимает в истории Казахстана особое место, так как являясь национальной окраиной царской России, Казахстан входил в сферу непосредственных имперских интересов, получивших воплощение в широкомасштабных мероприятиях по его реформированию, когда сама логика принимаемых реформ с поражающей достоверностью исторического факта раскрыв магистральные направления колониально-захватнических устремлений Российской империи относительно азиатского направления ее новой государственной политики, стала закономерной предтечей возникновения на политической арене Казахстана первой четверти ХХ века передовой алашордынской интеллигенции, которая, начав свою деятельность «с культурного просветительства и оппозиционного либерализма» и своевременно отказавшись от последнего, «ускорилась в своем развитии до политической организации с четкими национально-государственными демократическими приоритетами»[1].

В целях освоения богатейшего по своим природно-экономическим ресурсам Степного края царское правительство, как известно, разработало специальную программу по его исследованию, которая включала в себя следующие мероприятия: организацию научных экспедиций, открытие научных отделений РГО и статистических комитетов, создание печатных органов, первых краеведческих, медицинских и других всевозможных обществ. Для осуществления намеченного, как требовали того колониальные устремления царизма, необходимо было с наибольшей пользой задействовать весь резерв интеллектуальных сил, поэтому во всех просветительских мероприятиях были максимально задействованы и политические ссыльные.

Активное участие в проводимых мероприятиях принимала и казахская интеллигенция, начиная еще с Чокана Валиханова, Абая Кунанбаева и Ибрая Алтынсарина – первой «когорты казахских просветителей», которые в своей общественно-научной деятельности и творчестве опирались на просветительские идеи передовой русской общественной мысли, передовой русской культуры, навсегда став идеалом и путеводной звездой для всего последующего поколения национальной интеллигенции, включая и алашордынцев.

Вспомним, что Ч. Валиханов был действительным членом Императорского Русского географического общества (ИРГО), Абай принимал участие в работе Семипалатинского областного Статистического комитета, открывшегося благодаря усилиям политического ссыльного Е.П. Михаэлиса в 1883 г., И. Алтынсарин был член-корреспондентом Оренбургского отделения географического общества. А если говорить об Алихане Букейханове – теоретике и лидере национально-освободительного движения Алаш, организаторе первой политической партии «Алаш», то он начинал свою деятельность с участия в работе  западносибирского краеведческого общества, проводя кропотливую работу по сбору, систематизации и публикации материалов по истории края. В работе данного общества в свое время принимал участие и Ч. Валиханов – ближайший друг известного исследователя Азии Г.М. Потанина, который «постоянно проявлял интерес к инородцам, знал их быт, нравы и всячески способствовал сохранению их самобытной культуры», уже в период революционных «бурь и тревог» возглавит зародившееся еще в 60-е годы XIX века национальное движение сибирских областников – сибирское областничество, также ставившее целью отделение Сибири, создание своей автономии. Отстаивая интересы представителей национальных окраин, он политически убежденно будет поддерживать алашордынцев, «публично выступив за предоставление казахам автономии» [2].

Вся научно-просветительская деятельность алашордынской интеллигенции в начале ХХ века, как уже сказано, была полностью созвучна с идеями и мыслями их великих предшественников. В условиях тотальной колонизации края в историческом контексте конца XIX века, когда полным ходом осуществлялась набиравшая обороты переселенческая политика, подавлялись мельчайшие проявления недовольства, первые очаги национально-освободительного движения и шло укрепление колониальной администрации края, усиление всех вертикалей власти, еще только нарождавшаяся алашордынская интеллигенция вместе с прогрессивно настроенными представителями русской интеллигенции, искренне сочувствовавшими демократическим ценностям казахского народа, принимали деятельное участие в работе научных обществ, внося свой посильный вклад в развитие культуры и образования Степи. Они занимались наукой, литературным творчеством и вели активную общественно-политическую жизнь, полноправно участвуя в государственных и общественно-политических структурах Российской империи, которая, безусловно, нуждалась на тот момент в особо одаренных и высокообразованных этноинтеллектуалах, их знаниях и эрудиции.

Так, приглашенный в 1896 году для работы в составе экспедиции под руководством Н.А. Щербины Алихан Букейханов, например, подготовил «Примечание» к солидному 13-томному научному изданию «Материалы по киргизскому землепользованию …», подробно описав общинно-аульные группы, родовые схемы, точные границы естественно-исторических районов, составив таблицы и схемы перекочевок и алфавитный указатель к 6-му тому данного издания. Аналогичную работу проделал А. Букейханов и к «Материалам …» по Павлодарскому, Семипалатинскому уездам Семипалатинской области и Омскому уезду Акмолинской области [3] (Галиев).

А несколько ранее в разделе «Распределение населения киргизского (казахского) края по территории, его этнографический состав, быт и культура», написанному к другому 18-томному собранию под общим названием «Россия. Полное географическое описание нашего края»,   А. Букейханов, давая общую характеристику культуры нашего народа, высоко оценивает Абая, как «представителя нового течения» в казахской поэзии и, знакомя русского читателя с его творчеством, подчеркивает свое идейное родство с поэтом, «поскольку поколение интеллигентов-казахов начала ХХ века, работавших за государственное самоопределение казахского народа, стремилось к широкому освоению культурного наследия прошлого как стимул к пробуждению и развитию национального самосознания простого народа» [4].

Мощным средством пробуждения национального самосознания станет в это время печать. Со второй половины XIXвека впервые начнут выходить в свет такие просветительские издания на казахском языке, как «Туркестан уалаятынын газеты», «Дала уалаятынын газеты», а затем и своевременно созданная А. Байтурсуновым общенациональная общественно-политическая газета «Казах», которая станет рупором политической программы А. Букейханова. На ее страницах найдут освещение общественно-политические и правовые идеи деятелей движения Алаш, их мысли о судьбе казахской нации, ее государственности, о праве нации на самоуправление, о национальном равноправии, свободе и независимости, идеи демократии, межнационального согласия и толерантности – идеи, нашедшие свое достойное воплощение в условиях современного независимого Казахстана. То есть, вся система взглядов алашордынской интеллигенции на прошлое, настоящее и будущее Казахстана найдет путь к сердцам соотечественников через публикации в печати. Много научных трудов будет издано ими по проблемам языка и литературы, истории, педагогике, математике, экономике и праву.

Знаковое сочетание в Алихане Букейханове ученого-интеллектуала и видного общественного деятеля позволили ему понять и предугадать многие закономерности и противоречия эпохи. Несмотря на «полифонический хаос социальных отношений» общероссийского свойства, полное отсутствие каких бы то ни было ориентиров в выборе средств политической борьбы, уже сформировавшаяся и окрепшая в водовороте событий общественно-политического характера казахская политическая интеллигенция Алаш-Орды, представлявшая цвет нации, во главе с идейным вдохновителем и лидером движения Алаш  А. Букейхановым внесла неоценимый вклад в решение сложнейших и однозначно политически острых на тот момент вопросов, связанных с судьбой родного народа, подготовив законопроект о типе национально-государственного образования казахов, его месте на евразийском геополитическом пространстве, объединенном Российской империей, а после ее развала представления алашордынцев «о полномочиях и статусе складывались уже по мере развития политической ситуации и под ее непосредственном воздействием, сохраняя при этом идею модерного национального, но не моноэтнического государства»[5].

Автономия будет провозглашена на втором всеказахском курултае в декабре 1917 года по инициативе А. Букейханова, так как лишь только «после свержения самодержавия в Азиатской России, как и по всей стране, началось создание различного рода национальных объединений (комитетов) и национально-партийных формирований»[2].

Таким образом, алашордынская интеллигенция, как их духовные предшественники-«прародители», сумели не только предугадать наиболее приемлемый в исторически сложившихся условиях путь развития – автономизм, но и единственно верно и исторически оправданно сориентировать свой народ на его духовные истоки, самобытную культуру, сохранение традиций и обычаев предков.

Чувство глубокого патриотизма и любви к Родине, почти врожденное чувство истории, свойственное всем алашордынцам и их идейному лидеру и вдохновителю Алихану Букейханову, умевшему думать за многих и при этом думать исторически масштабно и далеко на перспективу, его искреннее стремление понять и предугадать все закономерности смены культур, строя не могли, конечно же, уберечь его и его соратников от ошибок, вполне объяснимых и оправдываемых в историческом контексте переломной эпохи, которые были связаны с их подпольной деятельностью в борьбе с наступавшим советским режимом, связью с представителями антисоветской эмиграции, троцкистской оппозиции и правыми. Однако, вскрывая эти ошибки, не следует забывать о необходимости цивилизованного подхода к пониманию очевидности того, что это была одна из крайних форм сопротивления в период бездорожья, когда в гражданской войне, развязанной большевиками, они, ориентируясь на сибирское областничество, оказались не только «по ту сторону баррикад» вместе с сибирскими правителями почти до конца 1919 года, но и «оказались один на один с упрочившей свои позиции новой властью» и вынуждены были «пойти на единственно приемлемое, хотя и чрезвычайно тяжелое решение – войти в соглашение с идейными и политическими противниками в обмен на декларированное обещание сохранения национальной автономии»[4].

В отличие от движения сибирских областников, так и не сумевших в исторически сложившихся условиях создать единую общесибирскую организацию, общественно-политическое движение Алаш, в числе лидеров и активных участников которого были выдающиеся представители науки и культуры, опираясь на идеи своих «духовных» прародителей, великих своих предшественников, сумели создать первую в истории Казахстана политическую партию «Алаш», правительство Алаш-Орда и добиться национально-государственного самоопределения – автономии, пролонгировав взгляды сибирских автономистов (областников) в историческом контексте начала ХХ века.

Литература

1.  История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Том 3. – Алматы: «Атамура», 2000. – С.665-666.

2.  Ламин В.А., Шиловский М.В. «Сибирские автономисты (областники) и деятели «Алаш-Орды»//Материалы международной научно-практической конференции «Влияние идей движения «Алаш» на Евразийском пространстве: история и современность». – С.27

3.  Галиев В.З. Общественная деятельность политических ссыльных в Северо-Восточном Казахстане (1890-1904). – Алматы, 2004. – 216 с.

4.  Касымжанов А.Х. Портреты: Штрихи к истории Степи.- Алматы, 1995. – с. 128.

5.  Аманжолова Д.А. Алаш как этнополитический феномен: опыт исторической и историографической рефлексии // Материалы международной научно-практической конференции «Влияние идей движения «Алаш» на Евразийском пространстве: история и современность». – С.13.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь