Главная История Казахстана Независимый Казахстан Политическая модернизация Модернизация Казахстанского общества и его отражение в массовом сознании

Модернизация Казахстанского общества и его отражение в массовом сознании

04 Сентября 2013
408
0

МОДЕРНИЗАЦИЯ КАЗАХСТАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ЕГО ОТРАЖЕНИЕ В МАССОВОМ СОЗНАНИИ

Модернизация общества в классическом понимании имеет несколько измерений: экономическое, социальное, политическое. Но все более модернизация осознается и как изменения в сфере культуры, которые способствуют формированию определенного типа сознания и детерминируемых им поведенческих практик индивидов, влекущих за собой соответствующее изменение общественных институтов. Без формирования нового типа личности, являющегося продуктом социокультурной модернизации, никакие модернизационные инициативы, разработанные на макроуровне не могут быть продуктивными /1/. В данной статье мы, опираясь на результаты двух опросов, постараемся, во-первых, через анализ ценностей выявить некоторые существенные характеристики процессов модернизации массового сознания современного казахстанского общества, а именно, какие ценностные и политические ориентации стали достоянием общественного мнения; во-вторых, выявить связь между некоторыми аспектами социального неравенства и их отражения в массовом сознании. Двадцать лет в Казахстане идут процессы политической модернизации общества. За это время сменились режим и институты власти, элиты и системы политических ценностей. Пришло новое поколение, чье знакомство с политикой строится на целях и ориентациях, отличных от тех, которые сопровождали жизнь их родителей. Человеческое лицо политики в значительной степени зависит от ценностей – субъективных предпочтений людей, их представлений о желаемых или нежелательных событиях и общественной значимости тех или иных явлений. Именно ценности во многом обусловливают специфику человеческого поведения и выбора в сфере политики. На ценностной основе формируется активное отношение человека к политике, выражающееся в его целенаправленных действиях, благодаря этому политика доходит до жизненных оснований личности. Сама возможность политического действия начинается с ощущения гражданского достоинства – восприятия себя как ценности, как благой и необходимой силы. И, наоборот, именно с принижением гражданского достоинства начинается отказ от политики, поэтому «гражданин, лишенный этого чувства, -  политически недееспособен, народ, не движимый им – обречен на тяжкие исторические унижения» /2/. К 20-летию независимости Республики Казахстан В июле-августе 2007 года в рамках проекта «Основные идейно-ценностные и политические ориентации населения Казахстана» Институтом философии и политологии МОН РК был проведен социологический опрос в 4-х регионах Казахстана, а также в городах Астана и Алматы. Опрос проводился в следующих регионах: Акмолинской, Алматинской, Восточно-Казахстанской, Южно-Казахстанской областях. Всего было опрошено 800 человек. В нашем опросе респондентам было предложено 38 альтернативных ценностей, которые мы условно разбили на базовые и социально-политические. К базовым ценностям отнесли смысложизненные ценности человеческой жизни и витальные, т.е. необходимые для сохранения человеческой жизни. В группе социально-политических ценностей оказались ценности, которые определяют процесс формирования личности. Базовые ценности: семья, здоровье, законность, мир, безопасность, достаток, дом, благополучие, стабильность, порядок. В социально-политических ценностях выделили следующие группы: 1) ценности социализации: труд, профессия, карьера; 2) либерально-демократические: справедливость, свобода, достоинство, суверенитет, демократия, равенство, собственность, индивидуализм, рынок, реформа; 3) патриотические ценности: Казахстан, Родина, народ, вера, патриотизм, солидарность, согласие, нация, терпимость, прогресс, интернационализм; 4) традиционные: род, коллективизм, СССР, социализм. Опрос показал, что население Казахстана, в первую очередь, выбирает ценности, которые мы назвали смысложизненными и базовыми. Эти ценности доминируют в массовом сознании. Что касается социально-политических ценностей, то среди ценностей социализации наиболее устойчивой является ценность труда. Ценности профессионализма и карьеры в общественном мнении неустойчивы. Иерархия либерально-демократических ценностей выглядит следующим образом: 1. Справедливость – 44,31% 2. Свобода – 35,29% 3. Достоинство – 28,29% 4. Суверенитет – 24,16% 5. Демократия – 24,91% 6. Равенство – 22,65% 7. Собственность – 12,64% 8. Индивидуализм – 8,01% 9. Рынок – 7,76% 10.  Реформа – 5,38% К 20-летию независимости Республики Казахстан Среди демократических ценностей особо значима справедливость, не равенство, а именно справедливость. Возможно, каждый человек понимает ее по-своему, но она является важной характеристикой сознания и поведения большинства. В соответствии с этой ориентацией люди оценивают, насколько, по их мнению, справедливо относятся к ним в производ- ственных организациях, насколько комфортно устроены по месту жительства, что делают местные органы власти для их благополучия, и прежде всего государственные /3/. Возросла значимость таких ценностей, как свобода, самоуважение, достоинство. Хотя на эти ценности ориентированы менее половины опрошенных, но они являются устойчивыми в общественном мнении. Такие ценности демократии, как суверенитет, равенство на сегодня не являются доминирующими, но они близки к тому, чтобы стать устойчивыми ориентирами для казахстанцев. Анализ социологической информации показывает, что хотя в казахстанском обществе политические ориентации стали разнообразными, но вопрос в том, что основные убеждения группируются вокруг нескольких политических ориентации: социал-демократической - 21%, либерал-демократической - 13,52%, национал-патриотической - 11,76%. Показатели выбора остальных идейно-политических течений – меньше 10%. Около сорока процентов (39,42%о) вообще затруднились с ответом. Проведенные исследования показали, что идейно-политический плюрализм не только не стимулирует процесс политической социализации, но и приводит к размыванию общих представлений. На сегодняшний день 39,42% населения не идентифицируют себя с какими бы то ни было идей- но-политическими течениями. Причем среди русского населения таковых оказалось 48,34%, среди казахского – 37,11%. В сфере идеологии «кризис идентичности» связан с утратой определенности и унифицированности мировоззрения /4/. Следует учитывать, что идеологическая дифференциация носит достаточно условный характер, в действительности отражая не восприятие тех или иных идеологических доктрин, а отношение к социокультурным мифам, стоящими за этими идейно-политическими течениями. Доминирующей идеологии на сегодня нет. В реальной жизни самые разные идеологические концепции продолжали существовать, возникать, развиваться, образовывать различные комбинации точек зрения, концепций, общественных или групповых целей. Любое общество и составляющие его люди не могут существовать, не оценивая с определенных социальных позиций окружающую их действительность, получаемую ими информацию и не формируя (часто на стихийном уровне) те цели, которые они хотели бы достигнуть. Оказалось, что в условиях ломки общественных ценностей один и тот же человек может одновременно по одним вопросам придерживаться неолиберальных ценностей, по другим – националистических, по третьим – социалистических. Социальные ценности людей обычно не ограничиваются одной целью, создавая не столько целостность, сколько парадоксальность, нередко совмещая несовместимое. Практически всем поколениям наших граждан за это десятилетие пришлось переучиваться, чтобы приспособиться к новой политической реальности. Этот процесс варьируется от кардинального пересмотра прежних политических ценностей до стремления сохранить свои взгляды неизмененными вопреки новым политическим реалиям. Одни осознанно и рационально про- извели инвентаризацию своих убеждений, другие недостаточно отдавали себе отчет в прошедших с ними переменах. Ясно одно: процесс ресоциализации оказался невероятным по масштабам. За эти годы пришлось учиться новой политической лексике, нормам, изменилось и политическое сознание, и поведение казахстанцев, чтобы в контексте новой политической реальности выразить свои жизненные интересы в сфере политики. Но сложившиеся ценности невозможно сменить одним махом, как бы этого не хотелось. В связи с этим необходимо учитывать, что «изобретение» новой идеологии невозможно без кристаллизации тех идей, которые «разлиты» в общественном сознании /5/. Проблема социально-экономического неравенства в современном казах станском обществе одна из самых актуальных. Социально-экономическое неравенство отражает структуру доминирующих экономических интересов в обществе, одновременно являясь важнейшим фактором и результатом общественного развития. Различные аспекты неравенства необходимо рассматривать в комплексе, с учетом их противоречивого влияния на экономическое развитие /6/.  В нашем исследовании понятия «неравенство», «равенство», «справедливость» анализируются в тесной связи друг с другом. Мы исходили из того, что неравенство также, как и равенство, – это объективные величины, измеряемые по отношению к размерам доходов или процентным долям населения самых богатых и самых бедных и т.д. Справедлив ость – это субъективная оценка неравенства. Она не поддается количественному измерению и точному описанию, скорее, речь идет об оценочном понятии. Возможно, категорию социальной справедливости следует рассматривать как морально-политическую ценность /7/. Субъективная оценка неравенства как самого человека, так и социальной группы и общества имеет такое же большое значение, как объективная оценка, полученная на базе статистических и иных объективных показателей. Весьма ценным поэтому является обобщение результатов социологического исследования, проведенного сотрудниками Института К 20-летию независимости Республики Казахстан философии и политологии КН МОН РК в ноябре-декабре 2009 г. Социологическим опросом были охвачены 1200 человек, проживающих в двух регионах республики: Восточно-Казахстанской и Южно-Казахстанской областях, а также в городах Алматы и Астана. Поляризацию социальной структуры казахстанского общества в 90-х годах прошлого века можно было бы объяснить падением основных экономических показателей в условиях трансформационного кризиса. Но с конца 90-х годов, как показывают данные официальной статистики, начался устойчивый экономический рост. В условиях улучшения экономической ситуации появилась надежда на то, что произойдет сглаживание социально-экономического неравенства. В действительности оказалось все не так просто, несмотря на позитивную динамику роста средних по- казателей денежных доходов, социальное расслоение не уменьшилось. Однако, необходимо учитывать и то, что, как показывает мировая практика, общее повышение уровня жизни в результате экономического подъема проявляется через десятилетия. С 2003 г. можно констатировать такие социально-позитивные факты, как увеличение размера пенсий, заработной платы работников государственных учреждений социальной сферы (учителей, врачей и другие увеличения количества рабочих мест в крупных городах) /8/. Вместе с тем сохраняется высокая дифференциация заработной платы независимо от профессионально-квалификационного уровня работников. Среднемесячная зарплата в сельском хозяйстве, науке, образовании, здравоохранении, в учреждениях культуры зачастую не обеспечивают достойного проживания (см. таблицу 1).

Таблица 1 Среднемесячная заработная плата за декабрь 2010 г. (в тенге) Декабрь 2010 Всего по Республике Казахстан 97 256 Сельское, лесное и рыбное хозяйство 40 214 Промышленность 125 600 Горнодобывающая промышленность и разработка карьеров 214 553 Обрабатывающая промышленность 98 207 Электроснабжение, подача газа, пара и воздушное кондиционирование 100 528 Водоснабжение; канализационная система, контроль над сбором и распределением отходов 55 524 Строительство 121 055 Оптовая и розничная торговля; ремонт автомобилей и мотоциклов 88 161 Транспорт и складирование 127 836 Услуги по проживанию и питанию 79 893 Информация и связь 148 066 Финансовая и страховая деятельность 201 007 Операции с недвижимым имуществом 96 208 Профессиональная, научная и техническая деятельность 196 478 Деятельность в области административного и вспомогательного обслуживания 101 075 Государственное управление и оборона; обязательное социальное обеспечение 90 665 Образование 55 147 Здравоохранение и социальные услуги 66 193 Искусство, развлечения и отдых 62 356 Предоставление прочих видов услуг 148 522 Деятельность экстерриториальных организаций и органов 346 920 Данные Агентства по статистике РК Установленный правительством норматив прожиточного минимума (с 1 января 2010 г. – 14 952 тенге=100$), к сожалению, многократно занижен и в принципе не обеспечивает даже физическое выживание. Более того, он не отражает действительное положение дел, поскольку такой норматив «приукрашивает» реальность. По данным Агентства по статистике в 2010 г. лишь 8,2% казахстанцев имели доход ниже прожиточного минимума. В связи с этим, на наш взгляд необходимо пересмотреть стандарты прожиточного минимума доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, в % · доля населения с доходами ниже стоимости продовольственного набора, в % Данные Агентства по статистике РК Оценка материального положения. Результаты исследования позволили сделать вывод, что значительная часть наших граждан по их собственной самооценке материального положения живут бедно, так 25,63% казахстанцев считают, что «денег до зарплаты не хватает», 28,74% «живут от зарплаты до зарплаты», «на повседневные расходы денег достаточно, но покупка одежды вызывает затруднения» считают 18,15%  Оценка состояния семейного бюджета (%) Денег до зарплаты не хватает 25,630 Живу от зарплаты до зарплаты 28,739 На повседневные расходы денег достаточно, но покупка одежды вызывает затруднения 18,151 Денег в основном хватает, но для покупки дорогих товаров пользуюсь кредитом или беру в долг 12,941 Покупка дорогих товаров не вызывает больших затруднений. Недоступно приобретение крупных покупок: автомобиля, дачи и т.п. 4,874 В настоящее время могу почти ни в чем себе не отказывать 4,11 Затрудняюсь ответить 5,546 Можно было бы ожидать, что значительная часть населения выскажет недовольствома териальными условиями жизни, но оказалось, что совсем неудовлетворенных – 26,05%, большая часть – 51,77% удовлетворены частично и 16,05% выразили полное удовлетворение. При этом около 40% (39,75%) считают, что в сравнении с советским периодом их социальное и материальное положение улучшилось, на ухудшение указало 23,78%, осталось на прежнем уровне у 19,66%. Другая сторона вопроса – проблема самоощущения: к какой категории люди себя относят: половина (51%) населения страны относят себя к среднему слою, зачастую таким не являясь, если судить по уровню самооценки уровня жизни. В отличии от описанной выше субъективной дифференциации по уровню жизни, субъективная дифференциация по социальному статусу имеет другую конфигурацию. В целом, статусные характеристики по самоидентификации выше, чем самооценка уровня жизни, при этом заметна тенденция укоренения в сознании соотношения к двум наиболее крупным слоям: среднему и ниже среднего. Такое противоречие между внешним ощущением, психологическим желанием и реальным благосостоянием сказывается и на политических предпочтениях, подпитывая, например, автократические тенденции, тоску по порядку, стремление уходить от политической ответственности и активности, перекладывая решение собственных проблем на государство /9/. Возможности социальной мобильности. Перспективы в достижении богатства и социального успеха оцениваются неоднозначно. Более половины опрошенных отрицают наличие в настоящее время равных стартовых условий, но и «оптимистов» достаточно много – 29%. Подавляющее большинство (80,16%) считают, что выходцы из обеспеченных семей имеют лучшие воз можности для достижения успеха. Вместе с тем, значительна доля тех, кто считает, что люди из малообеспеченных слоев общества могут достигнуть успеха (58,56%). Шансы молодых на социальный успех оцениваются высоко, около 70% респондентов считают, что им (молодым) легче интегрироваться в новое общество, чем людям старшего поколения. Отношение к собственности. Не просто важной, но и определяю- щей в оценке казахстанских реформ представляется проблема собственности и ее изменений в ходе либеральных экономических реформ. Вопрос о собственности и отношении к ней со стороны общества и государства сегодня выдвинулся на авансцену политической жизни, общественного сознания и общественной мысли. Основная проблема взаимоотношений наших граждан с собственностью заключается в том, что собственности этой у них мало, как мало опыта и навыков выстраивания рациональных практик ее использования /10/. Опрос выявил парадоксы в отношении населения к частной собственности, в которой отразились противоречия реформации общества. С одной стороны, в массовом сознании собственность идентифицируется с личным имуществом (автомашина, квартира, дом и т.д.), т.е. собственность воспринимается через категорию потребления. С другой стороны, под частной собственностью подразумевается только собственность, приносящая доход, в связи с этим отметим, что 62,60% опрошенных ответили, что ничем не владеют. Факт того, что больше половины казахстанцев называют в качестве частной собственности только ту, которая ориентирована на получение дохода, свидетельствует о том, что она действительно становится нормой жизни. Та кое понимание собственности фактически выявляет степень реально- го, а не декларативного принятия частной собственности, бессознательной легитимизации различных ее видов. На этом основании мы можем предполагать, что преобладает позитивное отношение к собственности. Получение доходов от собственности еще не вошло в массовые экономические практики. В связи с этим приходится отмечать, что сбережения, акции, ценные бумаги имеются лишь у небольшой части наших граждан (на это указало 1,34% опрошенных). Данное обстоятельство свидетельствует о том, что сбережения не выполняют функцию страхования насе- ления на случай неблагоприятных обстоятельств. В массовом сознании на вопрос о том, какой собственник лучше – госу дарственный или частный, однозначного и простого ответа нет. Как видно из анализа ответов, работа в государственном секторе представляется казах станцам предпочтительней (45,9%), по сравнению с частным (19,75%) и смешанным (21,68%) секторами. За годы реформ вместе с потерей иллюзий о том, что «невидимая рука» рыночной экономики сама сможет регулировать существующее в обществе неравенство, заметно К 20-летию независимости РеспублиКи Казахстан усилились и без того достаточно распространенные «прогосударственные» настроения казахстанцев. Сегодня отношение населения к итогам приватизации носит неодно- значный хар актер. Оно формируется во многом через призму оценок про- исходящих из менений. Для того, чтобы понять это отношение необходимо посмотреть, как респонденты ответили на вопрос: «Согласны ли Вы с тем, что приватизация государственной собственности сделала богатыми меньшинство и бедными большинство?» С таким мнением полностью согласилось 45,46% оп рошенных граждан, скорее согласных оказалось 18,23%, полностью несогласных 7,14% и скорее не согласных 11,00%, затруднились с ответом 18,15%. Так ой выбор по сути дела означает, что в глазах общества приватизация оценивается как несправедливая. Таким образом, социальные изменения оцениваются казахстанцами не однозначно, в целом, как несправедливые, но в то же время нет крайних пессимистических оценок. Опрос показал, что усиление имущественной дифференциации общества воспринимается в большинстве социальных групп как несправедливое, поэтому приоритет в развитии социальной структуры отдается уравнительным тенденциям. Развитие Казахстана шло в трудных, часто экстремальных исторических и природных условиях, что отложилось в менталитете налетом свое- образного фатализма, признающего неодолимую силу обстоятельств. Как меняется соотношение между «фаталистской» и «активистской» позицией трудно сказать. Результаты исследования позволяют сделать вывод, что в настоящее время первая преобладает, однако, она все же не является подавляющей. Считая предопределенность стратовых условий определяющими в достижении успеха, все же не отрицается роль индивидуальных усилий человека, а значит, и индивидуального начала вообще. Очевидно, что полученную итоговую пропорцию надо рассматривать как сложную результирующую многих противоречиво связанных друг с другом факторов и обстоятельств. В массовом сознании казахстанцев в том или ином соотношении смешаны и уравнительные ориентации и естественная склонность к индивидуализму, всегда присущая определенной части населения. Примечательно, что представительность в обществе различных в мо- дернизационном отношении социально-психологических типов людей выглядит, по мнению экспертов, следующим образ ом: 33% составляют модернисты-рационалисты, т.е. те, кто обладаетдаром успешно действовать в непредсказуемых и сложных ситуациях, готовы взять на себя значительный риск и начать но вое дело, способны сопоставлять затраты и результаты, обладают навыками калькуляции и пр., 39% являются комбинаторами, т.е. сочетают в себе как рациональные, так и традиционные начала в сознании и поведении и, наконец, 28% номинируются как традиционалисты, т.е. находятся под непосредственным мощным влиянием культурных, социально-экономических особенностей своей страны, во всем придерживаясь глубоко укоренившейся традиции /12/. На наш взгляд, несмотря на то, что в массовом сознании отчетливо выражены уравнительные ориентации, понимание справедливости как равенства, а зачастую равенство понимается как равенство доходов, все же казахстанцы отдают предпочтение не «равенству доходов», а «равенству возможностей». Сегодня либеральные установки присущи в большей степени успешной части населения, доля которых в составе населения незначительна. Более того, либеральные ориентации основаны, скорее, не на экономических факторах, а на духовно-культурных. В сознании казахстанцев продолжает доминировать ориентация на государственный патернализм, в результате чего сохраняется пассивная форма адаптации и стремление переложить ответственность на других, в частности на государство. Дифференцированный анализ полученного в ходе исследования массива данных по основным социально-демографическим группам и некоторым специально выделенным категориям опрашиваемых показывает, что склонность верить в то, что успех зависит только от самого человека, имеет выраженную «модернизационную» природу. В целом, оценка значимости индивидуальных усилий и способности плавно повышается обратно пропорционально возрасту и прямо пропорционально уровню образования и величине поселения, в котором они живут. Аналогично обстоят дела и с выбором между равными шансами и равными доходами, а также с оценкой будущего. Более молодые респонденты, лица, имеющие более высокий уровень образования, жители крупных городов, особенно Алматы и Астаны, ценят, в первую очередь, равенство возможностей.

1. Ермаханова С. Феномен модернизации и его отражение в сознании субэлитарных групп: социокультурный аспект. Новосибирск, 2009. С. 136. 2. Шестопал Е. Психологический профиль российской политики 90-х годов. М., 2000. С. 96-97. 3. Тощенко Ж.Т. Социология. М., 2005. С. 348. 4. Рубцов А.Б. Показание свободой. Полис. № 6. 1995. С. 11. 5. Шестопал Е. Психологический профиль российской политики 90-х годов. С. 205-206. Тощенко Ж.Т. Социология. М., 2005. С. 344. 6. Г.В. Анисимова. Социально-экономическое неравенство. Тенденции и механизмы регулирования. Москва, 2010. С. 5. 7. В.И. Добреньков, А.И. Кравченко. Фундаментальная социология. Стратификация и мобильность. Москва: Инфра, 2007. С. 68-69; Ж.Т. То- щенко. Социология. Москва, 2005. С. 348. 8. З. Чуланова. Социальное развитие в условиях глобализации. В кн. Проблемы борьбы с бедностью в странах Центральной Азии в условиях глобализации. Алматы, 2004. С. 43. 9. В. Амиров. Актуальные проблемы борьбы с бедностью в условиях современной России. В кн. Проблемы борьбы с бедностью в странах Цен- тральной Азии в условиях глобализации. Алматы, 2004. С. 80. 10. Собственность и бизнес в жизни и восприятии россиян. Москва: Наука, 2006. С. 13.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь