Главная Первый Президент Стратегическое планирование Национальный проект «Мәдени мұра» (2003) Антология казахской музыки

Антология казахской музыки

29 Августа 2013
272
0

Государственная программа Республики Казахстан

«Культурное наследие»

«Антология казахской музыки» в 5 томах

66cc1960e9628bc3170afd66e9060cd6.jpg

В рамках государственной программы «Культурное наследие» впервые в истории казахского музыкознания издана «Антология казахской музыки» в пяти томах.

«Антология казахской музыки» представляется музыкальным памятником эпох и столетий, бесценным кладезем классических примеров из истории музыкальной культуры и отразит общую панораму национальной духовной самоидентификации, представляясь тем самым художественным отражением мира кочевой цивилизации. Антология будет содержать архаические формы музыки протоказахов, музыкальные примеры, содержащие общетюркские корни, образцы обрядово-бытового фольклора, ранние типы инструментальной музыки, музыкальное воплощение эпической культуры, напевы акынского искусства, классические шедевры творений народной и народно-профессионалых композиторов устной традиции (Биржан-сала, Мади, Акана-сэре, Абая, Курмангазы, Даулеткерея, Казангапа, Таттимбета, Дины и других).

Резюме 1 тома

Многовековая художественная культура Казахстана  в настоящее время накопила богатейшую сокровищницу, в кладезь которой входят наилучшие образцы народно-прикладного, изобразительного, театрального и музыкально-поэтического искусства. Представляя развитые формы и разновидности фольклора устной традиции, сохранившиеся на протяжении нескольких столетий: такие как стабильные (канонические) художественно-стилевые, локальные (региональные) и характерно-национальные черты, духовная культура казахов к началу третьего тысячелетия предстает уникальной областью общечеловеческой цивилизации.

В условиях новой исторической действительности - приобретения Казахстаном Независимости, -  проблемы возрождения, сохранения и эволюции художественного наследия, в частности, музыкальной культуры, имеют исключительную  значимость и актуальность.

Антология казахской музыки, впервые выполненая в казахском музыковедении в представленном объеме и научной классификации, являясь музыкальным памятником эпох и столетий казахского народа, содержит классические примеры из истории многовековой духовности, отражает также общую тенденцию национальной  самоидентификации,  тем самым, выполняя важную историческую роль для будущих поколений. Это своего рода память предков и голоса эпох и столетий. Первый том настоящего издания всеохватно и компактно содержит древние формы музыки казахов, музыкальные парадигмы, имеющие общетюркские корни, образцы обрядово-бытового фольклора, типы и жанры песенной и инструментальной музыки - сарыны шаманов (бытовые и авторские), старинные напевы и кюйи. 

Концепция и структура Антологии включает нотную и текстовую литературу, начиная с первичных образцов раннефольклорной музыки и охватывает период почти за  двадцать столетий. В ней отражается красочная панорама формирования, бытования и развития многообразных видов, жанров и стилей национального музыкального искусства.

Антология открывается молитвенным напевом из «Кодекса куманикуса» - памятника письменности ХIII-ХIV вв. Впервые расшифрованный и описанный профессором Б.Г.Ерзаковичем, в конце 70-х годов прошлого столетия, этот древнейший образец гипотетически предопределяет истоки казахского музыкального языка.

Составление пятитомной Антологии казахской музыки - задача сложная и многоступенчатая. Возрождение национальной музыкальной культуры в контексте гуманистических ценностей ХХI-века определит новые этапы духовного возрождения нации и станет важным условием сохранения идентичности казахского народа. Антология казахской музыки, выполняемая по Правительственной программе, по личной инициативе и идее Президента РК Нурсултана Назарбаева, призвана содействовать расширению культурно-информационного поля Казахстана в общемирового пространства. Это - своеобразный диалог с прошлым и духовный завет, открытие новых граней уникальной многовековой культуры казахского народа.

Резюме 2 тома

Антология казахской музыки, выполняемая по личной инициативе и идее Президента представляет своеобразный диалог с прошлым и открытие новых граней уникальной многовековой культуры казахского народа.Данное издание является продолжением сериала, выполняемого по Государственной программе «Культурное наследие» по инициативе и при поддержке Президента Казахстана Н.А. Назарбаева. Если первый выпуск Антологии казахской музыки посвящен музыке древности, то во второй том данного проекта включены образцы музыкального фольклора эпохи Средневековья. Исторические события этого периода (XV-XVIII -  всевозможные наступательные действия вражеских сил, межродовые распри и войны) нашли непосредственное отражение в сокровищнице казахской музыкальной культуры  - в устно-поэтическом песенном и инструментальном творчестве. 

Концепция и структура Антологии включает нотную и текстовую литературу, начиная с образцов песенно-фольклорной,  инструментальной музыки и охватывает период почти до XVIII столетия.

Второй том настоящего издания всеохватно и компактно содержит различные формы музыки казахов, образцы средневекового фольклора, типы и жанры песенной и инструментальной музыки. По сложившейся историко-научной концепции, выработанной ранее, материал данной книги систематизирован по двум разделам. Здесь отражается красочная панорама формирования, бытования и развития многообразных видов, жанров и стилей национального музыкального искусства. Она содержит 430 музыкальных образцов -  из них 288 песен и 142 кюйя.

Первый из них состоит из Введения, вступительной статьи, из песен трудовых, лирических, исконно национальных типов фольклора, песен типа «қоңыр», «толғау», «терме», песен-назиданий, песен-загадок. Далее следуют исторические песни религиозные напевы и музыка эпоса.

Во второй раздел включены образцы традиционного инструментального фольклора. Это - домбровые и кобызовые кюйи - обрядово-бытовые, лирические, исторические, эпические, кюйи-посвящения и жыр-кюйи. Все они приведены в современную нотную систему и имеют исполнительские штрихи. Издание заключают примечания к нотным материалам с дополнительными комментариями, сведения о собирателях - фольклористах, здесь приведены также краткие сведения об участниках даннного проекта, составлен список использованной литературы. Книга имеет резюме на русском и английском языках.

 Если во введении обозначены структурные параметры антологии, то в предисловии представлено научное обоснование и описание фольклорных жанров, включенных в данное издание. Песни, как самый развитый  и богатый пласт музыкального наследия сосредоточенный на тонкой, эмоциональной палитре чувств и переживаний закономерно введен в самом начале. Творческий многовековой опыт народа выразился в неповторимой красоте мелоса, в его единстве с поэзией и мастерстве исполнителей. В песне - народная мудрость, свобода его духа, широта и благородство нравов, тончайшая психология народной этики и своеобразное отражение особенностей национальной эстетики. Как говорил Абай:

Дверь в мир открыла песня для тебя,

Песня провожает в землю прах, скорбя,

Песня - вечный спутник радостей земли.

Так внимай ей чутко и цени, любя!

Художественно-содержательный уровень народной песни проявляется в многообразном отражении окружающего мира, в его глубинном и разностороннем раскрытии различных образов и тематик, в богатстве эмоционально-выразительных средств. Песня, представляясь неотъемлемой частью жизнедеятельности, выполняла в жизни степняка важнейшую общественно-значимую функцию - в ней воспевались героические подвиги батыров, песней благословляли в боевые походы, песней сопровождался трудовой процесс, праздновали радостные события, будь то свадьба или рождение ребенка. Песней оплакивали умерших, успокаивали их близких. Не имея возможности полного  освещения этого жанра, в связи с ограничениями издательского объема этот жанр представлен лучшими образцами в своем роде - «Япурай», «Қарғам-ау», «Ақбақай», «Үкілім-ай», «Бүлдірген», «Ойжайлау», «Қоғалы-ай», «Шилі өзен», «Қара торғай», «Сұр жорға», «Сары бидай» и мн. другими. Героические подвиги защитников Отечества  -  Ер Есенея, Мейір батыра, Наурызбая, Қабанбая, Ақжола, Ағыбай батыра, Өтегена, Исатая, Тауке батыра проливших кровь за родную землю, нашли претворение в исторических песнях. Будучи сокровищницей народного творчества эпос как монументальное, циклическое, многосоставное произведение художественного гения казахского народа составляет многовековой фонд духовной культуры. Во втором томе музыка эпоса представлена в двух видах, бытующих в жизни народа.

II том, имеющий название «Орта ғасырдағы қазақтың фольклоры» («Казахский фольклор средневековья») охватывает музыкальные примеры из различных сборников видных исследователей-фольклористов - А.В.Затаевича («1000 песен казахского народа», «500 казахских песен и кюйев»), музыкально-этнографические издания - такие как фольклор народов Китая и Монголии; увидевшая свет в Будапеште книга Яноша Шипоша (Jands Sipos. Kazakh Folksongs. From the two ends of the steppe. Akademiai Kiado, Budapest 2001. - 304 с. /; фольклорныйсборникАтырауимногиедругие.

Традиционная музыка казахского народа - богатейшая сокровищница духовного наследия. Функционируя в изустной форме, передаваясь из поколения в поколение, бережно сохраняясь, динамично развиваясь и приумножаясь, на рубеже нового тысячелетия она приобрела огромное историческое значение и непреходящую художественную ценность. Ибо, Великая Степь веками жила одухотворенной поэзией, метким красноречием, проникновенными песнями и зажигательными кюйями. Их завещали потомкам гордые и свободные духомжырау, ақыны,өлеңші, кюйші, әншіи многие другие представители «кочевой цивилизации» (по Л.Н.Гумилеву).

О талантливости народа метко сказал великий русский ученый, названный Ш.Уалихановым «Геродотом казахской степи», А.И.Левшин: «Киргизы (казахи - С.К.) ... представляют новое доказательство того, что человек родится поэтом или музыкантом»[1].

Подтверждением вышесказанному следует привести и высказывание А.Эйхгорна, который во Введении к своей работе о музыке казахов писал: «То беспечно-детские и веселые, как бы жеребята на зеленых пастбищах, то сильные и жизнерадостные, властные и свободные, как орел, поднимающийся к голубому небу в степи, киргизские (казахские - С.К.) песни, исполняемые всеми, от мальчика до старца, как девушками, так и женщинами, - являются (...) его неприкосновенным до­стоянием, как бы точным слепком с самого народа!»[2]. Таким образом, подчеркивается важная мысль о значимости песенно-поэтического искусства в казахской степи и его воспитательное, просветительское предназначение в духовной культуре нации. Здесь также уместна приводимая цитата известного русского ученого Г.Потанина, который восторгаясь богатейшими песенными традициями казахского народа, писал: "Мне чудится, что вся степь казахская поет".

Вся жизнь казаха - его мироощущение, мироотражение, слитность с окружающей средой, национальная психология, нравы, обычаи, история и быт богато отражены в его песнях, сказаниях, эпических полотнах и инструментальных творениях. Тому пример - многожанровый, разнотематический музыкальный фольклор, уникальная по форме и композиции художественная система, многообразно и многолико представленная в данной Антологии.

Парадигмы музыкально-поэтического наследия казахов имеют много общего с культурой различных народов мира. Эти аналогии проявляются в тематической и образной сфере образцов фольклора, в их жизнеутверждающем тонусе и гуманистических тенденциях, в прославлении добра и света, мира и благоденствия. Общеизвестно, что казахский фольклор вызывал в свое время восторг и восхищение у великих людей Планеты - А.Затаевича, М.Горького, Р.Роллана, В.Бартока, А.Эйхгорна, Б.Асафьева и многих других.

Создание многовековой панорамы музыкальной культуры Казахстана - дело благородное и ответственное. Мудрость отцов, голоса столетий получат свое продолжение и в последующих изданиях этого многотомного проекта. Богатейшее наследие художественного гения народа обращено в Будущее.

В условиях новой исторической действительности - приобретения Казахстаном Независимости, -  проблемы возрождения, сохранения и эволюции художественного наследия, в частности, музыкальной культуры, имеют исключительную  значимость и актуальность.

[1]Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей (под общей редакцией М.К.Козыбаева). - Алматы: Санат, 1966. - 656 с., с.351.

[2]Эйхгорн А. Музыка киргизов. В кн.: Музыкальная фольклористика в Узбекистане (первые записи). Музыкально-этнографические материалы Перевод с немецкого Б.Л.Собинова. - Ташкент: Издательство Академии наук Узбекской ССР, 1963. - 195 с., с.27.

Резюме 3 тома

В контексте доминирующих направлений - политического, экономического и социального, намеченных в годы Независимости Казахстана, приоритетной по праву определена и проблема сохранения, возрождения и развития культурно-духовного наследия. В данном аспекте особую историческую значимость имеет государственная программа «Культурное наследие», успешно разрабатываемая во многих областях духовной и материальной сферы - национальной истории, археологии, древней письменности, народных ремесел и т.п.

Широкий спектр поставленных задач включает и цель освоения многовекового художественного опыта казахского народа, органичной частью которого является традиционный музыкальный фольклор. Многофункционально бытуя в жизнедеятельности степняка, отражая свободолюбивый дух, соответствуя его мировоззрению, эстетическим склонностям и душевному состоянию, песенная и инструментальная музыка к началу XVIII столетия представлена была в самых различных видах, формах и жанрах. Великая степь жила неиссякаемым творческим гением народа. Богатейший музыкально-поэтический быт казахов вызывал восхищение и удивление русских и зарубежных этнографов, ученых и ориенталистов, по разным обстоятельствам и целью посетивших казахские просторы. Это - доктор Савва Большой, священник П. Тихов, географ И.Г. Георги, профессор Р.А. Пфенниг, капитан И.Г. Андреев, фольклористы А.Е. Алекторов, М.В. Готовицкий, ученый А. Левшин, французские ученые и путешественники Г. Капю и Г. Бонвало. Если одни из них по праву относили казахов к числу от природы одаренных народов, то другие пытались объяснить причины и мотивы этого феномена. В целях разгадки данного явления они причисляли вольный образ жизни, тесное общение с природой, специфику их жизнедеятельности и т.п. Ими особо отмечена была богатейшая музыкально-поэтическая аура, которая проявлялась на всех этапах жизненного цикла, связанного: с рождением ребенка, с похоронным ритуалом, со свадебным обрядом и т.п. Так, например, доктор Савва Большой пишет, что даже при решении спорных вопросов житейского характера, выносимых на большие народные собрания, казах нередко прервав конфликтного характера выступление, без подготовки переходит на песню, свободно через импровизацию передавая суть острой проблемы. По его словам, выступавший «продолжительную свою и довольно жаркую речь в народном собрании прерывает пением или, напротив того, хороший песенник искусно вкладывает в свою песню довольно длинную речь или отборные стихи, которые поет или говорит без всякого приготовления» ([i], 10). Будучи представителями другой культуры, они не переставали удивляться и восторгаться необычным поэтическим, прозаическим и музыкальным талантом народа, красотой и своеобразием его песен, отмечая их образность, тончайшую гибкость и многообразие фольклорных форм и видов, их внутреннюю логическую организованность и стройность, исходимых из специфики национальной психики и образа жизни.   

На все вопросы, возникаемые в объяснении духовного бытия народа впервые точно и научно ответил выдающийся ученый-энциклопедист Ш. Уалиханов, который писал, что народ казахский «имеет свою литературу и сказания - письменные или изустные. Склонность к поэзии, особенно к импровизации, отличает все кочевые расы (304). А в других своих  высказываниях Шокан продолжает: «Влияние ли беззаботной кочевой жизни или постоянное созерцание природы, всегда открытого звездного неба и беспредельных зеленых степей были причиною к поэтическому и умозрительному расположению духа этих степных кочевников...» (305).

Об этом констатирует содержание данного издания, которое, как и предыдущие, состоит из двух объемных разделов. В первый из них вошли народные песни, различные по тематике, жанру и форме. Здесь широко представлены лирические песни, несколько примеров молитвенных напевов (Алла жар), простейших попевок (әуез), песни типа қара и қоңыр өлең, песни о прошедшей молодости («Жиырма бес»). Особый интерес представляют реликтовые ныне поучительные песни (обучение грамоте - «Әліп-би»), философского характера («Өтті-ау, дүние, заманым»). Помимо вышеотмеченных образцов песенного фольклора, в ІІІ том введены сохранившиеся в народе первые авторские песни. Несмотря на отсутствие их текстовой части, что связано со спецификой их бытования в устной форме, их музыкальный материал представляет исключительный интерес в плане формирования и выявления генезиса национального музыкального языка, так и целью возрождения имен самородков, сохранившихся в народной памяти. Песенный раздел завершают напевы акыновских состязаний.

Содержание второй части данного издания составляет инструментальная музыка - домбровая, кобызовая, сыбызговая и кюйи для шертера. Она также красочно отображает палитру народного инструментального искусства. В них кюйи фольклорного происхождения образуют большую часть и представлены в таких их жанровых и типовых образованиях, как «Ақжелең», «Аққу», «Науаи», «Қоңыр», «Қосбасар», кюйи-песни, кюйи поминального характера. Составители ІІІ тома Антологии максимально стремились выявить и включить редчайшие материалы из различных источников - личных архивов, фонда фольклорного кабинета консерватории, Института литературы и искусства, изданных сборников как в Казахстане, так и за его пределами - Монголии и Китае.  

Художественная ценность данного тома заключена и включением редких нотных записей, ранее нами не приводимых - кюйи для древнего инструмента шертер, которые любезно были представлены известным музыкантом, фольклористом, заслуженным деятелем РК Ж.Шакеримом. Тематика, структура и жанровые характеристики данных кюйев отличаются своеобразием.

Шертер - один из самых древних музыкальных инструментов в культуре казахского народа. Доказательством этому являются его строение, внешний вид, тембр, а также легенды и другие музыкальные особенности. Первые документальные свидетельства об этом инструменте имеются в трудах зарубежных и русских путешественников и ученых XVIII-XIX вв. - А. Алекторова, Г. Исаева, П. Юдина, С. Болотова, Б. Залесского и др.

Согласно одной из народных легенд, шертер появился задолго до кобыза и домбры, и позднее явился основой для их устройства. Действительно, в строении шертера можно выявить много схожести. К примеру, в прошлые века струны шертера изготавливались из конских волос, резонатор обтягивали кожей, и сам корпус был близок к кобызу. Аналогия с домброй отмечается в в приеме игры и в звучании инструмента.

На протяжении веков шертер использовался преимущественно в быту скотоводов, что послужило основой для воплощения жанрового многообразия в передаче образов природы, раздумий о жизни и т.д. Среди включенных в Антологию: кюй, посвященный народным собраниям, на которых вождями и старейшинами родов решались жизненно важные вопросы («Кеңес»), лирическим образам девушек («Кербез қыз», «Фатима»), близкие к обрядовым причитаниям («Қыз мұңы»), посвященные животным («Жорға аю», «Бөкен жарғақ», «Ақсақ аю»), образы вечного спутника кочевника - скакунов обрисованы в кюйях «Сал күрең» и «Көк төбел», о быстротечности жизни повествует философский «Арбиян қоңыр»,  кюй «Қабанбай» посвящен памяти легендарного народного героя.

О том, что история шертера уходит корнями в эпоху тюркского каганата и расцвет ее музыки приходится на начало ХІХ века известно из трудов неутомимого собирателя и реставратора Болата Сарыбаева (1927-1984). Один из зарубежных исследователей - Б. Залесский, встретив шертер среди Мангыстауских казахов, запечатлел его и выпустил в своей книге-альбоме «Жизнь казахских степей» (Париж, 1865). И Б. Сарыбаев по этому фото возродил этот древний инструмент. Среди представителей исполнительства на шертере сохранились такие имена, как Нұрғали Қадырбекұлы, Құлыншақ, Байтөлеу Нұрғалиұлы, Шәкiр Әбенов, Сапаржан Торсықбайұлы и др.

Впервые в национальной этнофольклористике в нотных и текстовых разделах данного издания возрождены забытые и ранее запрещенные по идеологическим мотивам имена народных талантов, кюйши-домбристов, таких как Арынғазы, Байжума, Арбиян, Ыдырыс и др.

Уникальной частью инструментальных шедевров Антологии являются кюйи поэта-воина Махамбета Өтемісұлы (1804-1846). Они выявлены и произведена их нотная запись многими видными представителями современного музыкального искусства - народным артистом РК Қ.Ахмедьяровым, заслуженным деятелем РК К. Сахарбаевой. В характере и содержании песенно-инструментальных сочинений Махамбета воплощена жизнь великого сына казахского народа, жизнь полная отваги, героизма, мужества, самопожертвования, трагизма и одиночества. Как и другие сочинения народных композиторов, кюйи Махамбета носят автобиографический характер, их названия говорят сами за себя: «Жұмыр қылыш», «Жайық асу», «Жауға шапқан», «Жорық», «Исатайдың ақтабаны-ай». В музыке поэта-воина получили органичное свое преломление его пламенные стихи. Кюйи, терме, толғау Махамбета стали благодатной почвой для создания оперно-симфонических и вокально-оркестровых полотен (Н. Тлендиев - симфонический кюй «Махамбет», Г. Жубанова - опера «Курмангазы», Б. Жуманиязов - опера «Махамбет»). В этих музыкальных полотнах Махамбет предстает как ярчайшая многогранная личность, бесстрашный сын народа, музыкант-импровизатор, человек неукротимой энергии, пламенного сердца, незаурядного ума, как символ свободы и величия духа.

* * *

Таким образом, материалы ІІІ тома Антологии открывают новые страницы богатейшего духовного наследия казахского народа. Они, будучи ярким отражением его жизнедеятельности, своеобразного функционирования в ней вековых традиций поэтического, прозаического и музыкального творчества, составляют многокрасочную панораму истинных художественных ценностей национальной культуры.

[1]Казахский музыкальный фольклор. – Алматы: Ғылым, 1982. – 264 с., 10-б.

[2]Валиханов Ч.Ч. Собр. соч. в 5 т., т.1. – А.: Каз.сов.энциклопедия, 1984. – 431 с. С. 304.

[3]Валиханов Ч.Ч. Собр. соч. в 5 т., т.1. – А.: Каз.сов.энциклопедия, 1984. – 431 с. С. 305.

Резюме к IV и V тому

Издание посвящено творчеству народно-профессиональных композиторов традиционной культуры. В нем представлены наилучшие образцы песенного и инструментального наследия выдающихся представителей национального искусства на рубеже ХІХ и начала ХХ столетий. В истории казахской музыки этот период по праву получил название «Золотого века» и является своеобразным Ренессансом национальной духовности. Произведения композиторов устной школы, продолжая и развивая искусство бақсы, жырау, акынов, тем самым образуют институт сал, сері, әнші, күйші. Будучи квинтэссенцией многовековых художественных традиций казахского народа, в эту эпоху они достигают невиданного ранее расцвета и составляют бесценную сокровищницу. В данное время высокого уровня достигает исполнительское искусство - песенное, домбровое и кобызовое. Наряду с народно-поэтическим и музыкальным творчеством, национальная культура обогащается множеством ее стилевых направлений и особенностями региональных школ - Западно-Казахстанской, Аркинской, Восточно-Казахстанской и Жетысуской. Это выдающиеся музыканты, поэты, певцы и инструменталисты - Мұхит, Айтмағамбет, Аухат, Абай, Біржан сал, Шәкәрім, Ыбырай, Балуан-Шолақ, Әсет, Иман-Жүсіп, Мәди, Дәурен-сал, Иса Тергеусізұлы, Пышан Жәлмендеұлы, Құрманғазы, Тәттімбет, Дәулеткерей, Тоқа, Ықылас и многие другие.

Сочинения выдающихся народных композиторов отличаются многообразием тематик, сюжетов и образов. Они наполнены социальной остротой, широтой отражения окружающей среды и действительности. Отточенность формы и стиля, жанровое многообразие, слитность напева и стиха, расширение выразительных средств и исполнительских приемов, новизна ладо-интонационных и мелодических образований, гибкость метрики и ритмики, яркий национальный колорит определяют художественное совершенство их классических творений. Указанные в общих чертах тенденции в полной мере относятся как песенной, так и инструментальной музыке народно-профессиональных композиторов.

Среди плеяды народных талантов особо выделяются величественные фигуры Абая Кунанбаева (1845-1904 гг.) и Курмангазы Сагырбаева (1818-1824 гг.). В творчестве титанов казахской музыки получили наивысшее выражение сила и мощь национального духа, воспеты общечеловеческие ценности, обобщены и претворены многовековые художественные традиции, выкристаллизовывалось мастерство их творческого вдохновения. Будучи глашатаями своей эпохи, Абай и Курмангазы, каждый в своей сфере деятельности, обозначили новаторские пути дальнейшего развития музыкальной культуры родного народа. К ряду выдающихся представителей музыкантов прошлой эпохи по достоинству и по праву относится Ықылас Дүкенов (1843-1916 гг.), в творчестве которого аккумулированы традиции қылқобыза. Продолжая и развивая синкретическое искусство легендарного Қорқыт Ата, он открыл новые горизонты этого уникального пласта традиционной музыки.

Песни и кюйи народных композиторов-профессионалов, наряду с известными носителями традиционной культуры, актуализируются и получают возрождение в деятельности и репертуаре современных исполнителей, получая новую трактовку, исполнительские приемы и аранжировку, обогащаются и обновляются, подвергаясь трансформации стилевыми нововведениями технических приемов эстрадизации, рок и поп музыки.

Творческое наследие народно-профессиональных композиторов имеет непреходящую классическую ценность и является достоянием поколения ХХI столетия.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь