Главная Междисциплинарные исследования Экономическая история Национальные экономические интересы и отношения собственности

Национальные экономические интересы и отношения собственности

29 Августа 2013
147
0

Академик НАН РК Кошанов А.К.

Раздел «Региональная интеграция государств Центральной Азии и национальные интересы» Монографии Кошанова А.К. «Национальные экономические интересы и отношения собственности»

93fea56d3ad21ca09b6ae84d3ec91522.jpg

В начале XXI века региональная интеграция становится отличительной тенденцией мирового развития. Фактически весь мир сегодня – это совокупность региональных блоков. На фоне глобализации мировой экономики они удовлетворяют прежде всего корпоративные интересы объединяемых государств. И в этом их сила, несопоставимая с возможностями отдельно взятой страны. Современные тенденции формирования миропорядка в активно глобализирующемся мире таковы, что чем сильнее государства интегрированы в эффективно работающие союзы и объединения, тем успешнее они решают свои экономические проблемы, тем увереннее они отстаивают свои не только региональные, но и национальные интересы на международной арене. Примеры успешной деятельности ЕС и АСЕАН (Ассоциации стран ЮВА) показывают, что при существующих различиях в уровнях социально-экономического развития передовые страны подтягивают новичков и отстающие страны через диверсификацию, таможенную политику, специализацию. Мировой опыт показывает, что существенные различия в экономических потенциалах – не препятствие к интеграции, например, по странам АСЕАН, где эти различия абсолютно несовместимы (Кампучия и Сингапур, Лаос и Бруней), тем не менее эти вопросы решаются достаточно успешно. В ЕС сильно разнятся экономические и социальные потенциалы Германии и Румынии, Франции и Болгарии. Тем не менее рыночные механизмы ЕС (таможенные, валютные и др.) позволяют успешно сотрудничать. Преодолимы и различия политических систем. Тому пример интеграция бывших стран СЭВ и военно-политического союза Варшавского договора с развитыми рыночными системами.

Понятие об экономическом лидерстве, в частности по валютным резервам, ВВП, наличию природных ресурсов условно. Эти факторы – результат экономического развития и они должны быть рационально использованы по законам свободного перелива капитала в условиях рынка и способствовать, наоборот, экономической интеграции.

Объединение усилий Центрально-Азиатских государств необходимо, прежде всего, чтобы противостоять внешним вызовам: национальной безопасности, неравномерности экономического и социального развития, которые без интеграции усугубятся, нестабильности цен на мировые природные ресурсы. Такое сотрудничество молодых государств Центральной Азии – важное средство в отстаивании своих региональных и национальных интересов в отношении ЕС, США, России и Китая в большой политике – вопросах обороны, ценообразования на углеводороды и др. ресурсы, ибо географические и природные условия стран региона идентичны и сходны конечные интересы по выгодным государственным соглашениям и договорам. Важна выработка единого механизма взаимодействия стран региона в аспекте выгодного международного сотрудничества, выгодной реализации продукции, получения новых инвестиций. Речь идет о выработке единой концепции самой идеи объединения и продвижения ее на внешнем рынке и укреплении позиций региона во всемирном разделении труда.

В условиях экспансии глобализации особенно важно развитие партнерства и интеграция в регионе Центральной Азии. Регион – на стыке евроазиатских транзитных коридоров, обладает широкой транспортно-коммуникационной сетью и представляет собой недостаточно освоенный новый рынок. Выступая на 63-й сессии ЭСКАТО ООН (май 2007 г.) Президент Казахстана Н.А. Назарбаев резюмировал: "…Этот огромный интерес крупнейших государств мира мы должны превратить в интерес для развития, а не в поле конфронтации… Интеграцию Центрально-Азиатских государств мы рассматриваем как объективный и естественный процесс, обусловленный интересами каждой из стран" [37]. Центрально-Азиатские государства имеют свою ярко выраженную специфику, и внутри СНГ они представляют субрегиональную группу со своей стратегией, интересами и целями развития. Тем более, в регионе исторически сложившаяся взаимодополняемая экономика, единое пространство, транспортные, энергетические связи. Этот регион может полностью обеспечить себя продовольствием, электроэнергией, имеется самодостаточный рынок. Исходно благоприятствующей гуманитарной предпосылкой является общность нашей истории, культур, языка.

В рамках Союза Центрально-Азиатских государств исходным является интеграция, прежде всего, в сфере экономики, использование преимуществ международной кооперации и выгодного приложения капиталов, снижение сопряженных с ними трансакционных издержек. Объединение ресурсов на­циональных экономик дает большой положительный эффект, обеспечивает условия для долгосрочного роста экономики. Разумеется, с этим многосто­ронним процессом связаны использование определенной системы позитив­ных факторов институционального характера, позволяющих выгодно исполь­зовать сравнительные преимущества каждой из стран Центральной Азии.

Но, как показал опыт постсоветского периода, исходно благоприятная база "социальной интеграции" оказалась институционально недостаточной предпосылкой для интеграции в сфере экономики. С 1991 г. экономические и политические институты Центрально-Азиатских государств (ЦАГ) прошли длительный путь самостоятельной эволюции и во многом на сегодня различаются. Существенно возросла дифференциация полити­ческих систем. Этот факт в числе прочих привел к формированию различ­ных экономических моделей развития, разных концепций перехода к рынку.

В целом по республикам Центральной Азии сложились два направления реформирования экономики. Первое – ставка на радикальную ры­ночную экономику, ускоренную ликвидацию прежних административных структур и форсированное создание рыночных институтов. Такой путь из­брали Казахстан, частично Кыргызстан и Таджикистан. Второе – путь эво­люционной трансформации с замедлением экономических реформ. Этой концепции придерживаются Узбекистан и Туркменистан. Различные под­ходы к экономической реформе негативно сказываются на процессе регио­нальной интеграции. Исходя из складывающейся экономической конъюнк­туры, высказывается даже мнение о невозможности экономической интеграции постсоветских стран, особенно в Центральной Азии, "…поскольку интегрироваться могут только принципиально однородные системы" [38].

Государства Центральной Азии - транзитные и отнесены к категории развивающихся стран. Для них отчетливо выражен постоянно догоняющий тип экономического развития с характерной отсталой техникой, технологией, медленным обновлением ассортимента продукции и низкой конкурентоспо­собностью. Отсюда прогрессирующее обострение социальных проблем: бед­ность, низкое качество и уровень жизни (40-50% населения за чертой бедности, по Казахстану - на уровне 20%). Для стран Центральной Азии ближай­шее десятилетие должно стать решающим - либо они сумеют выбрать общий путь интеграции в мирохозяйственную систему с сохранением суверенитета, либо останутся в роли сырьевых придатков ТНК. Поэтому региональная ин­теграция предстает единственным реальным ответом на вызовы глобализа­ции. Исходно объективную необходимость объединения народов Центральной Азии в рамках единого государственного образования еще доказывал и предпринял реальные шаги в этом направлении выдающийся государствен­ный деятель первых лет советской власти Т.Рыскулов. Его деятельность на посту главы Туркестанской Республики в начале 20-х годов прошлого века, нацеленная на решение этой фундаментальной задачи, была прервана ком­мунистическим руководством Центра.

Таблица 1 – ВНП/ППС на душу населения в мире, странах Европы и СНГ, 2007 г., в долл. США [39]

2007 г.

2007 г.

Весь мир

9852

Казахстан

9700

Европа и Центральная Азия

11115

Узбекистан

2430

СНГ

4539 (2004 г.)

Кыргызстан

1950

Россия

14400

Таджикистан

1710

Украина

6810

Туркменистан

4350

Идею создания новой региональной структуры - Союза ЦАГ (Центрально-Азиатских государств) выдвинул Президент РК Н.А.Назарбаев в своем февральском Послании народу Казахстана в 2005 г. В настоящее время идут активные переговоры по проекту этой чисто центрально-азиатской организа­ции, призванной рационально использовать уникальные возможности и пре­имущества стран региона. Стратегической целью является региональная интеграция и защита национальных экономических интересов.

США, ЕС иведущие державы Азии ведут конкурентную борьбу за богатые ресурсы Центральной Азии, зачастую претендуют на контрольные па­кеты акций создаваемых компаний и банковских структур. Задача Казахстана и других стран региона сохранить экономический суверенитет, не оказаться в пассивной роли поставщиков сырья и активно включиться в мировой постиндустриальный, информационный процесс.

Современная политическая ситуация в мире показывает, что региональная интеграция, как своеобразный ответ стихийной глобализации, реально возможна в пределах исторически близких государств, между более или менее социально однотипными странами. Поэтому ЕС (Европейский Союз) не решается до сих пор всерьез говорить о возможности принятия в свои ря­ды Турции. И в то же время членами ЕС становится группа государств Цен­тральной и Восточной Европы, уступающих по уровню экономического развития, но политически и ментально идентичных. Для стран Центральной Азии такой подход при выборе пути интеграции должен стать решающим, ибо действуя в одиночку они обречены остаться на обочине мировой эконо­мики.

Дезинтеграция и распад экономического пространства стран Централь­ной Азии, как и СНГ в целом, объясняется, прежде всего, структурными и институциональными факторами. Именно господство сырьевых отраслей ограничивает масштабы возможной интеграции и внешнеэкономических связей постсоветских стран [40]. Интеграция в сфере торговли, кооперация сырьевых, технологически консервативных производств не может рассматриваться в качестве прочного взаимодействия с выходом на перспективные конкурент­ные производства. Поиск адекватной альтернативы неизбежен. "В противном случае это может быть поиском не механизма интенсификации конкуренции, а защиты неэффективными монополистами своих позиций") [41].

За годы рыночных реформ в Центральной Азии не происходит смягче­ния, а наоборот, обострился процесс межстрановых диспропорций, а внутри них - между регионами, между столицами и периферией. Этот процесс ха­рактерен для всех стран Центральной Азии. Неравномерность экономическо­го развития между ЦАГ резко возросла в первое десятилетие нового века (раз­ница душевого ВВП достигает 1:10, а общего объема производства ВВП на сегодня – 1:22). Идет процесс деиндустриализации и архаизации экономики и общественных отношений, для которой характерны распад крупных форм организации производства и дальнейшая деградация форм хозяйствования, особенно при фактическом переходе к полунатуральному, индивидуальному крестьянскому хозяйству на уровне простого воспроизводства на выживание.  А в рядегосударств Центральной Азии (Узбекистан, Туркменистан) сформировались жесткая централизация управления, неотчлененность собственника от госу­дарства, административный диктат, как проявление системного кризиса государственного управления, своеобразного государственного авторитаризма). Аграрный сектор в странах Центральной Азии оказался в затяжном системном кризисе.

В условиях Казахстана и других государств Центральной Азии сфор­мировались две основные формы организации сельского хозяйства:

-  мелкие парцеллы в условиях поливного земледелия, совершенно не защищенные от конкуренции и не способные к конкуренции, с применением в основном ручного труда, без агротехники и агрообслуживания;

-  крупные фермерские и латифундистские хозяйства, создаваемые за счет крупных инвесторов. Последние, фактически пользуясь разорением ос­новной массы сельского населения, скупают или арендуют необрабатывае­мые крестьянские наделы. Так, при субаренде происходит фактическое обез­земеливание крестьян. А сами крестьяне превратились на своих же землях в субподрядчиков, в наемных сельскохозяйственных рабочих-батраков, и тру­дятся на зерновые компании без нормативов оплаты труда, довольствуясь мизерной натуроплатой.

Таблица 2 - Частное и арендное землепользование в Республике Казахстан (2005 г.) [42]

Сельскохозяйственные

угодья в частном и

арендном владении по

 величине земельных

наделов, га

Доля хозяйств в общем

числе фермерских и других форм хозяйств, %

Доля земли фермерских и

других форм хозяйствования

в общей площади

сельскохозяйственных

угодий, %

до 50

62,5

3,2

от 50 до 200

18,0

8,6

от 200 до 1000

14,5

29,1

от 1000 до 5000

4,6

41,2

свыше 5000 (га)

0,5

17,9

Крупные хозяйства латифундистского типа (свыше 5000 га), на долю которых приходится всего 0,5% хозяйств, владели и активно использовали 17,9% всех сельскохозяйственных угодий, а вместе с крупными хозяйствами переходного типа (от 1000 до 5000 га) занимали свыше 60% земель, в основном плодородных, под зерновые массивы. В сельском хозяйстве Казахстана, особенно в зерновых регионах, монопольное положение занимают пять крупных компаний, а доля 3-х областей – Костанайской, Северо-Казахстанской, Акмолинской – в производстве зерна составляет 70-80%. Все это бесперспективно. Нужны решительные меры государственного вмешательства по организации крупных фермерских хозяйств или ассоциации кооперативов с соответствующей инфраструктурой.

Союз ЦАГ, по замыслу Президента РК, должен стать региональной структурой, обеспечивающей экономическое сотрудничество трех стран – Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана. В этой связи актуальна прежде всего координация экономических реформ путем создания зон свободной торговли, таможенного союза в координации с ЕврАзЭС, общего рынка услуг, товаров, капиталов и рабочей силы. Все эти своеобразные механизмы и инструменты экономической интеграции. И главным при этом является объединение капиталов, усилий инвестиционных банков, инновационных центров, чтобы капитал создавал новые производства, рабочие места. Задача использования эффекта объединения капиталов, возможно и координация целенаправленного использования национальных фондов выдвигается в региональный приоритет, чем вкладывать капитал вдали от региона в сомнительные начинания. В плане создания благоприятных условий для свободного движения капитала через национальные границы, Казахстан сейчас может выступать донором. Избы­ток средств банков, пенсионных фондов Казахстана, вложенные в низкодо­ходные ценные бумаги, мог бы быть инвестирован в подъем самых различ­ныхсекторов и сегментов экономики стран ЦАГ.

Стратегически объединенный Союз трех государств Центральной Азии вызвал бы значительно больше доверия в привлечении международных кре­дитов и инвестиций, т.е. его платежеспособность несомненно выше, чем у отдельно взятого Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана. В перспективе в сообщество трех стран могли бы на равных включиться Азербайджан и Тад­жикистан, а позднее и Туркменистан с решением соответствующих институ­циональных и структурных задач экономической реформы и обеспечения динамичного устойчивого роста экономики в интересах каждой нации.

На путях создания нового интеграционного союза стоит серьезная пре­града институционального характера, сложившаяся за годы независимого развития. Экономические, рыночные реформы в странах Центральной Азии идут с различным ускорением и на разных уровнях. Каждое государство на­мерено до конца отстаивать свои цели и интересы. Проблему синхронизации усилий пока рано ставить. Одновременно каждая из стран Центральной Азии, равно и СНГ, ориентирована на разные по характеру экономические союзы, будь-то: ЕврАзЭС, ЕЭП, ГУАМ, ОСЭР и др. Это суверенное право каждой страны, тем более с наследием постсоциализма.

Союз ЦАГ, по замыслу Президента РК, должен стать ре­гиональной структурой, обеспечивающей экономическое сотрудничество трех стран - Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана. В этой связи актуально прежде всего создание благоприятных условий для свободного движения капитала через национальные границы. Создавались бы десятки ты­сяч новых рабочих мест, что снизило бы остроту высокой социальной без­работицы в Узбекистане и Кыргызстане. Объединенными усилиями стран нового сообщества можно было бы усовершенствовать транспортно-коммуникационную систему, соединяющую Центрально-Азиатский Союз с зарождающимися мегарынками Китая, Южной Азии, Ближнего и Сред­него Востока, членами которого являются, кроме всех прочих стран, Паки­стан и Индия. У всех трех стран региона уровень грамотности взрослого населения превышает 99%, что свидетельствует о высоком кадровом по­тенциале предлагаемого проекта. Этот регион может полностью обеспечить себя продовольствием и другими важнейшими ресурсами с выходом на специализацию по ведущим их видам на международный рынок.

Среди институциональных и структурных проблем, стоящих на пути интеграции стран ЦАС, следует отметить недостаточный уровень реформированности экономики Узбекистана. Имеются в виду задачи полной ли­берализации условий ведения частного бизнеса, стимулирования роста продуктивности в агросекторе, обеспечения макроэкономической стабили­зации, преодоления масштабной бедности. Все эти задачи можно решить, объединив усилия с Казахстаном и другими продвинутыми в проведении некоторых социально-экономических реформ странами Центральной Азии.

В системе предпосылок реальных интеграционных связей в Центральной Азии, где на сегодня существенно различны действия и эффек­тивность демократических институтов, приоритетную роль играет полити­ческая воля руководителей и создание режима полного доверия между странами. В любой экономической системе (в том числе существующей в пределах национальных границ) институциональные сферы регионов раз­личаются, отсюда могут существенно разниться предпочтения граждан тех или иных стран [43]. Интеграция,не ущемляя и не угрожая национальному су­веренитету, должна быть направлена на эффективное экономическое взаи­модействие и решение острых социальных задач по региону. Здесь реализм и ответственность правящей элиты отдельных стран, готовность к компро­миссу и преодолению эгоистических устремлений каждой из них объек­тивно будут способствовать устойчивости и укреплению самих политиче­ских систем.

Поэтому на данном этапе доминирующим фактором является политический фактор - политическая воля глав государств, от которой во многом зависит решение всех других проблем. Спектр сложив­шихся систем управления в этих странах варьирует от форм управляемой демократии до проявлений авторитаризма. Поэтому для успешного реше­ния вопросов по созданию ЦАС существует три фактора:

-  политическая воля глав государств;

-  тщательное согласование и экспертиза предлагаемых для последо­вательной реализации интеграционных проектов на начальной стадии;

-  привлечение бизнес-кругов к процессу выработки общей политики альянса.

Необходимо на форумах компетентных представителей государст­венных кругов, бизнеса и экспертов сообщества ЦАС обсуждение текущих приоритетов и стратегических целей по созданию ЦАС. В силу многих об­стоятельств вопросы стали сложнее, нежели предлагавшиеся десятилетие назад Президентом РК Н.А.Назарбаевым "десять простых шагов навстречу простым людям" - по сути программы интеграции на том этапе, когда про­блемы были более прозрачными и достижимыми. Ибо все страны постсо­циализма находились более или менее на начальном исходном этапе ре­форм  и ставились стратегически сходные цели и задачи.

Возможна ли реальная интеграция стран Центральной Азии? Пока судить сложно. Да и само содержание Центрально-Азиатского Союза пока не совсем ясно, ибо каждая из стран стремится к достаточно многовектор­ному сотрудничеству, практически со всеми регионами мира, насколько позволяют возможности. В каждой из этих международных организаций, как ЕврАзЭС, ШОС, ГУАМ, ОСЭР, ЕЭИ эти страны отстаивают свои ин­тересы. Стремление не только расширить рынки сбыта, но и одновременно извлечь из сотрудничества возможности заимствования новых технологий, добиваться нового качества экономики - суверенное право каждой страны, тем более с наследием постсоциализма. Сумеют ли эти страны при взаим­ном торговом, экономическом сотрудничестве в рамках ЦАС достичь этих целей? В этом исходное противоречие выдвигаемого проекта. Поэтому взаимную торговлю, экономические связи в основном пока сырьевых стран ЦА нужно рассматривать как возможность накопления ресурсов для технологического преобразования приоритетных сфер и производств. При этом от успешной интеграции экономик ЦАС в сочетании с тесными свя­зями с развитыми международными рынками будут зависеть условия для организации высокотехнологичных производств в странах региона. Объе­динение усилий выгоднее, чем разрозненные акции отдельных стран. Здесь нужно взаимно согласовывать амбициозные устремления национальных партнеров, сочетая взаимовыгодный сбыт товаров по региону и выход с совместно произведенной конкурентной конечной продукцией на международные рынки

В  институциализации экономического союза ЦАГ организующая роль принадлежит государственным органам. Государство вместе с рынком, рыночным интересом определяет основные приоритеты, этапы и последовательность использования экономических факторов. Попытка фронтальной постановки всего комплекса интеграционных проблем нереальна.

Как отмечает Президент РК Н.А. Назарбаев, "…в сложившихся обстоятельствах в решении стратегических задач необходимо идти поэтапно". Речь на первом этапе может идти о так называемой "мягкой интеграции" через секторальные рынки, через зоны фактической солидарности стран ЦАС. В качестве первоочередных задач напрашиваются соглашения по зоне свободной торговли, миграционным проблемам, созданию ряда отраслевых межгосударственных водно-энергетических, горно-металлургических, нефтегазовых и хлопковых консорциумов. Административные решения на уровне кооперирования государств – не рыночная организация, но это та цена, которую мы должны заплатить за модернизацию экономик и прекращение деградации.

Задачи координации, комплексирования по созданию консорциумов в приоритетных отраслях и сферах нацелены на выявление перспективных конкурентоспособных кластерных производств. Кластеры межгосударственного уровня, в конечном счете, должны быть задействованы на выпуск высокотехнологичной продукции, своеобразного центрально-азиатского бренда с выходом на мировой рынок. Поэтому так важно определение приоритетных секторов экономики ориентированных на международный уровень. Их нужно развивать и модернизировать объединенными усилиями государств Центральной Азии, внедрять по ним не только новые технологии Hi-Tech, но и новейшие методы управления и менеджмента, И каждое из государств должно принять активное участие в создании совместных международных ТНК - кластеров, специализированных на выпуске конечной про­дукции специализации региона в целом. Это могут быть натуральные тка­ни и другие виды продукции хлопко-текстильного кластера, редких и благородных металлов, отраслей специализации машиностроения, химической технологии. Каждый из стран ЦАС и всем вместе нужно развивать конкурентоспособнгые отрасли, на которые есть реальный спрос, нужно найти свои ниши в новых спросовых производствах. Есть сырье для создания новых производств. Необходимо развивать собственные "ноу-хау".

Организация высокотехнологичных производств по региону с выходом на международный рынок должна базироваться на системе смешанной, экс-портоориентированной экономики, внутри которой, как в Японии и Южной Корее, будет идти процесс оптимальной комбинации рыночных принципов с межгосударственным регулированием. Так, возможно формирование комби­нированной формы корпоративных по организации и содержанию крупных консорциумов с участием государственных, национальных и иностранных инвесторов, нацеленных на решение макрозадач по региону ЦАР в целом.

Интеграция отраслевых экономических структур на уровне ЦАГ, их дееспособность и эффективность – фундамент будущей реальной интегра­ции в таможенной, финансовой, трудовой сферах, как составляющих об­щего рынка. Специальная комиссия ООН для экономик Центральной Азии так же считает целесообразным объединить усилия Центрально-Азиатских государств, в первую очередь в использовании водных и энергетических ресурсов, создании единого транспортного комплекса региона, расшире­нием торгово-таможенного сотрудничества, охране окружающей среды. Государства региона также взаимно заинтересованы в современных ин­формационных и коммуникационных технологиях. По мнению МВФ, расширение регионального сотрудничества стран Центральной Азии также способствовало бы торговле и инвестициям и улучшению перспектив долгосрочного роста региона.

На сегодня страны Центральной Азии как никогда нуждаются в ин­ституциональной организации и активной работе межгосударственных ор­ганов экономического сотрудничества. Насколько реально создание над­национальных органов ЦАС с передачей части суверенитета государств в определенных областях в компетенцию таких структур? Здесь возникает проблема экономического, национального суверенитета государств, их ин­тересов. Разноуровневый характер экономических реформ в сочетании со сложившейся ментальностью и степенью авторитарности государственно­го управления по ним являются препятствием для выхода на те или иные стадии интеграционных решений в каждой отдельно взятой стране и по ЦАС в целом. Передача части полномочий наднациональным органам и общей синхронизации экономической политики и реформ требует соответ­ствующего изменения законодательных основ в каждой из стран Цен­тральной Азии. Так, на начальном этапе интеграции – создании зоны сво­бодной торговли сложность возникает по урегулированию товаров с обяза­тельной пошлиной (в межгосударственном обмене) и договоров о пошли­нах на транспортные, строительные, финансовые услуги, основных по вложениям в валовом внутреннем продукте. На первом этапе встанет во­прос о преференциях - ликвидации всяких пошлин внутри стран-участниц для отраслей кластеров на уровне ЦАС. Создание таможенного союза и единого экономического пространства для стран региона – задача более высокого уровня и перспективного плана, который достигается через ряд этапов интеграционного сотрудничества в рамках ЦАГ.

Республики региона используют существенно различающиеся ры­ночные концепции – от радикальных до преимущественно государствен­ного регулирования экономики. Национальные рынки пока раздроблены, темпы и содержание рыночных преобразований не совпадают. Не согласу­ется внешнеэкономическая и экспортная политика, финансовые и техноло­гические ресурсы ограничены узкими рамками национальных экономик. Наконец, не создана концепция экономической интеграции, которая увяза­ла бы региональные интересы в средне- и долгосрочной перспективе.

Процесс и приоритеты интеграции республик Средней Азии, а также их сотрудничество с другими региональными союзами и вхождение в ми­ровую экономику в соответствии с требованиями ВТО приобретают необ­ратимый характер. Эта задача должна быть включена в ранг государствен­ной политики стран ЦАС. В глобальном аспекте она подвержена мировой конъюнктуре, которая сегодня не благоприятствует этой объективной за­кономерности. Но даже при негативных факторах экономическая интегра­ция стран Центральной Азии - процесс, набирающий силу. 

Тем не менее следует признать, что к настоящему времени союз стран ЦА в аспекте их дальнейшей интеграции сдерживается углублением дифференциации и разрывом уровней их экономического развития, а следовательно, и разномасштабным рыночным реформированием их экономик. И как следствие, формируется разное понимание целей национальных экономических стратегий, что, естественно, не может не тормозить принятие эффективных коллективных решений. Доминанта политической установки на сохранение "самостоятельности" и различия в концепциях экономического развития определяют неполное использование имеющегося потенциала стран Центральной Азии, что характерно для всех государств региона, особенно для Узбекистана и Туркмении. Рост товарооборота сдерживается торговыми барьерами и ограничениями, выдвигаются пресловутые "интересы защиты" и укрепления внутреннего рынка, за которыми кроется боязнь экспансии капитала соседних, более экономически развитых стран и "угроза" экономической безопасности. Это совершенно не рыночный подход. Свободное передвижение капитала, трудовых ресурсов, интеграция экономик, последовательное формирование таможенного и экономического союза – "альфа" и "омега" интеграционного союза Центральной Азии, в равной мере всех региональных объединений на интеграционных началах.

Наверняка, в условиях обострения мирового финансового кризиса и его деструктивного воздействия и на экономику стран Центральной Азии, не обойтись без усвоения и реализации центральной идеи "неоавторатизма", этого своеобразного "неокейнсианства" или, если угодно, "государственного дирижизма" для современных переходных экономик, оказавшихся, кроме Казахстана, в состоянии стагнации, а то и деградации. Речь идет об институциализации рыночных отношений под покровительством сильной государственной власти.

Один из основоположников современного либерализма Ф. Хайек был убежден в том, что рынок, как и любой социальный порядок, формируется естественным путем, без какого-либо вмешательства извне. Это, скорее всего, справедливо в отношении тех стран, где на процесс формирования рынка историей был отпущен лаг времени, равный новой и новейшей истории человеческой цивилизации.

Странам, которые отстали в своем развитии и которым в короткие сроки нужно преодолеть отставание, в условиях натиска глобализации для утверждения рыночных норм без решительного вмешательства законодательной, исполнительной и судебной власти государства, наконец, без прямого государственного субсидирования приоритетных мероприятий, консолидации капиталов бюджета, отечественного, иностранного капитала не обойтись. Наступает эра объективно необходимого и решительного вмешательства государства, президентской власти в организации рыночных реформ и рыночной организации экономики в странах Центральной Азии. Иначе, ожидая рыночную самоорганизацию и придерживаясь собственных автоклавных стратегий экономического развития, страны Центральной Азии могут окончательно потерять экономическую самостоятельность и государственную независимость. Рыночный авторитаризм, как ныне именуется дирижистское направление государственного вмешательства в организацию рыночных процессов, равно и экономическую интеграцию региональных объединений на рыночных началах, принципиально отличен от государственного социализма, как авторитаризма командно-распределительного.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь