Главная Междисциплинарные исследования Методологические труды Религия Религия в конструктах нового мироустройства

Религия в конструктах нового мироустройства

28 Августа 2013
41
0

c77ec05c74080a410605db877e9965fb.jpg

Современный мир кардинально меняется. Есть зримые образы этого изменения, есть такие, какие заметны только аналитикам и экспертам, наконец, имеются и такие, сущность которых приходится разгадывать, реконструировать по едва заметным штрихам и проявлениям. Вот эти последние, не лежащие на поверхности процессы, интересны в наибольшей степени, ибо именно они и являются основными. Итак, формируется новый мир. Собственно, этот процесс идет постоянно, но сегодня он стал явно осязаемым. Ситуация не сводится к кардинальным преобразованиям на Ближнем востоке и в Северной Африке, хотя здесь с очевидностью складываются новые реалии геополитики. Весь процесс формирования нового мироустройства намного сложнее, чем его грани, вырисовывающиеся в Ираке, Иране, России, Юго-Восточной Азии, Латинской Америке. Эксперты привыкли во всем искать руку Вашингтона, и они во многом правы – эта рука активно действует. Но достаточно очевидно, что изменения в мире более масштабны, и их нельзя списать только на «происки» США. Скорее всего, изменения, причем изменения кардинальные, принципиально необходимы для сохранения мира в его развитии. Но сохранение мира в динамике – это одно, а сознательное и целенаправленное конструирование нового миропорядка – чем активно занялись США и ведущие международные структуры – это совсем другое. Такое «переформатирование» мира имеет целью сохранить господство нескольких ведущих государств во главе со США – собственно, об этом неоднократно весьма откровенно  и го- ворил З. Бжезинский. Но извращенная виртуозность такого конструирова- ния заключается в том, что в построение нового миропорядка должны быть вовлечены многие стороны, в том числе, и совсем не заинтересованные в реализации этого проекта, так как его реализация далека от интересов этих сторон. Однако добровольно-принудительное участие в построении нового миропорядка неизбежно почти для всех – этого требует стратегия унифика- ции мира, следовательно, это будет реализовано. Вот что говорит о новом миропорядке Г. Киссинджер, имеющий неоспо- римые заслуги в  его конструировании. «Каждому придется пересмотреть свои национальные приоритеты. Международный порядок сможет воз- никнуть, если зародится система совместимых приоритетов. Развал будет катастрофическим, если различные приоритеты не смогут совместиться». И дальше: «Никогда еще столько изменений не происходили одновремен- но во многих различных частях мира, и становились мгновенно известны всему миру через быстрые средства связи. Альтернативой созданию нового международного порядка является хаос. Международный порядок не будет установлен ни в политической, ни в экономической сфере до тех пор, пока не возникнут общие правила, на которые страны смогут ориентироваться» [1]. Казалось бы, возразить нечего, все верно. Действительно, порядок луч- ше хаоса и худой мир лучше доброй войны. Но, странное дело, почему-то новый порядок нередко строится военными средствами. Можно задать и такой вопрос: а почему Г. Киссенджер так уверен, что альтернативой новому порядку станет хаос, и что такое хаос в междуна- родной политике? Разве не хаотичным для абсолютного большинства стран является и сам процесс выстраивания нового порядка? Тот, кто не понимает смысла этого выстраивания, тот видит в нем именно хаос. И вообще, хаос первичен по отношению к порядку, всякое кардинальное переформатирование мира проходит этап хаоса. Выстраивание нового мира требует нового отношения к прежним «строительным материалам». И в самом деле, можно видеть, как меняют- ся статус и значение многих известных форм регулирования миром. Свое значение существенно сменил силовой фактор в политике. Прежде у него был сомнительный статус. Теперь он – вполне легитимен. Надо только обо- сновать необходимость его применения гуманными целями – нарушением прав, например, или неизбежностью «гуманитарной интервенции», или примитивизмом понимания национального суверенитета и тому подобным. Практика двойных стандартов еще недавно осуждалась, а сегодня тактика двойных стандартов устарела: тройные и более стандарты – весьма в ходу. Международное право считается рудиментом, национальный интерес сла- бых стран – недоразумением. В этом контексте по-новому задействуются и такие феномены, как рели- гия. У религии – крайне противоречивый статус. С одной стороны, она не- мощна в глазах политиков. С другой, она многое определяет в современных реалиях, причем определяет нередко поверх решений политиков. То есть, религия – феномен очень непростой. Это связано с тем обстоятельством, что религия, согласно ее самосознанию, является «местом встречи Бога и чело- века». Следовательно, в содержание религии входит Бог, и вот как раз без- мерностью Бога и объясняется   неопределенность и статуса религии в со- временном мире, и ее возможностей. Однако, как бы там ни было, религия активно втягивается в процессы конструирования нового миропорядка. При- чем в этих процессах ей отводятся и негативная, и позитивная роли. Негативная роль религии, в основном, связана с ее  политизацией (с экстремизмом и терроризмом, в их крайних проявлениях), а позитивная – с духовным воз- рождением человечества и его нравственным воспитанием. Поскольку тема участия религии в выстраивании нового миропорядка обширна, остановимся на нескольких, наиболее существенных, на наш взгляд, ее аспектах. В выстраивании нового миропорядка огромную роль играют США. По- этому представляет интерес позиция этой страны относительно значения религии в построении нового мира. То, что США должны быть в авангарде такого строительства, не вызывает сомнения у  американской элиты. США привыкли к тому, что их национальные интересы должны разделяться ми- ровым сообществом и приниматься в качестве национальных интересов большинства развитых государств. Новое мироустройство также должно совпадать с целями США – в этом у лидеров США сомнений нет. Не приходится отрицать, что США очень многое сделали для постро- ения послевоенного мира (мировой конфигурации после Второй мировой войны). Но они «закоротили» этот мир на себя. Они сами сделали себя от- ветственными за поддержание мира на планете, конечно, не забывая о сво- их интересах. Эту ответственность США пронесли вплоть до сегодняшнего дня, что нередко вынуждало их выступать едва ли не в роли агрессора. Во- обще говоря, такова миссия супердержавы, особенно «единственной супер- державы», в роли которой США оказались после распада СССР.  И сегодня США, в известном смысле, от этой роли устали. Тем более, что стратегия национальной безопасности США не предусматривает ведения  ими воен- ных действий более, чем в трех точках мира, а современный мир готов взор- ваться намного более, чем в трех местах. Именно поэтому США стали вести речь о стратегическом партнерстве, о разделении ответственности, о коалиции в борьбе с терроризмом и т. д. Новое мироустройство предполагает, согласно его теоретикам из США, коллективную ответственность за поддержание мира на принципах, разде- ляемых Западом. В этой связи, нелишне напомнить, что западная цивили- зация претерпела интересную идейную и духовную эволюцию. В основе этой цивилизации, как известно, лежали христианские идеалы и ценности, именно на них формировалась и развивалась европейская, а затем – и ев- ро-атлантическая цивилизация. А сегодня Запад не просто отказывается от христианских ценностей, он активно противостоит им. Мусульмане Европы возмущаются антиисламскими демаршами парла- ментов большинства европейских стран, принимающих решения о запрете хиджаба и никаба в общественных местах; недовольство демократической общественности вызывает результаты референдума (2009 г.) в Швейцарии относительно запрета строительства минаретов, и т. п. Что же удивляться та- ким решениям в отношении ислама? Европейцы принимают еще более жест кие меры в отношении своей «родной» религии – христианства.   Европейский суд по правам человека в 2009 г. запретил распятия в шко- лах Италии, во многих странах Европы запрещено носить нательные кресты, около 20 тыс. храмовых помещений в Европе перепрофилированы: проданы или превращены в пивные, кинотеатры и иные развлекательные заведения. В 2009 г. Совет Европы расценил богохульство как проявление свободной воли человека, не относящееся к числу противозаконных действий. В Испании, некогда оплоте католицизма, социалистическое правитель- ство последовательно  противостоит «публичному выражению католиче- ской веры как конфликтному и нежелательному». В 2005 г. правительство Сапатеро приняло закон, разрешающий гомосексуальные «браки». За по- следние 5 лет в Испании зарегистрировано 20 тыс. таких союзов. В 2010 г., несмотря на многочисленные протесты, Мадрид узаконил аборты.  В Европе повсеместно закрываются высшие и средние религиозные учебные заведения (немногие желают стать священниками). Римско-като- лическая церковь подвергается массированной критике за ее непреклонную позицию в отношении абортов, однополых браков, эвтаназии. Заметно со- кратилось число верующих всех традиционных для Европы религий. При этом возникают кощунственные формы отказа от вероисповедания – в Ве- ликобритании, например, за 3 фунта стерлингов можно заполнить анкету по Интернету с отказом от христианства (для иностранцев сумма больше: 10 – 15 фунтов). Протестантские церкви уже давно допускают женское священство и женский епископат. Даже в Англиканской церкви, более консервативной, в сравнении с подавляющим большинством протестантских деноминаций, с 1994 г. в священный сан было рукоположено более 5 тыс. женщин, а с 2014 г. будет разрешен и женский епископат. Согласно многочисленным социологическим опросам, около половины европейцев считают, что христианские ценности по-прежнему значимы для Европы, но интересно, что признается внешняя для христианства значимость этих ценностей. Так, 48% европейцев считают, что христианские ценности играют ключевую роль в «развитии диалога между различными культурами и религиями» и «солидарности с бедными», а собственно сакральное значение христианства в массовом европейском сознании утрачивается. Подобные факты и ситуации можно множить и множить, но суть от- ношения к христианству в Европе одна – его вытесняют на периферию государственного и общественного бытия. Такое отношение нельзя объяс- нить только потерей христианством актуальности для современного мира или  концептуальной противоположностью христианских и либеральных ценностей, господствующих сегодня. Секуляризация, как процесс «освобождения» мира от религии во всех сферах человеческой жизнедеятельности, имеет, конечно, и объективную составляющую, но процесс этот явно управляем. Таким образом, если говорить о доминирующей форме участия религии в построении нового миропорядка, то она такова: максимальное устранение религии из этого процесса. Если религия и втягивается в процессы выстраивания нового миропорядка, то только в негативных ее проявлениях: косности, агрессивности, угрозе единству человечества, идеологии экстремизма и терроризма. Позитивные возможности религии – а они огромны, игнорируются. В США отношение к религии, по крайней мере, формально, более уважительное. В 2007 г. Палата представителей Конгресса США приняла резолюцию, в которой подчеркивается, что Конгресс:

 «1) признает Христианскую веру как одну из великих религий мира;

 2) выражает непрерывную поддержку христианам в Соединенных Штатах и во всем мире; 

3) признает международную религиозную и историческую важность Рождества Христова и Христианской веры; 

4) признает и поддерживает роль, которую сыграли христиане и Христианство в основании Соединенных Штатов и в формировании Западной цивилизации; 

5) не приемлет фанатизма и рели- гиозных преследований, направленных против христиан, в Соединенных Штатах и во всем мире;  

6) выражает самое глубокое уважение американским христианам и христианам во всем мире» [2]. 

В США, действительно, имеют место религиозная свобода и толерант- ность. Но, как отмечается исследователями, эта свобода базируется не на глубоком принятии сущности религии, а на поверхностном к ней отноше- нии – как к еще одному мировоззрению, имеющему право на существова- ние в пределах правового поля.  Президенты США, в свою очередь, всегда прибегали к религиозной ри- торике в обосновании своей внутренней и внешней политики. Но особо пре- успел в этом Джордж Буш-младший. Вот как характеризует ситуацию вокруг религиозной аргументации политики администрации США времен Буша -младшего бывший госсекретарь США М. Олбрайт. Напоминая о  посто- янной ссылке Буша-младшего в его решениях на волю Божью, М. Олбрайт пишет: «Разумеется, проблема не в том, что администрация Буша старается обосновать свое право на лидерство (в мире – А.К.) моральными критериями. Фактически, это делали все президенты. Беда в том, что используемая при этом риторика слишком уж смахивает на попытку оправдать политику США с помощью исключительно религиозной терминологии, а это все равно, что махать красным флагом перед разъяренным быком» [3]. И далее: «Президент Буш гордится тем, что в своих суждениях и выводах о том, что верно, а что неверно, он руководствуется,  в том числе, и религиозными ценностями, а также своим пониманием того, что хочет и чего не хочет Господь» [4].  Надо иметь совершенно особые отношения с Богом, чтобы говорить в политике от  имени Бога,  и вряд ли США обладают здесь преимуществен- ным правом. Но для раскрытия нашей темы – религия в конструктах нового А. Косиченко. Религия в конструктах нового мироустройства – пример с использованием Бушем-младшим религии в по- литике – чрезвычайно показателен. США делают спорадические попытки улучшить отношения с ислам- ским миром – это  прослеживается как тенденция. Достаточно обратиться к анализу речи Б. Обамы в Каире в 2009 г., чтобы убедиться в наличии таких устремлений. Правда, сам исламский мир отнесся к этой речи критично, подчеркнув, что мусульмане поверят не словам США, но их делам. В том же 2009 г. США создали фонд поддержки исламского бизнеса. «... Белый дом создал многомиллионный инвестиционный фонд разви- тия технологий в исламском мире. Фонд под названием Global Technology and Innovation Fund (Глобальный фонд технологий и инноваций) обеспечит финансированием на сумму $25–150 млн ряд отобранных проектов. Фонд создала компания «Overseas Private Investment Corporation» (OPIC). Сферы планируемых инвестиций – технологии, образование, телекоммуникации, масс-медиа, профессиональные услуги, зеленые технологии и т. п. Белый дом сообщил, что данный фонд был открыт в рамках политики по улучшению отношений с мусульманским миром, и что его создание последовало за соответствующим обещанием Обамы, сделанным во время речи в Каире. Также Обама пообещал провести в этом году саммит по предпринимательству, что- бы укрепить связи между бизнесменами США и мусульманских стран» [5]. Сегодня религия превратилась в действенное средство геополитики. Исчерпав возможности аргументации правами человека в осуществлении политики давления на те или иные страны, США с конца XX в. выдвинули новые приоритеты прав и свобод, поставив на первое место именно религиозные свободы. Государственный департамент США, начиная с 1998 г., готовит Ежегодные доклады о свободе вероисповедания в мире, рассматривая именно религиозные свободы в качестве основного критерия приверженности тех или иных стран свободе и демократии.  Вот что говорит по этому поводу государственный секретарь США Х. Клинтон. «Каждый год Государственный департамент готовит всесторонний обзор положения со свободой вероисповедания в странах и территориях по всему миру. Мы делаем это, поскольку убеждены, что свобода вероисповедания – это и основополагающее право человека, и неотъемлемый элемент любого стабильного, мирного, процветающего общества. Это – не только американская точка зрения, это – точка зрения стран и народов всего мира. Она закреплена во Всеобщей декларации прав человека, она охраняет- ся Международным пактом о гражданских и политических правах и гарантируется законами и конституциями многих стран, включая нашу собственную, где свобода вероисповедания является первой свободой из перечисленных в нашем Билле о правах». И далее: «Таким образом, руководствуясь данным докладом, Соединенные Штаты будут и впредь отстаивать свободу вероисповедания во всем мире как ключевой элемент американской дипломатии» [6].

Тем самым, открыто признается, что религия выступает в качестве су- щественной формы влияния США на мир с целью реализации национальных интересов этой супердержавы. Следует признать, что религия всегда играла в истории достаточно весомую роль. Так было и в поздней античности, и в Средние века, и в Реформа- цию – с последующими войнами. Так обстоит дело и сегодня, но восприятие религиозной составляющей исторического процесса существенно измени- лось. Во все времена религия являлась идейным стержнем событий и этапов истории. Ее претензии на подобную роль оправдывались тем содержанием, какое она несет в себе. Религия, если исходить из ее внутренней самооценки, имеет дело с предельными основаниями бытия, она придает смысл всему происходящему, в ней – причины всего, она – пружина истории. В самом деле, история, согласно религиозному взгляду на мир, есть ни что иное, как развертывание Божьего промысла о мире. Все, что происходит, происходит промыслительно. Следовательно, религиозное истолкова- ние современной истории не просто не лишено интереса, но может быть даже методологией анализа современности. Разве не к религиозным или околорелигиозным аргументам прибегают сегодня политологи в объяснении, например, тех событий, которые в самое последнее время имеют место в арабском мире? Хотя почти все оппозици- онные силы там не прибегают к религиозным аргументам (и даже отказы- ваются признать наличие исламского фактора в этих событиях), ожидания прихода во власть исламистов очень велики. «Братья-мусульмане» не намерены, согласно их заявлениям, брать власть, но одновременная дискредитация и светских, и монархических режимов в регионе выводит на авансцену событий именно исламистские движения. Секулярная Европа уделяет религиозной проблематике на удивление много внимания. Только в 2009–2010 гг. было принято порядка 10–12 концептуальных для Евросоюза документов, впрямую касающихся религиозной составляющей жизни ЕС. Такую же позицию занимают и США (на- помним уже цитировавшуюся нами резолюцию Палаты представителей Конгресса США). Поэтому следует признать, что религия в современной геополитике играет огромную роль. Какие же основные геополитические конструкты с участием религии на сегодня доминируют? Можно видеть, что во всех важнейших формах развития современного мира – экономической, социально-политической, культурной и духовной – присутствует религиозный компонент. Кратко рас- смотрим некоторые аспекты этого присутствия. Религия в экономической сфере. Стало общим местом – называть среди основных причин текущего  глобального финансово-экономического кризиса отсутствие социального партнерства, справедливости и нравственности в мировой экономической системе современности. Напомним, что Римско-ка- А. Косиченко. Религия в конструктах нового мироустройства толическая церковь уже не первое десятилетие настаивает на развитии соци- ального партнерства владельцев предприятий и наемных работников. Идеи социальной ориентированности бизнеса нередко присутствуют в энцикликах понтификов [7]. А эти идеи, безусловно, обладают нравственным зарядом. В последнее время и Русская православная церковь стала много говорить о необходимости нравственного оздоровления экономики. Так, в  2004 г.,  на Все- мирном Русском Народном Соборе, где тон во многом задает Русская право- славная церковь, был принят очень характерный и интересный для нашей темы документ – «Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании», в котором регламентируются нравственные правила развития экономики. Эти принципы и правила опираются на религиозные заповеди, в их применении к экономической сфере человеческого бытия. Но пока эти инициативы не получили широкого распространения и реализации. Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл в течение 2009 – 2010 гг. мно- гократно обращал внимание на истинные причины текущего финансового кризиса. Он подчеркивал, что кризис имеет причиной отказ от нравственных ценностей. Экономика стала развиваться в отрыве от ее человеческого содержания, огромное развитие получили операции в сфере спекулятивного капитала, инвестиции в реальный сектор экономики сократились. Так что экономика является сегодня сферой столкновения различных парадигм ее дальнейшего развития. Об этом же говорят и Поместные православные церкви. «Пропасть между богатыми и бедными драматически разрастается – вследствие экономического кризиса, который является результатом извращенной экономической деятельности, лишенной человеческого измерения и не служащей подлинным потребностям человечества, а также погони финансистов за наживой, часто приобретающей маниакальный характер. Жизнеспособна лишь такая экономика, которая сочетает эффективность со справедливостью и общественной солидарностью» [8].  Мировые религиозные лидеры, начиная с 2005 г., принимают на своих встречах программные документы, нацеленные на духовное оздоровление современной экономики и политики. Эти документы они передают лидерам «восьмерки», заседающей, как правило, после встреч религиозных лиде- ров. Но крупнейшие мировые политики не принимают  этих советов, что достаточно симптоматично: сами политики могут прибегать к религиозной риторике, но позволить религии активно влиять на политику, делая ее более гуманной, мировая политическая  элита не может. Религия в политике. В политической картине современного мира религия играет заметную, и даже значительную роль. При этом  религия влияет на политику и присутствует в политике по широкому спектру проявлений. Помимо уже рассмотренной выше роли религии в политике, влияние религии на современную мировую политику, геостратегию, геополитику и Религия в глобальном мире международные отношения проявляется еще в нескольких формах. Цен- тральное и основное – участие в стратегическом планировании будущности мира.  Об этом не часто говорят открыто, но религиозный фактор – один из основных в таком планировании. Стратегическое планирование нового мироустройства осуществляют все крупные державы. Но такое же планирование имеет место со стороны всех мировых религий. В этой связи можно упомянуть исламский, католи- ческий и православный проекты мироустройства. Однако пока эти проекты несут, скорее, идейно-теоретическую нагрузку. А вот отдельные элементы этих проектов входят в структуру и содержание  стратегий геополитики и реальной мировой политики сегодняшнего дня. Отказ от христианских идеалов, наблюдаемый повсеместно, только на первый взгляд представляется едва ли не простым следствием расширения ареала либеральных ценностей и углублением потребительской идеологии современного человека. Все происходит с точностью наоборот. Как раз пла- номерное выдавливание христианских норм из всех сфер жизни современного человечества и приводит к доминированию либеральных ценностей в их антихристианском проявлении. На самом деле, предельным основанием системы либеральных ценностей является религия, в частности, христиан- ство – оно обосновывает сущность и исток свободы человека. И так проис- ходит со всеми аспектами оппозиции: светский либерализм – религия. В современном религиоведении процессы политизации религии рас- сматриваются, как правило, только в негативном ключе. Этому причиной – массовидные реалии современности, когда религия, действительно, бу- дучи втянута в политику, выступает как деструктивная сила. Религиозно мотивированный экстремизм и терроризм – наиболее характерный пример такой политизации религии. Деятельность ряда исламистских организаций и движений – другой пример. Даже такие, казалось бы, имеющие отношение к внутренним ис- ламским проблемам как требования салафии вернуться к «чистому» исламу, ко временам Пророка и четырех праведных халифов, также выливаются в формы политизации ислама. К формам политизации религии может быть отнесена экстремистская, якобы христианская, риторика баскских или – до недавнего времени – ир- ландских сепаратистов. Европейский союз, так же, как и США, делает попытки выстроить более продуктивные отношения с основными мировыми религиями (попытки эти лежат опять-таки во внешней для религии форме). Вот характерное сообще- ние информационных агентств: «Руководство Евросоюза заявило о готов- ности к более тесному диалогу с религиозными организациями, в том чис- ле, в решении социальных проблем. Как заявили ответственные чиновники Евросоюза, 17-я статья Лиссабонского договора признает «специфический Косиченко А.Г. Религия в конструктах нового мироустройства вклад» религий в жизнь общества, поэтому регулярный диалог с Церквями становится «законодательным обязательством для ЕС». «Церкви и религиоз- ные сообщества несут активное социальное служение в странах – членах ЕС, и если Евросоюз хочет эффективно бороться с бедностью и социальной не- защищенностью, то существенно важно извлечь пользу из их многолетнего и всеохватывающего опыта» – сказал в свою очередь президент Еврокомис- сии Жозе Мануэль Баррозу. Со своей стороны, президент Евросоюза Херман Ван Ромпей указал на необходимость учета инициатив Церквей в социальной сфере. По его мнению, проблема борьбы с бедностью – «проблема восстановления достоинства человеческой личности, поэтому культурные и этические вопросы должны особо приниматься во внимание» [9]. Наряду с этим, в Европе нарастает исламофобия. Практически все социо- логические опросы, проводимые, в том числе, и ведущими социологическими агентствами мира, фиксируют устойчивый рост исламофобии в европейских странах. От 60 до 75% опрошенных уверены в агрессивности ислама, его же- стокости, в существенном нарушении исламом гендерного равенства и т. п. Можно не без оснований предположить, что такой высокий уровень исламофобии явился, среди прочего, и  результатом деятельности заинтересованных в таком положении вещей сил.  Это – тоже конструкт нового мироустройства. Среди других тенденций участия религии в формировании нового ми- роустройства коротко отметим следующие: - развитие диалога ислама и христианства (особо заметным этот диа- лог стал после открытого письма 138 мусульманских богословов, с кото- рым они обратились в 2007 г. к христианам всего мира). Диалог не означает унификации религии, не ведет он и к сдаче позиций какой-либо из религий. Впрочем, следует отметить, что и ждать многого от этого диалога не сле- дует: в его итоге могут возникнуть формы солидарности в сферах социаль- ного служения, культурной, духовной. Но существенные различия между религиями в догматической области неизбежно останутся, что всегда может привести к противостоянию верующих различных конфессий; - сближение Римско-католической и православных церквей в деле «хри- стианского свидетельства секулярному миру». Задача такого свидетельства стоит особо остро, так как Европа быстро теряет остатки христианских ценностей и может впасть в духовную прострацию, что приведет к краху всей европейской цивилизации; - очень заметна тенденция на усиление процессов политизации религии (о негативных проявлениях которой речь шла выше); - имеются попытки построения единой религии. Даже если предполо- жить, что эти попытки исходят из самых лучших побуждений – с целью устранения, например, имеющихся между религиями разночтений и проти- воречий – то и тогда такие попытки провокационны. Если же объединение религий имеет целью сначала – создание единой религии, а затем отказ от Религия в глобальном мире религии вообще – что легко будет сделать, ибо единая религия, став аб- страктной, превратится в обычную философскую систему – то эта попытка бесчеловечна по существу, и может взорвать мир; - наконец, тенденция, имеющая огромное значение для глобального планирования – эсхатологическое ожидание, присущее всем авраамиче- ским религиям – иудаизму, христианству и исламу. Это ожидание наделяет будущность человечества двойственным смыслом: с одной стороны, опти- мизмом, связанным с окончательной правдой, а, с другой – условностью реалий, ибо все окончится апокалипсисом. В геополитических сценариях развития мира противниками религии ей чаще всего отводится роль средства дестабилизации внутристрановой или региональной ситуации. При этом в отношении религии осуществляют следующие процедуры: 

1. Устраняя религию из общества, добиваются снижения его духовности и нравственности, что позволяет эффективнее ма- нипулировать людьми.  

2. Религию компрометируют: ислам – как идейную основу терроризма; православие – как косную, догматическую, отсталую систему, не способную к развитию; католицизм – как притязающий на ми- ровое господство. И все религии вместе – как противостоящие либераль- ным ценностям.

 3. Подменяют веротерпимость (совершенно оправданную стратегию в отношениях между религиями) на толерантность ко всякому мировоззрению – даже антирелигиозному. С целью тиражирования этих ложных в отношении религии мнений созданы и функционируют множе- ство сайтов (по подсчетам специалистов – не менее 5 тысяч). Если негативная роль религии в современном и грядущем мироустрой- стве освещается широко, то в качестве стабилизирующего мир фактора ре- лигия, как правило, не рассматривается. А вместе с тем, религия обладает большим потенциалом в снижении уровня вызовов и угроз современности. Развернутая аргументация этого тезиса затруднительна при кратком ее изложении, но общая логика примерно такова.  «Основное и самое главное в возможности религии быть очень мощной позитивной силой  состоит в том, что  духовная сфера бытия человека идейно, реально, грубо матери- ально и даже энергетически предопределяет все остальные сферы и обла- сти действия человека. Именно духовное – суть и сущность человека, а, значит, и общества и государства. Но религия как раз и регулирует сферу духовного и, регулируя ее, религия способна оказывать определяющее вли- яние на весь спектр жизни человека, общества и государства. В этом состо- ит ее уникальная возможность позитивного влияния на будущность мира. Однако в современном мире доминирует искаженное восприятие религии. Мнимо-почтительные, мнимо-религиозные стереотипы, господствующие в общественном сознании большинства наших современников,  создают впечатление религиозной насыщенности общественной и государственной жизни современного мира, что на деле далеко не так» [10]. Косиченко А.Г. Религия в конструктах нового мироустройства. Обращение к религии в ее сущностной способности пробуждать в лю- дях нравственность, ответственность, любовь, веру, надежду – все то, что приближает человека к Богу, это обращение и  позволяет реализовать воз- можности религии в снижении уровня агрессивности современной полити- ки и одухотворении бытия в целом.     

                                             Литература 

1. Киссенджер Г.  Мир должен выковать новый порядок или провалиться в хаос. The Independent (Великобритания), 22/01/2009 // http://www.europespb.ru/modules.ph p?name=Articles&pa=showarticle&articles_id=185 2. Признание важности Рождества Христова и Христианской веры // Резолюция Палаты представителей Конгресса Соединенных Штатов Америки от 06.12.2007 (HRES 847 IH1S; первая сессия 110-го Конгресса). 3. Олбрайт М. Религия и мировая политика. / Пер. с англ. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2007.– С. 191. 4. Там же. – С. 192–193. 5. Белый  дом  создал многомиллионный инвестиционный фонд развития техноло- гий в исламском мире // http://win.mail.ru/cgi-bin/readmsg?id=12565729520000000820 6. Выступление государственного секретаря Хиллари Клинтон на презентации Доклада о свободе вероисповедания в странах мира за 2010 год. 17 ноября 2010 г. Вашингтон // http://www.america.gov/st/democracy-russian/2010/November/2010111 8121644x0.4200512.html 7. Папа Римский Бенедикт XVI в своей новой энциклике – окружном послании католикам – возлагает вину за глобальный финансовый кризис на алчность и эгоизм. Послание, которое выходит в свет во вторник, накануне саммита “Большой восьмер- ки” в Италии, призвано напомнить людям, в первую очередь, мировым лидерам и банкирам, об их моральном долге, отмечает корреспондент Би-би-си в Риме Дэвид Уилли. Послание Caritas in Veritate публикуется накануне встречи лидеров “Боль- шой восьмерки”, которая состоится в итальянском городе Лаквила // Русская служба Би-Би-Си. – 2009, 7 июля. 8. Послание Предстоятелей Православных Церквей.  Фанар. – 2008, 12 октября.  http://www.pravoslavie.ru/news/27880.htm 9. В руководстве ЕС намерены более активно взаимодействовать с религиозны- ми организациями // Интерфакс-Религия.  – 2010, 20 июля. 10. Косиченко А.Г. Возможности  религии в снижении уровня угроз современно- сти // Журнал «Известия национальной Академии наук Казахстана». Серия общес- твенных наук. – 2010. – № 5. – С. 57. Опубликовано в: Сборник материалов Первого Евразийского конгресса по- литологов, г. Алматы, 14–15 марта 2011 г. / Под. ред. Алиярова Е.К. – Алматы: Казахстанский центр гуманитарно-политической конъюнктуры, 2011. – 477 с.            

Анатолий Косиченко

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь