Главная Методический инструментарий Междисциплинарные исследования Методологические труды Новейшая история - новое научное направление Экономика Мировая валюта: Стандарты, проблемы и пути реформирования

Мировая валюта: Стандарты, проблемы и пути реформирования

28 Августа 2013
440
0

Директор Института экономики КН МОН РК, доктор экономических наук Еспаев Сакен Сыбанбаевич

МИРОВАЯ ВАЛЮТА: СТАНДАРТЫ, ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕФОРМИРОВАНИЯ

c3e053fccac64e65c8327b88c4e784ea.jpg

Валюта – это не новый вид денег, а особый способ их функционирования, когда национальные деньги опосредуют международные торговые и кредитные отношения. Тем самым деньги, используемые в международных экономических отношениях, становятся валютой. Различают понятия «национальная валюта» и «иностранная валюта».

Под национальной валютой понимается установленная законом денежная единица данного государства. В международных расчетах обычно используется иностранная валюта – денежная единица других стран. К иностранной валюте относят и иностранные банкноты, и монеты, а также требования, выраженные в иностранных валютах в виде банковских вкладов, векселей и чеков. Иностранная валюта представляет собой объект купли-продажи на валютном рынке, хранится на счетах в банках, но не является законным платежным средством на территории данного государства. Категория «валюта» обеспечивает связь и взаимодействие национального и мирового хозяйства.

Следует отметить, что на протяжении последних полутора веков существовали следующие валютные систе­мы: парижская (1867–1922 гг.), генуэзская (1922 –1930 гг.). бреттон-вудская валютная система (1944–1978 гг.) и ямайская валютная система (с 1976 г. по настоящее время).

В связи с этим важным является понятие «резервная валюта», под которой понимается иностранная валюта, в которой центральные банки других государств накапливают и хранят резервы для международных расчетов по внешнеторговым операциям и иностранным инвестициям. Резервная валюта служит базой определения валютного паритета и валютного курса для других стран, широко используется для проведения валютной интервенции в целях регулирования курса валют стран-участниц мировой валютной системы. Статус резервной валюты дает ряд преимуществ стране-эмитенту: возможность покрывать дефицит платежного баланса национальной валютой, содействовать укреплению позиций национальных корпораций в конкурентной борьбе на мировом рынке. Вместе с тем выдвижение валюты на роль резервной возлагает определенные обязанности на экономику данной страны: необходимо поддерживать относительную стабильность этой валюты, не прибегать к девальвации, валютным и торговым ограничениям. Статус резервной валюты вынуждает страну-эмитента принимать меры по ликвидации дефицита платежного баланса и подчинять внутреннюю экономическую политику задаче достижения внешнего равновесия.

Понятие «резервная валюта» появилось после Второй мировой войны в уставе Международного валютного фонда, который регламентировал структурные принципы бреттон - вудской валютной системы (1944 – 1978 гг.). В тот период статус резервной валюты был официально закреплен за долларом США и английским фунтом стерлингов. Однако кризис бреттон - вудской системы выявил нецелесообразность сохранения этого статуса, так как обе резервные валюты, особенно фунт стерлингов, были нестабильны и неоднократно девальвированы, в том числе доллар США в 1971 и 1973 гг.

В условиях новой расстановки сил в мире, перехода от долларовой гегемонии к формированию трех мировых центров (США – Западная Европа – Япония) и создания ямайской мировой валютной системы понятие резервной валюты исчезло из измененного устава МВФ. Оно заменено категорией «свободно используемая валюта» в составе ведущих валют – доллара, евро (с 1999 г. вместо немецкой марки и французского франка), фунта стерлингов, японской иены.

Мировая экономика не может существовать без мировых денег. И такими деньгами в данное время являются национальные деньги Соединенных Штатов Америки – доллары, которые приняли на себя функцию мировых денег. При этом следует отметить, что доллары,  выполняя функцию мировых денег, имеют определенные доходы. Ведь нет ничего выгоднее, чем производство денег, так как в настоящее время это преимущественно сводится всего лишь к записи некоторых чисел в балансе Федеральной резервной системе США. А на эти "записи" США получают реальные доходы, и валютные капиталы вкладываются во все страны мира. Примерно половина богатства США связана именно с эмиссией долларов для использования за пределами страны. Долларовые авуары за пределами территории США составляют десятки триллионов. Так что для США ликвидация функции мировых денег у доллара может быть крахом. Поэтому США так заинтересованы в том, чтобы эта функция мировых денег продолжала оставаться за долларом. Достаточно привести всего две цифры: общее производство в США составляет порядка 20% от мирового ВВП, а потребляют они около 40%, т.е. Соединенные Штаты потребляют намного больше, чем производят. Все это осуществляется за счет производства самого прибыльного в мире товара – доллара, мировой расчетной и резервной валюты, да и просто единой меры стоимости, эмиссия которого полностью контролируется американской Федеральной резервной системой.

Однако нет ни одного международного соглашения, которое бы узаконило доллар в этом качестве. Значит, США не несет перед мировым сообществом никакой ответственности за свои действия в отношении своей национальной валюты, что отражается непосредственно и на мировой финансовой системе. Аналогично и мировое сообщество не несет никаких обязательств по отношению к доллару. Мир зависит от США и их долларовой денежной системы, но, в свою очередь, и США зависят от мирового сообщества и от его отношения к доллару. И все эти отношения никак не регламентированы и не узаконены.

Чтобы национальная валюта какой-то страны получила статус международной, она должна быть признана многими го­сударствами, а сама страна должна за­нять позиции ведущего кредитора в мире. Английский фунт стерлингов потерял позицию мировой резервной валюты, как только Великобритания превратилась из всемирного кредитора в должника. Сегодня нечто подобное происходит с США – должником  № 1 в мире. По дан­ным Standard & Poors на 30 сентября 2009 г.внешний госдолг США достиг рекорд­ной суммы 11,9 трлн. долларов. Иностранные государства контролируют почти четверть долговых обязательств США на сумму около 2,6 трлн. долларов (остальное – у частных инвесторов), и в их же собственности находятся аме­риканские активы – более чем 14 трлн. долларов.

При этом колоссальные потери из-за банковского кризиса и многомиллиард­ные впрыскивания в экономику сулят Америке сложные перспективы. Дефицит бюджета США приблизился к опасному уровню: по отчету бюджетного управле­ния конгресса, за 2009 год (закончился в Штатах 30 сентября) объем дефици­та составил 1,4 трлн. долларов, или почти 10% от ВВП. Это рекордный показатель, почти в 3 раза перекрывающий рекорд 2008 г. Отметим, что еще в 2007 г. дефицит составлял лишь 2,9%. В результате на рынке опасения девальвации доллара. Вместе с тем сейчас сложно представить ситуацию, когда доллар США перестанет быть мировой резервной валютой. Но суще­ствующие опасения дают импульс к по­степенному выдавливанию доллара из мировой экономики. В дальнейшем могут появиться новые конфигурации – и даже принципиально новые валюты.

Современная глобальная валютная система – пере­ходная от моновалютной к многовалютной. Текущий кризис неизбежно ускорит этот переход. Во время кризиса ярко про­явилась дуалистичная природа американского доллара, ко­торый одновременно является национальной валютой США и мировыми деньгами. Отмечено нарастание противо­речия между функциями доллара как национальной валюты и как международной валюты. Самый простой пример проведение США политики, вследствие кото­рой снизился курс доллара. Мировые деньги в ситуации кризиса должны, напротив, повышать свой курс, выступая в качестве убежища для глобального капитала.

Кроме того, доллар не выполняет в должном объеме функцию сохранения стоимости, формируя для инвесторов более высокие риски (рост волатильности, увеличение рыночного риска), чем риски инвестирования в товарные запасы, в том числе в драгоценные металлы. Процесс курсообразования дол­лара зависит от интересов США и не учитывает интере­сы глобальной экономики и глобального финансового рынка. Стало очевидно, что отдельная национальная валюта не в со­стоянии выполнять функции глобальной валюты в условиях глобализации экономики и  финансов.

Будущая реформа валютной системы должна положить конец до­минированию доллара США в глобальной экономике в качестве основной расчетной валюты. Это может быть законодательно закреплено в новой валютной сис­теме, необходимость разработки которой стала очевидной в результате финансового кризиса. Одним из краеугольных принципов новой валютной системы может стать создание валютных зон. В этой связи необходимо стимулировать региональную экономическую интеграцию, в результате которой могут сформироваться валютные зоны с региональными свободно используе­мыми (резервными) валютами.

В перспективе такими зонами могут стать зона юаня или йены  (Китай, Япония, страны АСЕАН и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона),валютная зона стран Латинской Америки на базе стран –  участниц МЕРКОСУР (Бразилия, Аргентина, Парагвай, Уругвай, Венесуэла),зона «золотого динара» – арабские страны Ближнего и Среднего Востока и другие мусульманские государства (около 55 стран– членов Исламского банка развития).

Появление региональных и свободно используемых (резервных)валют наряду с долларом США и евро может значительно повы­сить устойчивость мировой финансовой системы. В качестве радикальной меры для финансовой стабилизации следует рассмотреть вопрос о возможном возврате к золотому или золотовалютному стандарту, который был бы реальным обеспечением устойчивости национальных валют большинства стран мира.

Экспертами рассмотрены семь вариантов развития мировой валют­ной системы: золотой стандарт;  моновалютная система на основе доллара; двухвалютная система на основе доллара и евро; поливалютная система на основе большого количества основных резервных валют; система, предполагающая создание единой мировой ре­зервной валюты, в качестве которой выступают специаль­ные права заимствования; система, основанная на региональных валютах и регио­нальных эмиссионных центрах; многотоварный стандарт. В этих условиях наиболее вероятным вариантом фор­мирования мировой резервной валюты является система, основанная на специальных правах заимствования (SDR). Серьезное преимущество этого варианта – его поддержка Китаем. При этом председатель Народного банка Китая Чжоу Сяочу– ань перед Лондонским саммитом G20 заявил, что специальные права заимствования МВФ должны заменить доллар в качестве мировой резервной валюты.

Из наиболее авторитетных мировых финансистов поддержку данному варианту оказал Джордж Сорос. По его мнению "необходима новая валютная система, так как хронические и нарастающие дисбалансы на мировом финансовом рынке обходятся слишком дорого. Он рекомендует создать глобальную валюту на основе специальных прав заимствования SDR (МВФ). По сведениям Д. Сороса, богатые страны, конкретно Великобритания и Франция, уже начали помогать бедным, передавая им часть своих SDR. Расходы по использованию SDR взял на себя МВФ.

Финансист считает что возможна вторая волна кризиса. Основные проблемы – упадок банковского сектора и падение розничного спроса – идут из Соединенных Штатов, где в течение 25 лет потребители тратили больше, чем зарабатывали. Надежды на оздоровление экономики не оправдаются, полагает Д. Сорос, добавляя, что не понимает откуда возьмется в Америке экономический рост.

По заключению Д. Сороса, доллар – валюта очень слабая, а все остальные валюты еще слабее. Причем есть общее недоверие к валютам и тенденция выводить средства из валют в реальные активы. Диверсификация активов коснулась, прежде всего, товаров сырьевого сектора, поэтому цены на нефть и золото растут. Падение доллара будет оставаться в рамках допустимого до тех пор, пока к этой валюте привязан китайский юань. На самом деле постепенное ослабление доллара желательно. На взгляд Сороса, ситуации, когда американский потребитель больше сберегает и меньше тратит, экспорт поможет сбалансировать экономику США. Кроме того, существование доллара в качестве единственной глобальной валюты невыгодно США, так как это обрекает Америку на хронический дефицит текущего счета. Правда, в данный момент для Америки очень удобно, что остальной мир фактически финансирует расходы федеральной власти.

Следует отметить, что мнение об использовании SDR в качестве мировых денег более реально. Так, на период 2001 – 2005 гг. состав корзины для расчета курса SDR был определен в следующих пропорциях: доллар США – 45%, евро – 29%, иена – 15%, фунт стерлин­гов– 11%. Таким образом, переход от доллара к SDR лежит в русле перехода к поливалютной системе в целях ухода от рисков доллара США за счет некоторой диверсификации.

Специальные права заимствования (SDR) представляют собой безналичные деньги в виде записей на специальном счете страны в МВФ. Стоимость SDR рассчитывается на основе стандартной «корзины», включающей основные мировые валюты. В 1979 г. появилась ЭКЮ (European Currency Unit) –валютная единица европейской валютной системы, существующая в виде безналичных записей по счетам стран–участниц ЕВС в Европейском валютном институте ЕС. Условная стоимость ЭКЮ и SDR исчисляется на базе средневзвешенной стоимости и изменения курса валют, входящих в валютную корзину. Очень часто условная стоимость SDR и ЭКЮ исчисляется в долларах США.

С 1974 г.SDR привязывается к корзине валют 16 стран. С 1981 г. стоимость SDR определялась на основе стоимости корзины из пяти ведущих мировых валют: доллара США, немецкой марки, французского франка, фунта стерлингов и японской иены. С 1 января 2001 г. расчеты курсов SDR производятся на основе нового состава корзины и новых весов валют соответствующих стран: немецкие марки и французские франки в корзине были заменены на евро (с 1 января 1999 г. единую валюту стран ЕС), доля доллара США была увеличена сразу на 6 пунктов (с 39 до 45%), а доли евро и японской иены уменьшены соответственно с 32 до 29% и с 18 до 15%, т.е. в целом на те же 6%. Доля английского фунта стерлингов (11%) осталась при этом неизменной.

Возникновение международной резервной единицы SDR тесно связано с развитием в мировой экономике процесса демонетизации золота — упразднения его официальной цены и устранения из валютной системы, международных расчетов и кредитных отношений. В 1960-е гг. широко распространилось мнение о том, что существующих основных международных средств платежа (доллара США и золота) недостаточно, а растущая интернационализация национальных экономик требует введения наднациональной денежной единицы. В связи с этим Международным валютным фондом (МВФ) было принято решение об эмиссии новых международных единиц, которые впервые в истории создавались на основе международного соглашения. В соответствии с достигнутой договоренностью МВФ с 1 января 1970 года приступил к выпуску специальных прав заимствования, которые являются коллективно образованным кредитным резервным активом, предназначенным для платежей по внешним обязательствам на межгосударственном уровне и урегулирования сальдо платежных балансов.

SDRпредставляют собой систему безналичных счетов, владельцами которых на добровольной основе могут выступать страны-участницы данной системы и  прочие владельцы - эмиссионные банки, которые выполняют свои задачи более чем для одного члена МВФ, и другие официальные учреждения. Частные лица могут использовать SDR только в качестве счетной единицы для определения суммы контракта или, например, с целью выражения номинала ценных бумаг. МВФ согласно внесенному дополнению в Соглашения получил полномочия наделять страны-участницы последнего безусловными ликвидными платежными средствами в форме SDR в цельях удовлетворения долгосрочной глобальной потребности в пополнении существующих резервных активов по мере того, как и когда она будет возникать.

Основная цель создания SDR - преодоление противоречия между международным характером использования и национальной природой валют. Одна из основных задач, которую изначально должны были решить SDR - это использование нового коллективного расчетного средства в качестве основы международного валютно-кредитного механизма, т.е. осуществление перехода от золотомонетного стандарта к стандарту SDR. При этом предполагалось, что SDR выступят в качестве альтернативы золоту, доллару США, а также другим национальным валютам, выполняющим функцию международного резервного и платежного средства. Формирование коллективной валютной единицы предусматривало оказание стабилизирующего воздействия на мировую экономику, смягчение последствий нарушений равновесия платежных балансов и обеспечение своеобразной преграды на пути распространения диспропорций, вызываемых этими нарушениями, на национальные экономики. На момент создания новой системы международных расчетных единиц стоимость единицы SDR была привязана к золоту и составляла 0,888671 г чистого металла, что соответствовало стоимости 1 долл. США. Однако, Ямайское соглашение по пересмотру устава МВФ 1976 года, которое предусматривало отказ от основополагающих принципов золотомонетного стандарта, а именно отмену золотого стандарта, системы фиксированных валютных курсов и введение запрета на использование золота в качестве основы валютных паритетов, внесло существенные коррективы в механизм функционирования системы SDR. Согласно новой редакции Устава МВФ стоимость единицы SDR определяется на основе так называемой стандартной корзины, то есть, набора ведущих мировых валют (доллар США, евро, японская иена и английский фунт стерлингов), взятых в определенном соотношении.

SDR используются, если они имеются на счете. Имея в своем распоряжении SDR, государство может приобретать конвертиру­емую валюту, так как непосредственно в расчетах и платежах SDR не применяются. МВФ может назначить страну, которая в обмен на SDR  предоставляет другой стране свою валюту. Отказать в при­еме СДР страна может лишь в том случае, если ее запас в SDR превысит вдвое выделенный ей лимит, то есть, сумма SDR на счете должна составить 300% по отношению к чистой кумулятивной ве­личине выделенных ей МВФ SDR. Кроме того, существует огра­ничение на использование SDR странами-должниками.

В настоящее время страны, допущенные к механизму SDR, могут использовать их в следующих операциях: получение валюты в обмен на SDR  по согласованию со стра­ной-кредитором по официальному курсу, установленному МВФ; сделки своп, при которых страна-член переводит SDR на счет страны-заемщика в обмен на любой денежный эквивалент, кроме золота, с обязательством обратного обмена на установлен­ную дату в будущем и по заранее согласованному курсу; форвардные операции покупки-продажи SDR в обмен на валюту или другой денежный актив с фактической поставкой че­рез определенный срок по согласованному заранее курсу; предоставление займов в SDR на срок и под процент, согла­сованный участниками сделки; погашение взаимных финансовых обязательств без перево­да валюты, в которой была осуществлена сделка; использование SDR  в качестве залогового актива путем зак­лада с резервированием SDR на время действия залога и его ре­гистрацией в специальном регистре, находящемся в МВФ; перевода в качестве гарантии с обязательством возврата после пога­шения обязательства по кредитному договору; использование по специальным соглашениям в операциях в рамках счета субсидий системы дополнительного финансирования, доверительного фонда и системы структурной перестройки.

Эксперты ожидали, что внедрение плавающего валютного курса уничтожит движение капитала, чувствительного к изменению процентной ставки, и как только появится плавающая валюта, центральные банки смогут проводить независимую денежную политику без серьезных внешних последствий. Были сомнения по поводу того, будет ли движение спекулятивного капитала способствовать стабилизации или же приведет к серьезной дестабилизации и ожидали, что страх перед курсовыми убытками приведет к ограничению потоков капитала. Такое мнение оказалось ошибочным: многие банки рассматривали валюты, как новый класс активов, которыми можно торговать с целью получения прибыли. В этой связи многие эксперты считают, что внедрить что-то похожее на SDR в качестве резервной валюты будет очень проблематично. Тем самым они ретранслируют старые страхи перед неизбежными изменениями. Действительно, сегодня активов, оцененных или продаваемых в SDR, не существует; даже банки не производят расчеты в SDR.

Для того, чтобы МВФ мог играть роль глобального регулятора, SDR должна вообще перестать определяться как корзина валют, потому что пока она определяется таким образом, она является вторичным финансовым инструментом. Чтобы построить полноценную мировую финансовую систему, в которой не было бы тех огромных перекосов торговых балансов, которые характерны для существующей международной системы, SDR должны быть не корзиной валют. Они должны быть полным аналогом того, чем когда-то было золото в мировой экономике, т.е. они должны быть, во-первых, средством государственного сбережения, а во-вторых - единственным легальным общепризнанным средством международных расчетов. Только создания условий, при которых оборот этих новых финансовых знаков будет закреплен международным законодательством как единственно-легальный, и все международные расчеты будут переведены на эти единицы, эти единицы получат практическое наполнение в виде международного товарооборота.

Кроме того, эксперты отмечают, что наделе­ние МВФ правом печатать банкноты и эмитировать SDR тоже нецелесо­образно. Во-первых, уставный капитал МВФ исчисляется всего 217 млрд. SDR (по текущим котировкам в торгово-информационной платформе Itrader это $321 млрд.), так что необходимо резко  и в разы увеличивать квоты стран участниц МВФ, а это при финансовом кризисе вряд ли возможно. Во-вторых, самым большим количеством голосов в МВФ (17,5%) обладают США.

По данной проблеме в докладе конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD) содержится радикаль­ный вывод о том, что сложившаяся в мире валютная система неэффективна, тормозит разви­тие мировой экономики и явля­ется одной из основных причин финансового и экономического кризиса. Поэтому роль доллара в качестве мировой резервной валюты должна быть пересмотрена. В связи с этим предлагается создать новую систему, сходную с Бреттон-Вудскими соглашениями, которая регулирова­ла бы обменные курсы и обязывала центробанки проводить интервенции для поддержки или ослабления сво­их валют. Один из авторов доклада Детлеф Котте утверждает, что замена доллара мировой валютой могла бы решить ряд про­блем, связанных с дисбалансами в международной торговле и государственным долгом.

Выход из ситуации, сложившейся в мировых финансах в начале ХХI века, лежит в плоскости создания Мирового валютного союза. Его основой должен стать Мировой обменный валютный банк (МОВБ), который будет распорядителем всех валютных счетов в парциальных валютах, а центральные банки стран-участниц будут иметь в нем корреспондентские счета в м.в.е. Функциями МОВБ станут конвертация парциальных валют в м.в.е., распоряжение парциальными валютными средствами на счетах в иностранных банках и осуществление расчетов между внутренними клиентами и внешним миром. Кредитной функцией этот банк не должен быть наделен. Процентные доходы должны распределяться между государствами-участниками пропорционально размеру корсчета центрального банка страны в МОВБ.

Объективными предпосылками приобретения статуса резервной или мировой валюты являются: господствующие позиции страны в мировом производстве, экспорте товаров и капиталов, в золотовалютных резервах; развитая сеть кредитно-банковских учреждений, в том числе за рубежом; организованный и емкий рынок ссудных капиталов; либерализация валютных операций, свободная обратимость валюты, что обеспечивает спрос на нее другими странами.

В связи с этим необходимо остановиться на истории изменения стандартов валютных систем  мира, суть которых заключается в  следующем: 1) серебряный стандарт; 2) золотой стандарт; 3) золотовалютный стандарт; 4) моновалютная система; 5) поливалютная система. Формирование зачатков глобальной валютной системы связано с соглашениями, достигнутыми в Бреттон – Вудске в 1944 году, которые ознаменовали переход к общемиро­вому золотовалютному стандарту.

Полёзно также совершить небольшой экскурс в область многолетней и богатой истории мировых денег, уходящей корнями в далекое прошлое. При металлическом стандарте национальные золотые и серебряные монеты  (с 1886 г., когда была сформирована Парижская валютная система, только золотые) использовались как наднациональные и имеющие собственную стоимость мировые деньги. Они принимались в других странах по весу. Золотовалютный стан­дарт начал формироваться на национальном уровне в Ве­ликобритании в 1930-х гг., но он уже не мог быть только национальным. Присоединение США к процессу отказа от обмена национальной валюты на золото с сохранени­ем формального золотого паритета (содержания) сделало его глобальным. Произошедший в 1971 году отказ США от формально сохранявшейся привязки доллара к золоту стал концом золотовалютного стандарта и переходом к моно­валютной (долларовой) системе, юридически оформленной Ямайским соглашением 1976 года.

В сложившихся условиях необходимо переходить на понятие «мировая валюта», так как в категории «резервная валюта» формально сделан акцент лишь на одну - резервную функцию мировых денег (точнее, средства накопления) без учета двух других функций. Между тем современные мировые деньги - это национальные деньги, выполняющие функции интернациональной меры стоимости, средства платежа (валюты платежа - при погашении меж­дународных обязательств) и средства накопления (государственных и частных резервов).

Следует отметить, что послевоенная долларовая гегемония опиралась на лидерство США в мировой экономике. В 1949 г. их доля в мировом промышленном производстве (без СССР) достигла 54,6%, в экспорте - 33%, в официальных золотых резервах - почти 75%. США использовали статус доллара как резервной валюты  для усиления своих позиций в мире за счет других стран. Доллар пользовался всеобщим спросом, особенно в условиях  послевоенного долларового голода. Однако доллар оказался таким же нестабильным, как и другие валюты. С 1960 года в связи с ос­лаблением лидирующих позиций США в мировой экономике началось ослабление доллара, который постепенно утратил официальный статус резервной валюты в мировой валютной системе. Эволюция доллара США как мировой валюты в известной мере повторяет путь фунта стерлингов. Хотя доллар и лидирует на мировом рынке, но ввиду неравномерности развития стран утратил монопольное поло­жение в качестве мировых денег. Валюты стран Западной Европы и Японии стали соперничать с ним по мере преодоления их послевоенной экономической и валютной зависимости от США.

При этом доллар входит в историю человечества с даты создания Федерального резерва. Следует признать, что "ФРС - это частная американская корпорация, хотя и очень специфичная, поскольку получает со всего мира монопольный доход за счет эмиссии валюты и долговых обязательств. Федеральная резервная система США - всего лишь печатный станок мировой кредитно-финансовой системы, держащей в руках все мировые финансовые тайны. Основой современной финансовой системы являются инвестиционные банки – владельцы ФРС США. Такой их привилегированный статус сложился на протяжении десятилетий в конце XIX – начале ХХ века и был институциализирован в два этапа: в 1913 году, с созданием Федеральной резервной системы США, и в 1944 году, по итогам Бреттон - Вудских соглашений. Первое место в системе институциональных структур регулирования международных валютных отношений принадлежит Международному валютному фонду (МВФ). Он представляет собой межправительственную многостороннюю валютно-кредитную организацию, имеющую статус специализированного учреждения ООН. Международный валютный фонд учреждён на Конференции Объединённых Наций по валютно-финансовым вопросам, состоявшейся 1 по 22 июля 1944 года в США. Участники Конференции от 44 государств приняли Заключительный акт, в который входили так называемые статьи соглашения о Международном валютном фонде, которые выполняют роль его устава. Соглашение о создании МВФ (27 декабря 1945 г.) было ратифицировано 29 государствами, а марте 1946 на учредительной сессии Совета управляющих Международным валютным фондом были приняты дополнительные постановления, регулирующие деятельность МВФ.

В этих условиях коллективная европейская валюта (евро), введенная в 1999 году, постепенно и успешно теснит дол­лар, опираясь на экономический и валютный потенциал стран Экономического и валютного союза (ЭВС). Их доля в мировом ВВП достигла 14,7% в 2006 г. (США -19.7%), в мировом экспорте 28,7% (США - 9,8%); доля евро в официальных валютных резервах 24,3% (доля доллара - 66,9%).

Поучителен опыт превращения евро в одну из мировых валют. Для этого потребовался полувековой путь, начиная с 1957 г., когда был образован Общий рынок в составе 6 государств, до настоящего времени, когда ЕЭС объединяет 27 стран. 

Вместе с этим создание единой валюты было также предложено в рамках Южно­азиатской Ассоциации Региональ­ного Сотрудничества (Афганистан, Бангладеш, Бутан, Индия, Мальди­вы, Непал, Пакистан, Шри-Ланка).Данная валютная группировка бу­дет являться типичным союзом, формируемым вокруг одной стра­ны с наиболее развитой экономи­кой в регионе - Индией

Другим возможным валютным союзом может стать введение в перспективе на территории Совета Сотрудничества Арабских Стран - «золотого динара» или «ди­нара залива» (халиджи).При этом в 2010 году запланирован пе­реход на региональную валюту сле­дующих стран: Бахрейна, Кувейта, Катара, Саудовской Аравии и ОАЭ.  Оман пока отказался от перехода на единую валюту. В свою очередь, Йе­мен, не входящий в Совет, озвучил желание присоединиться к валют­ному союзу в 2016 году.

На территории Африки сущест­вуют несколько экономических ин­теграционных объединений. Запад­ноафриканский экономический и валютный союз базиру­ется на западноафриканском франке и объединяет 8 стран. Эко­номическое и валютное сообщество Центральной Африки, в которое входят Каме­рун, Центральная Африканская Ре­спублика, Чад, Республика Конго, Экваториальная Гвинея, Габон, ис­пользует центральноафриканский франк.

Ведутся дискуссии о возможно­сти создания единой валютной зоны на основе Форума Тихоокеан­ских Островов. При этом в каче­стве единой валюты предлагается использование австралийского дол­лара. Конкретные договорённости отсутствуют, что обусловлено раз­нообразием экономических инте­ресов стран региона. Некоторые из них используют американский дол­лар, другие - новозеландский дол­лар или тихоокеанский франк. Не­смотря на это, можно утверждать, что потребность данного региона в валютной интеграции уже сформи­ровалась, однако реализация соот­ветствующих шагов осложняется наличием собственных интересов в нем со стороны ЕС и США.

В свою очередь, азиатские стра­ны осознают необходимость созда­ния своего валютного инструмента, способного конкурировать как с долларом, так и с евро, поскольку наличие сильной валюты может служить надёжным средством дос­тижения успеха во внешнеэконо­мических операциях. При этом на текущий год было запланировано создание азиат­ской расчётной единицы в странах АСЕАН+3: Индонезии, Малайзии, Фи­липпинах, Сингапуре, Таиланде, Бру­нее, Вьетнаме, Лаосе, Бирме, Кам­бодже, а также КНР, Японии и Республике Корее.

Проводимые США подго­товительные мероприятия по об­суждению возможного создания Североамериканского валютного союза с Канадой и Мексикой на ос­нове НАФТА тоже приобретают всё бо­лее реалистичные очертания. Если раньше необходимости в валютной интеграции с ближайшими соседя­ми у США не наблюдалось, то ситу­ация, связанная с финансовым кризисом и вызвавшая сомнения относительно стабильности эконо­мики США и их национальной валю­ты, требует пересмотра основных направлений денежно-кредитной политики.

Как известно, еще в марте 2006 года Азиатский банк развития принял  решение ввести "азиатскую валютную единицу" (ACU), которая объединила бы денежные единицы 13 стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в том числе Японии, Китая, Южной Кореи и Тайваня. В дальнейшем планировалось присоединение Гонконга и еще ряда стран. Президент Азиатского банка развития Харухико Курода отмечал, что в некоторых странах возможно введение ACU в качестве национальной валюты и вес каждой валюты в ACU будет определяться размером ВВП, оборотом внешней торговли и другими социально-экономическими показателями. Предполагалось, что со временем ACU превратится в азиатский аналог евро. По замыслу ее создателей, ACU трансформируется в единую азиатскую валюту в полном смысле лишь через несколько лет с проведением общей экономической политики стран-участниц азиатского договора, в условиях единого экономического пространства, рынка труда, политической интеграции объединяемых новой  валютой  стран.

Страны Латинской Америки, входящие в объединение АЛБА, планирует ввести единую систему взаиморасчетов - сукре, которая придет на смену доллару.  Такое решение принято на саммите блока, который прошел в боливийском городе Кочабамба. Как заявил венесуэльский экспрезидент Уго Чавес: «сукре - это важный шаг на пути нашего денежного суверенитета, который позволит избавиться от диктатуры доллара».

В состав блока АЛБА входят девять стран: Боливия, Венесуэла, Куба, Эквадор, Никарагуа, Гондурас, Доминика, Антигуа и Барбуда, а также Сент-Винсент и Гренадины. У власти в этих странах в основном находятся левые политические силы. Название валюты «сукре» выбрано в честь активного бойца за независимость южноамериканских стран от Испании Хосе Антонио Сукре. Кроме того, СУКРЕ - это аббревиатура Единой системы региональной компенсации. Пока новая валюта будет существовать только в безналичной форме. О сроках создания ее наличной версии не сообщается.

Особо следует отметить, что экспертная комиссия ООН приветствовала создание новой резервной валюты. По мнению экспертной комиссии ООН, новая резервная валюта внесет положительный вклад в процесс стабилизации экономики, а также позволит сократить дефляционное воздействие крупных резервных накоплений, которые, по мнению многих стран, необходимы для защиты от значительной нестабильности мировой экономики. По мнению лауреата Нобелевской премии по экономике Джозефа Стиглица, бывшего главного экономиста Всемирного банка, для обсуждаемой идеи необходима новая организация для тщательной проработки системы. По мнению Нобелевского лауреата, механизм для оценки новой валюты достаточно прост – он может быть основан на средней взвешенной курсов мировых валют.

Эксглава Международного валютного фонда Домин_Стросс-Кан заявил, что предложение о введении новой резервной валюты вместо доллара США вполне обоснованное, и переговоры по этому вопросу могут состояться уже в ближайшие месяцы. Таким образом, МВФ признал право на существование самой идеи о создании альтернативной доллару валюты и согласен ее обсуждать.

Как уже отмечено, первым идею введения новой резервной валюты высказал знаменитый американский инвестор Джордж Сорос, который предложил использовать в этом качестве специальные права заимствования (SDR) - искусственные расчетные денежные единицы МВФ, созданные еще в 1969 году и используемые МВФ для межгосударственных расчетов.

Эту же идею выдвинул глава Народного банка Китая Чжоу Сяочуань. Он отметил: "Обострение экономического кризиса и его распространение на весь мир демонстрирует врожденные недостатки и системные риски действующей сейчас международной денежной системы". Председатель Народного банка  Китая –Чжоу Сяочуаня указывает о том, что мировая резервная валюта должна выполнять три условия. Во-первых, она должна быть прикреплена к стабильной точке отсчета и выпускаться в соответствии с ясным набором правил. Во-вторых, «ее предложение должно быть достаточно гибким, чтобы делать возможным своевременное регулирование в соответствии с меняющимся спросом». В-третьих, «такое регулирование должно быть отделено от экономических условий и суверенных интересов какой-либо конкретной страны». При этом он исходит из того, что в интересах финансовой стабильности и экономического роста государство должно реагировать на «меняющийся спрос», манипулируя кредитными рынками и чередуя накачку денег в экономику с откачкой.

Эксглава Всемирного банка Роберт Зеллик считает, чтобы создать новую резервную валюты нужно создать финансовый рынок, на котором люди чувствовали бы себя уверенно, входя в валюту и выходя из нее.

По данной проблеме, одним из первых предложения сделал Президент Казахстана Н. А. Назарбаев в статье «Пятый путь», суть который состоит в объединении усилий группы близких стран по разработке и введению в обращение наднациональной расчётно-платёжной единицы (а затем и валюты) принципиально нового класса. Радикальная новизна этого пути состоит в сознательном и целенаправленном переходе от старых валютных единиц иллюзорной оценки стоимости - к новым инструментам реальной оценки истинной ценности товаров и услуг.

При этом он дает более широкое определение нового класса региональных и мировых финансовых инструментов, идущих на смену старых валют, который включает в себя следующие семь параметров:

Во-первых, это новая законная мировая валюта в отличие от старой, дозаконной или даже незаконной мировой резервной валюты.

Во-вторых, это новая демократическая валюта, эмитируемая новым демократическим эмиссионным центром в интересах всего человечества, в отличие от старой тоталитарной валюты, эмитируемой финансовым центром одной страны в интересах узкой группы лиц.

В-третьих, это инструмент реального измерения истинной стоимости, в отличие от старой иллюзорной оценки мнимой стоимости.

В-четвертых, это новый финансовый инструмент контролируемого производства прибыли, в отличие от старых инструментов бесконтрольного накопления.

В-пятых, это новый финансовый инструмент целевой, целеполагающей конкуренции и прибыли, служащий единым долгосрочным целям развития стран, народов, мира и человечества, в отличие от старых инструментов конкуренции и прибыли, служащих эгоизму, наживе и жадности.

В-шестых, это новый финансовый инструмент ценностно-ориентированной конкуренции и прибыли, укрепляющий единые ценности развития стран, народов, мира и человечества, в отличие от старых инструментов в неценностной конкуренции и прибыли, разрушающих все базовые традиционные ценности.

В-седьмых, это новый финансовый инструмент осмысленной прибыли, конкуренции и развития, наполненный высшими смыслами интересов развития стран и народов, мира и человечества, в противовес старым инструментам бессмысленного накопления и потребительства.

Очевидно, что разработка и внедрение валюты с такими принципиально новыми качествами есть ясный и верный путь гарантированного вывода человечества из глобального кризиса. Такой путь радикально меняет мировую валютно-финансовую систему и гарантирует устранение глубинной причины этого кризиса.

Итак, задача разработки и внедрения валюты нового класса насущна, реалистична и прагматична. Человечество успешно решало гораздо более сложные задачи. Для начала нужны только желание и воля будущих пользователей этой новой валюты, а также оформление этого желания и воли в единую организацию, которая начнёт решать эту задачу пошагово и практически.

Безусловно «наднациональная валюта» должна быть обеспечена чем-то еще более твердым, чем сегодняшние доллары, евро, иены и фунты. То есть товаром, имеющим реальную ценность. Из практики, однако, известно, что среди всех товаров денежную функцию лучше всех способно исполнять золото. Оно было наднациональной валютой не одну сотню лет и приобрело такую роль не благодаря какому-то соглашению правительств, а своим физическим свойствам.

На основании изложенного в качестве одного из вероятных и более того, предпочтительных вариантов формирования посткризисной глобаль­ной валютной системы считается многотоварный стандарт. Под многотоварным стандартом следует понимать систему, основан­ную на единой мировой валюте, расчет курса которой по от­ношению к национальным валютам осуществляется исходя из достаточно широкого перечня общепризнанных (как пра­вило, биржевых) цен товаров.

При этом необходимо исходить из следующих соображений:

Первое. Единая мировая валюта должна быть свободна от национальных интересов, национальных рисков, на­циональных особенностей формирования цены и националь­ных денежных единиц. Это означает необходимость уйти от стандартов мировой валютной системы, основанных на национальных валютах. В отличие от SDR, многотоварный стандарт использует не корзину валют, а корзину биржевых товаров, что автоматиче­ски исключает какие-либо мотивы субъективного или на­ционального характера при формировании курса валюты. Объем валюты в обращении, который сегодня определяется исходя из национальных целей кредитно-денежного регули­рования, в рамках многотоварного стандарта будет опреде­ляться исключительно спросом глобальных инвесторов, с одной стороны, и наличием обеспечения — с другой.

Второе. Единая мировая валюта должна быть надежной. В кризисные моменты развития мировой экономики инве­сторы перераспределяют свои вложения в пользу наиболее надежных валют, золота и других драгоценных металлов, а также запасов наиболее ликвидных биржевых товаров. В условиях резкого ослабления надежности национальных ва­лют естественным убежищем инвесторов остается набор то­варов, включающий в себя золото и другие драгоценные металлы.

С этой точки зрения многотоварный стандарт предлага­ет инвесторам заведомо более надежный инструмент, чем существующие инструменты размещения резервов. Следу­ет учесть, что в реальности валютные резервы размещают­ся не в наличную валюту, а в государственные облигации стран, эмитирующих данную валюту, надежность которых основана исключительно на честном слове правительств этих стран.

Единая мировая валюта многотоварного стандарта в этом плане заведомо более надежна, так как резервы будут размещаться в обязательства, обеспеченные товарными запасами. Кроме всего проче­го, это означает, что единая мировая валюта многотоварного  стандарта не будет подвержена инфляции.

Конкретные механизмы и институты товарного обеспе­чения государственных долговых обязательств потребуют, видимо, многолетней проработки. Будут ли приниматься во внимание только имеющиеся в наличии товарные запасы или будет учитываться также и наличие полезных ископае­мых, в отношении которых существуют международное при­знанные обязательства их добычи, переработки и поставки на рынок? Как будет происходить движение от националь­ных долговых обязательств к наднациональным? Достаточ­но ли будет только стандартов прозрачности для надзора над наличием обеспечения или потребуются специальные ин­ституты, в том числе система глобально территориально рас­пределенных и вненационально охраняемых, управляемых и контролируемых складов? На все эти вопросы сейчас нет ответов. С учетом этого можно говорить о возврате к лучшим качествам золотого стандарта, утраченным в ходе перехода к си­стемам, основанным на национальных валютах.

Если наднациональная валюта будет рассчитываться на основе представительной корзины биржевых товаров, таких как  золото, серебро, нефть, метал­лы, зерно, и др. то она соединит в себе достоинства и золотого стандарта, и валютного. Произойдет «заземление» глобаль­ной валютной системы, но на новом уровне.

Единая мировая валюта, курс которой базируется на товар­ных ценах, способна устранить перекосы в распределении мирового капитала, мирового богатства и мирового дохо­да, которые способствуют накоплению фундаментальных глобальных противоречий и развитию  кризиса. В условиях многотоварного стандарта все страны смогут напрямую участвовать в конкуренции за мировой ка­питал, апеллируя непосредственно к инвесторам, оперирую­щим на глобальном рынке. В этих условиях существенно сни­зится значение субъективных оценок рейтинговых агентств и агентств, предоставляющих оценки инвестиционной при­влекательности, а сами эти оценки будут значительно более обоснованными.

Третье. Единая мировая валюта должна реализовывать функции всеобщего эквивалента. Именно благодаря этому серебро и золото становились основами валютных систем. Валюта многотоварного стандарта свободна от ограниче­ний и недостатков драгоценных металлов как вариантов всеобщего эквивалента, но способна выполнять все те функ­ции всеобщего эквивалента, которые выполняли серебро и золото.

Методически многотоварный стандарт представляется почти безупречным. Но известно, что многие хорошие за­думки неосуществимы вследствие какой-нибудь одной прак­тически не реализуемой детали. При этом следует отметить, что она сложна в реализации. Невозможно не согласиться с экспертами в том, что фундаментальная причина отказа от золотого стандар­та — потребность в деньгах как инвестиционном ресурсе. Сегодня деньги гораздо больше, чем мерило стоимости то­варов и услуг, они — инструмент оценки привлекательности инвестиционных проектов и инструмент их  реализации. Но именно эту функцию они утратят в результате создания ми­ровой наднациональной валюты, привязанной к корзине биржевых товаров.

Следует отметить, что изменения в международной валютной системе происходят не быстро. Между тем 60 лет понадобилось для того, чтобы внедрить золотомонетный стандарт (оформлен в 1867 г. на Парижской конференции) ─ фактически первую мировую резервную валюту. Доллару США также  потребовалось 25 лет, чтобы вытеснить английский фунт стерлингов (1918 -1944 гг.) и 30 лет усилий было по­трачено на европейский проект единой валюты - евро (1970 -1999 гг.). При этом выделяются такие крупнейшие региональные валютные рынки, как европейский (в Лондоне, Франкфурте, Париже, Цюрихе), американский (в Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе, Монреале) и азиатский ( в Токио, Гонконге, Сингапуре, Бахрейне). Годовой объем сделок на этих валютных рынках составляет свыше 250 трлн. долларов. На этих рынках котируются ведущие валюты мира. Так как отдельные региональные валютные рынки находятся в различных часовых поясах, международный валютный рынок работает круглосуточно.

Вместе с тем, в условиях кризиса значительно возрастает роль международной валютной ликвидности (МВЛ), что показывает способность страны обеспечивать своевременное погашение своих международных обязательств приемлемыми для кредитора платежными средствами. С точки зрения всемирного хозяйства международная валютная ликвидность означает совокупность источников финансирования и кредитования мирового платежного оборота и зависит от обеспеченности мировой валютной системы международными резервными активами, необходимыми для ее нормального функционирования. МВЛ характеризует состояние внешней платежеспособности отдельных стран или регионов. Основу внешней ликвидности образуют золотовалютные резервы государства. Структура МВЛ включает в себя следующие компоненты: официальные валютные резервы стран, официальные золотые резервы, резервную позицию в МВФ (право страны-члена автоматически получить безусловный кредит в иностранной валюте в пределах 25% от ее квоты в МВФ), счета в SDR и ЭКЮ.

Показателем МВЛ обычно служит отношение официальных золотовалютных резервов к сумме годового товарного импорта. Ценность этого показателя ограничена, так как он не учитывает все предстоящие платежи, в частности по услугам, некоммерческим, а также финансовым операциям, связанным с международным движением капиталов и кредитов. Международная ликвидность выполняет три функции, являясь средством образования ликвидных резервов, средством международных платежей (в основном для покрытия дефицита платежного баланса) и средством валютной интервенции. Основную часть МВЛ составляют официальное золотовалютные резервы, т.е. запасы золота и иностранной валюты центрального банка и финансовых органов страны. К золотовалютным резервам относятся запасы золота в стандартных слитках, а также высоколиквидные иностранные активы в свободно конвертируемой валюте (валютные резервы). Кроме того, в золотовалютные резервы могут быть включены драгоценные металлы (платина и серебро). Высоколиквидные средства должны быть размещены в высоконадежных учреждениях с минимальным риском, т.е. в учреждениях, причисленных согласно международным классификациям.

В новой мировой валютной системе существенное значение должен иметь валютный курс, который определяется как стоимость денежной единицы одной страны, выраженной в денежных единицах другой страны. Валютный курс необходим для обмена валют при торговле товарами и услугами, движении капиталов и кредитов; для сравнения цен на мировых товарных рынках, а также стоимостных показателей разных стран; для периодической переоценки счетов в иностранной валюте фирм, банков, правительств и физических лиц. Валютные курсы подразделяются на два основных вида: фиксированные и плавающие. Фиксированный валютный курс колеблется в узких рамках. Плавающие валютные курсы зависят от рыночного спроса и предложения на валюту и могут значительно колебаться по величине. В основе фиксированного курса лежит валютный паритет, т.е. официально установленное соотношение денежных единиц разных стран.

Необходимо отметить, что на протяжении более чем 40 лет (1934─1976 гг.) масштаб цен и золотой паритет устанавливались на базе официальной цены золота. При бреттон-вудской валютной системе ввиду господства долларового стандарта доллар служил точкой отсчета курса валют других стран. После прекращения размена доллара на золото по официальной цене в 1971 г. золотое содержание и золотые паритеты валют стали чисто номинальным понятием. В результате ямайской валютной реформы западные страны официально отказались от золотого паритета как основы валютного курса. С отменой официальных золотых паритетов понятие монетного паритета ─ также утратило значение. В современных условиях валютный курс базируется на валютном паритете - соотношении между валютами, установленном в законодательном порядке. В соответствии с измененным уставом МВФ паритеты валют могут устанавливаться в SDR или другой международной валютной единице. Новым явлением с середины 1970 г. стало введение паритетов на базе валютной корзины. Это метод соизмерения средневзвешенного курса одной валюты по отношению к определенному набору других валют. Применение валютной корзины вместо доллара отражает тенденцию отхода от долларового к многовалютному стандарту.

Гипотетически существуют пять систем валютных курсов: свободное («чистое») плавание; управляемое плавание, фиксированные курсы, целевые зоны, гибридная система валютных курсов. В системе свободного плавания валютный курс формируется под воздействием рыночного спроса и предложения. В системе управляемого плавания кроме спроса и предложения на величину валютного курса оказывают сильное влияние центральные банки стран, а также различные временные рыночные искажения. Примером системы фиксированных курсов является бреттон - вудская валютная система 1944-1971 гг. Система целевых зон развивает идею фиксированных валютных курсов. Ее примером является фиксация казахстанского тенге к доллару США в коридоре 150─153 тенге за 1 доллар США. Наконец, примером гибридной системы валютных курсов является современная валютная система, в которой существуют страны, осуществляющие свободное плавание валютного курса, имеются целевые зоны и т.п.

Одними из наиболее важных понятий, используемых на валютном рынке, являются понятия реального и номинального валютного курсов. Реальный валютный курс можно определить как отношение цен товаров двух стран, взятых в соответствующей валюте. Номинальный валютный курс показывает обменный курс валют, действующий в настоящий момент времени на валютном рынке страны. Валютный курс, поддерживающий постоянный паритет покупательной силы ─ это такой номинальный валютный курс, при котором реальный валютный курс неизменен.

Как любая цена, валютный курс отклоняется от стоимостной основы - покупательной способности валют - под влиянием спроса и предложения валюты. Соотношение такого спроса и предложения зависит от ряда факторов. Многофакторность валютного курса отражает его связь с другими экономическими категориями - стоимостью, ценой, деньгами, процентом, платежным балансом и т.д. Причем происходит сложное их переплетение и выдвижение в качестве решающих то одних, то других факторов. Факторы, влияющие на величину валютного курса, подразделяются на структурные (действующие в долгосрочном периоде) и конъюнктурные (вызывающие краткосрочное колебание валютного курса).

К структурным факторам, относятся конкурентоспособность товаров страны на мировом рынке и ее изменение; состояние платежного баланса страны, покупательная способность денежных единиц и темпы инфляции, разница процентных ставок в различных странах; государственное регулирование валютного курса, степень открытости экономики.

Конъюнктурные факторы связаны с колебаниями деловой активности в стране, политической обстановкой, слухами и прогнозами. К ним относятся деятельность валютных рынков, спекулятивные валютные операции, прогнозы, цикличность деловой активности в стране. Далее можно рассмотрим  подробнее механизм влияния некоторых факторов на величину валютного курса:

1) На валютный курс влияет темп инфляции. Чем выше темп инфляции в стране, тем ниже курс ее валюты, если не противодействуют иные факторы. Инфляционное обесценение денег в стране вызывает снижение покупательной способности и тенденцию к падению их курса к валютам стран, где темп инфляции ниже. Данная тенденция обычно прослеживается в средне- и долгосрочном плане. Выравнивание валютного курса, приведение его в соответствие с паритетом покупательной способности происходят в среднем в течение двух лет. Зависимость валютного курса от темпа инфляции особенно велика у стран с большим объемом международного обмена товарами, услугами и капиталами.

2) Платежный баланс непосредственно влияет на величину валютного курса. Активный платежный баланс способствует повышению курса национальной валюты, так как увеличивается спрос на нее со стороны иностранных должников. Пассивный платежный баланс порождает тенденцию к снижению курса национальной валюты, так как должники продают ее на иностранную валюту для погашения своих внешних обязательств. Размеры влияния платежного баланса на валютный курс определяются степенью открытости экономики страны. Так, чем выше доля экспорта в ВВП (чем выше открытость экономики), тем выше эластичность валютного курса по отношению к изменению платежного баланса. Нестабильность платежного баланса приводит к скачкообразному изменению спроса на соответствующие валюты и их предложение.

3) На валютный курс влияет экономическая политика государства в области регулирования составных частей платежного баланса: текущего счета и счета движения капиталов. При увеличении положительного сальдо торгового баланса возрастает спрос на валюту данной страны, что способствует повышению ее курса, а при появлении отрицательного сальдо происходит обратный процесс.

4) Ставки рефинансирования центральных банков влияют на валютный курс. Во-первых, изменение процентных ставок в стране воздействует при прочих равных условиях на международное движение капиталов, прежде всего краткосрочных. В принципе повышение процентной ставки стимулирует приток иностранных капиталов, а ее снижение поощряет отлив капиталов, в том числе национальных, за границу. Во-вторых, процентные ставки влияют на операции валютных рынков и рынков ссудных капиталов. При проведении операций банки принимают во внимание разницу процентных ставок на национальном и мировом рынках капиталов в цельх извлечения прибылей. Они предпочитают получать более дешевые кредиты на иностранном рынке ссудных капиталов, где ставки ниже, и размещать иностранную валюту на национальном кредитном рынке, если на нем процентные ставки ниже.

5) Валютный курс определяется состоянием экономики и политической обстановкой в стране, а также рассмотренными выше факторами, оказывающими воздействие на валютный курс. Причем дилеры учитывают не только данные темпы экономического роста, инфляции, уровень покупательной способности валюты, но и перспективы их динамики. Иногда даже ожидание публикации официальных данных о торговом и платежном балансах или результатах выборов сказывается на соотношении спроса и предложения и на курсе валюты.

6) К мерам государственного воздействия на величину валютного курса относятся: валютные интервенции; дисконтная политика; протекционистские меры. Важнейшим инструментом валютной политики государств являются валютные интервенции─ операции центральных банков на валютных рынках по купле-продаже национальной денежной единицы против ведущих иностранных валют. Цель валютных интервенций ─изменение уровня соответствующего валютного курса, баланса активов и пассивов по разным валютам или ожиданий участников валютного рынка. Действие механизма валютных интервенций аналогично проведению товарных интервенций. Для того чтобы повысить курс национальной валюты, центральный банк должен продавать иностранные валюты, скупая национальную. Тем самым уменьшается спрос на иностранную валюту и следовательно, увеличивается курс национальной валюты. Для того чтобы понизить курс национальной валюты, центральный банк продает национальную валюту, скупая иностранную. Это приводит к повышению курса иностранной валюты и снижению курса национальной валюты. Для интервенций, как правило, используются официальные валютные резервы, и изменение их уровня может служить показателем масштабов государственного вмешательства в процесс формирования валютных курсов. Официальные интервенции могут проводиться разными методами - на биржах (публично) или на межбанковском рынке (конфиденциально), через брокеров или непосредственно через операции с банками, на срок или с немедленным исполнением.

Кроме того, официальные валютные интервенции подразделяются на «стерилизованные» и «нестерилизованные». Стерилизованными называют интервенции, в ходе которых изменение официальных иностранных нетто-активов компенсируется соответствующими изменениями внутренних активов, т.е. практически отсутствует воздействие на величину официальной «денежной базы». Если же изменение официальных валютных резервов в ходе интервенции ведет к изменению денежной базы, то интервенция является «нестерилизованной». Для того чтобы валютные интервенции привели к желаемым результатам по изменению национального валютного курса в долгосрочной перспективе, необходимо наличие необходимого количества резервов в центральном банке для проведения валютных интервенций; доверие участников рынка к долгосрочной политике центрального банка; изменение фундаментальных экономических показателей, таких, как темп экономического роста, темп инфляции, темп изменения увеличения денежной массы и др.

Дисконтная политика - это изменение центральным банком учетной ставки, в том числе с целью регулирования величины валютного курса путем воздействия на стоимость кредита на внутреннем рынке и тем самым на международное движение капитала. В последние десятилетия ее значение для регулирования валютного курса постепенно уменьшается.

Протекционистские меры - это меры, направленные на защиту собственной экономики, в данном случае национальной валюты. К ним относятся  в первую очередь, валютные ограничения. Валютные ограничения - законодательное или административное запрещение или регламентация операций резидентов и нерезидентов с валютой или другими валютными ценностями. Виды  валютных ограничений  следующие: валютная блокада; запрет на свободную куплю-продажу иностранной валюты; регулирование международных платежей, движения капиталов, репатриации прибыли, движения золота и ценных бумаг; концентрация в руках государства иностранной валюты и других валютных ценностей. При этом государство достаточно часто манипулирует величиной валютного курса для изменения условий внешней торговли страны, используя такие методы валютного регулирования, как двойной валютный рынок, девальвация и ревальвация.

 7) Валютные курсы существенно влияют на внешнюю торговлю различных стран, выступая инструментом связи между стоимостными показателями национального и мирового рынка, воздействуя на ценовые соотношения экспорта и импорта и вызывая изменение внутриэкономической ситуации, а также изменяя поведение фирм, работающих на экспорт или конкурирующих с импортом. Используя валютный курс, предприниматель сравнивает собственные издержки производства с ценами мирового рынка. Это дает возможность выявить результат внешнеэкономических операций отдельных предприятий и страны в общем. На основе курсового соотношения валют, с учетом удельного веса данной страны в мировой торговле рассчитывается эффективный валютный курс. Он оказывает определенное влияние на соотношение экспортных и импортных цен, конкурентоспособность фирм, прибыль предприятий. Резкие колебания валютного курса усиливают нестабильность международных экономических, в том числе валютно-кредитных и финансовых отношений, вызывают негативные социально-экономические последствия, потери одних и выигрыши других стран.

В целом обесценение национальной валюты предоставляет возможность экспортерам этой страны понизить цены на свою продукцию в иностранной валюте, получая премию при обмене вырученной подорожавшей иностранной валюты на подешевевшую национальную и имеют возможность продавать товары по ценам ниже среднемировых, что ведет к их обогащению за счет материальных потерь своей страны. Экспортеры увеличивают свои прибыли путем массового вывоза товаров. Но одновременно снижение курса национальной валюты удорожает импорт, так как для получения этой же суммы в своей валюте иностранные экспортеры вынуждены повысить цены, что стимулирует рост цен в стране, сокращение ввоза товаров и потребления или развитие национального производства товаров взамен импортных. Снижение валютного курса сокращает реальную задолженность в национальной валюте, увеличивает тяжесть внешних долгов, выраженных в иностранной валюте. Невыгодным становится вывоз прибылей, процентов, дивидендов, получаемых иностранными инвесторами в валюте стран пребывания. Эти прибыли реинвестируются или используются для закупки товаров по внутренним ценам и последующего их экспорта. При повышении курса валюты внутренние цены становятся менее конкурентоспособными, эффективность экспорта падает, что может привести к сокращению экспортных отраслей и национального производства в целом. Многие страны манипулируют валютными курсами для решения своих задач  в области как экономического развития, так и защиты от валютного риска. Манипулирование включает в себя целый ряд мероприятий - от искусственного занижения или, наоборот, завышения курсов национальных валют, использования тарифов и лицензий до механизма интервенций.

Завышенный курс национальной валюты - это официальный курс, установленный на уровне выше паритетного курса. В свою очередь, заниженный валютный курс - это официальный курс, установленный ниже паритетного. Разрыв внешнего и внутреннего обесценения валюты, т.е. динамики его курса и покупательной способности, имеет важное значение для внешней торговли. Если внутреннее инфляционное обесценение денег опережает снижение курса валюты, то при прочих равных условиях поощряется импорт товаров с целью их продажи на внутреннем рынке по высоким ценам. Если внешнее обесценение валюты обгоняет внутреннее, вызываемое инфляцией, то возникают условия для валютного демпинга - массового экспорта товаров по ценам ниже среднемировых, связанного с отставанием падения покупательной способности денег от понижения их валютного курса, в целях вытеснения конкурентов на внешних рынках.

Для валютного демпинга характерно следующее: экспортер, покупая товары на внутреннем рынке по ценам, повысившимся под влиянием инфляции, продает их на внешнем рынке на более устойчивую валюту по ценам ниже среднемировых; источником снижения экспортных цен служит курсовая разница, возникающая при обмене вырученной, более устойчивой иностранной валюты на обесцененную национальную; вывоз товаров в массовом масштабе обеспечивает сверхприбыли экспортеров. Демпинговая цена может быть ниже цены производства или себестоимости. Однако экспортерам невыгодна слишком заниженная цена, так как может возникнуть конкуренция с национальными товарами в результате их реэкспорта иностранными контрагентами.

Валютный демпинг, будучи разновидностью товарного демпинга, отличается от него, хотя их объединяет общая черта - экспорт товаров по низким ценам. Но если при товарном демпинге разница между внутренними и экспортными ценами погашается главным образом за счет государственного бюджета, то при валютном - за счет экспортной премии (курсовой разницы). Валютный демпинг впервые стал практиковаться в период мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. Его непосредственной предпосылкой являлась неравномерность развития мирового валютного кризиса. Великобритания, Германия, Япония, США использовали снижение курса своих валют для бросового экспорта товаров.

Валютный демпинг обостряет противоречия между странами, нарушает их традиционные экономические связи, усиливает конкуренцию. В стране, осуществляющей валютный демпинг, увеличиваются прибыли экспортеров, а жизненный уровень трудящихся снижается вследствие роста внутренних цен. В стране, являющейся объектом демпинга, затрудняется развитие отраслей экономики, не выдерживающих конкуренции с дешевыми иностранными товарами, усиливается безработица.

Таким образом, формирование валютного курса - сложный многофакторный процесс, обусловленный взаимосвязью национальной и мировой экономики и политики. Поэтому при прогнозировании валютного курса учитываются рассмотренные курсообразующие факторы и их неоднозначное влияние на соотношение валют в зависимости от конкретной обстановки. Существует рыночное и государственное регулирование величины валютного курса. Рыночное регулирование, основанное на конкуренции и действии законов стоимости, а также спроса и предложения, осуществляется стихийно. Государственное регулирование направлено на преодоление негативных последствий рыночного регулирования валютных отношений и на достижение устойчивого экономического роста, равновесия платежного баланса, снижения роста безработицы и инфляции в стране.

Основным наднациональным валютно-финансовым институтом, обеспечивающим стабильность мировой валютной системы, является Международный валютный фонд (МВФ). В его задачу входят противодействие валютным ограничениям, создание многонациональной системы платежей по валютным операциям и т.д. Кроме того, к международным валютно-финансовым организациям относится ряд международных институтов, инвестиционно-кредитная деятельность которых носит одновременно и валютный характер. Среди них можно назвать Международный банк реконструкции и развития, Банк международных расчетов в Базеле, Европейский инвестиционный банк и др. Для осуществления эффективной международной торговли и инвестиций между странами, упорядочения расчетов и достижения единообразия в толковании правил по проведению платежей принят ряд межгосударственных договоренностей, которых придерживается подавляющее число государств мира. К ним относятся: «Унифицированные правила по документарному аккредитиву», «Унифицированные правила по документарному инкассо», «Единообразный вексельный закон»; «Единообразный закон о чеках», «О банковских гарантиях», устав СВИФТ, устав ЧИПС и другие документы.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь