Главная Е-ресурсы Е-Библиотека Научные статьи и публикации Творчество академика Ж.М. Абдильдина в контексте изучения мыслительной традиции казахов

Творчество академика Ж.М. Абдильдина в контексте изучения мыслительной традиции казахов

28 Августа 2013
57
0

             

3024fd7d935035ca13cdb3e6e6c2e6f6.jpg

 В статье анализируется научное творчество академика Ж.М. Абдильдина, который своими яркими новаторскими идеями открыл новое духовное пространство в казахстанской философии и внес весомый вклад в исследование философского наследия казахского народа. Автор изучает творческий метод ученого, применяющего принцип единства исторического и логического в исследовании специфики и культурных контекстов мыслительной традиции казахов. В статье рассматриваются проблемы абаеведения в научных трудах Ж.М. Абдильдина, глубоко раскрывающего суть этических и эстетических воззрений Абая. Ключевые слова: философ, творчество, мыслительная традиция, казахский народ, духовное пространство, философское наследие, принцип, метод. Кто-то из великих сказал, что счастлив тот народ, у которого исписаны еще не все страницы в книге его истории. Перефразируя эту мысль, хоте- лось бы отметить, что счастлив тот народ, у которого есть мыслители и по- эты такого масштаба, как Абай и Шакарим. Счастлив тот народ, у которого есть Философы с большой буквы, как академик Ж.М. Абдильдин. Примечательно, что председателем комиссии по возвращению духовного наследия Шакарима, А. Байтурсынова, М. Жумабаева, а также Ж. Аймаутова в 1988 г. был именно Ж.М. Абдильдин – философ с мировым именем и выдающийся общественный деятель, чьи заслуги, личное мужество и упорство в продвижении и положительном решении этого трудного в те годы вопроса были очень велики. Тонкость мудреца, доброжелательность, справедливость и правдолюбие – это те черты, которые присущи личности академика Ж.М. Абдильдина, который своими яркими новаторскими идеями открыл новое духовное пространство в казахстанской философии и внес весомый вклад в изучение мыслительной традиции казахского народа. Для академика Ж.М. Абдильдина совершенно ясно, что без такого четкого методологического подспорья, каким выступает принцип единства исторического и логического, невозможно раскрыть специфику и культурные контексты философского наследия казахов. Он полагает, что логический способ позволяет рассматривать каждое исследуемое явление именно в той точке, где оно достигает наиболее зрелой стадии своего развития и где легче выявить и раскрыть сущность данного явления. Суть принципа единства исторического и логического состоит в том, что действительную историю некоторой конкретности представляют не все события, хронологически ей предшествующие, а только те из них, которые предшествуют данной конкретности по существу, «по природе». Речь идет о том, что логическое воспроизведение действительности отражает реальную историческую последовательность тех фаз, которые проходит  изучаемый действительный процесс, т. е. действительность рассматривается как развивающаяся во времени. Академик Ж.М. Абдильдин убежден, что казахская философская мысль как историческая реальность должна рассматриваться не просто в порядке хронологического ряда ее событий и фактов, когда описываются и анали- зируются все явления этой реальности без исключения, что, безусловно, не дает действительной картины и тенденций развития, а лишь затрудняет выяснение ее сущности. Необходим, считает ученый, проблемно-истори- ческий анализ казахской мыслительной традиции, т. е. выявление только основных вех в ее развитии, ставших сущностно-значимыми и важными в процессе становления духовной культуры казахского народа. Ж.М. Аб- дильдин и Р.Ж. Абдильдина совершенно верно отмечают, что «все главные этапы казахской истории были связаны с формированием новых судьбоносных идей, посредством которых ставились цели изменения к лучшему судьбы народа. Согласно диалектическому закону единства и борьбы противоположностей, никакие политические репрессии, колонизации не могут остановить общественную мысль, потому что мысль остановить нельзя. Заставить людей не думать – невозможно. Можно перестать печатать труды, подвергать мыслящих людей репрессиям, но, как показывает жизнь, даже запрещенная мысль все равно увидит свет [1, с. 181]. Философское наследие казахского народа, раздвигая границы своего времени, является значимым и ценным для современного казахстанского общества в условиях поиска людьми мировоззренческих ориентиров и обретения приемлемых перспектив духовного развития. Наше время, круто перевернувшее сознание по части переосмысления духовности казахов, их прошлого и настоящего, разрушившее стереотипы и догмы, в плену которых мы находились долгие годы, делает востребованными изучение мыслительной традиции казахского народа, поиск современного подхода к ней. Казахская философия в ее этическом измерении помогает нам сегодня снова возвратиться к истокам нашей культуры, нашего мироощущения и прививает столь недостающую в наше время способность видеть мир не только рядом с собой и вокруг себя, но и в его неизведанных вы- сотах и глубинах. Этическая окрашенность и эстетическая насыщенность. Творчество академика Ж.М. Абдильдина в контексте изучения... мыслительной традиции казахов делают ее этичной и эстетичной по своей сути. В настоящее время, когда страна переживает период обновления, ког- да что-то уже сломалось и осталось позади, а что-то, народившись или воскреснув, стремится вперед, необходимо решать задачу полнокровного изучения всей истории духовной культуры казахского народа. Академик Ж.М. Абдильдин, рассуждая о становлении самосознания казахов и казахстанцев, совершенно справедливо подчеркивает мысль о том, что «когда будет создано множество исследовательских работ, посвященных творчеству великих мыслителей прошлого, мы посмотрим на них с совершенно другой стороны, осмыслим их вклад в национальную духовную культуру иными мерками, чем те, которые нам диктовала тоталитарная система. Если при этом будем уважать общечеловеческие ценности, то избавимся от схем, от стереотипов, навязанных тоталитарной идеологией, что будет иметь большое значение для развития самосознания казаха, казахстанца» [2, с. 27]. Мудрость Востока всегда избегала сухой рациональности, холодной и безличной системности, предпочитая союз с поэзией и облекая глубокие философские идеи в изысканные художественные формы. Поэзия у каза- хов – это особый тип самого философствования, насыщенного серьезны- ми раздумьями о духовном существовании народа. Казахское поэтическое философствование – это сплав ума и сердца, суфийского мистицизма и ра- ционально-логизированного мировосприятия, философской публицистики и лирики. Таков Абай – великий казахский поэт и мыслитель, философ и гуманист. Ж.М. Абдильдин, оценивая творчество мыслителя, пишет, что Абай «...является гением, который поднял духовную культуру и мышление своего народа на новую ступень, открыл новое духовное пространство, разработал неизвестные ранее образцы художественного освоения действительности» [3, с. 353]. Если понимать философию в ее исконном смысле, а именно как любовь к мудрости, самопознанию и постижению жизни, выраженную во всеобщих мыслительных формах, а не только как особый род рационально-логическо- го знания, то Абая, безусловно, с полным правом можно назвать философом и мыслителем, поднявшим казахскую философию на небывалую высоту. Он смог воплотить в своих творениях думы и чаяния казахского народа, вы- разить философию жизни человека своего времени, его понятия о бытии, морали и этике. В эпоху глобализации, охватившей весь мир, в том числе и Казахстан, в условиях поиска национальной идентичности, самоидентичности и духовного возрождения, обращение к духовному наследию Абая и его этическое переосмысление имеют непреходящее значение для современного состояния казахстанского общества, что вытекает из становления суверенного государства и особенностей казахского национального образа мира. Труд, деяние во имя своего народа – есть высшее благо, мерило по- ведения и поступков человека, убежден Абай, а человек, опирающийся на свой труд, по мнению мыслителя, несомненно, достойный человек. Имен- но поэтому Абай постоянно прославлял целенаправленную деятельность человека – его труд – и подвергал резкой критике безделье, психологию иждивенчества, попрошайничества и тех, кто пытался существовать без серьезного дела. Интереснейшее суждение об этом аспекте этического учения Абая высказывает академик Ж.М. Абдильдин: «Абай… ввел в казахское общество новое понимание категории труда. Разумеется, казахи понимали и имели представление о труде и до Абая. Однако в их представлении труд являлся обычной формой деятельности наряду с такими формами, как есть, пить и т. д. В их традиционной культуре, когда речь шла о труде, больше подчеркивалась отрицательная его сторона. Он рассматривался как то, что отнимает покой, радость и счастье человека. В отличие от такого представления, Абай открыл и внедрил в казахское сознание принципиально новую трактовку труда. Согласно философу, труд – не просто функция, а фунда- ментальный принцип человеческого бытия. Поэтому он имеет громадное значение в развитии общества, в формировании личности» [4, с. 90]. Абай выдвигал гуманистические идеи на протяжении всей своей жиз- ни. Он призывал уважать человека не по его происхождению, не по за- нимаемому им в обществе положению, не по знатности и богатству, а по тому, что несет человек людям, каков его духовный мир. Человек для Абая был смыслом и пределом всякого философствования, потому что он пола- гал, что человек есть вершина творения, средоточие мира, основа и корень общества. Абай искал пути его обновления, старался принести ему добро, призывал к нравственному совершенствованию человека, в силу и возможности которого он бесконечно верил. Этический идеал поэта-мыслителя тесно переплетается с эстетическим. Нравственное совершенствование, по Абаю, это единство этического и эстетического, оно имеет определенную эстетическую ценность. Красота и добро для него глубоко родственны, а добрый человек является красивым. Прекрасное в понимании мыслителя – это прежде всего гармония, гармония природы, гармония человеческой жизни. Ж.М. Абдильдин правильно пишет: «О прекрасных явлениях природы, о прекрасном скакуне, о прекрасной девушке казахи говорили и до Абая. Принципиально новое в пони- мании Абая состоит в том, что он прекрасное в природе не рассматривает вне человека, человеческих отношений, чувства радости и переживания… Красота, гармония человеческого тела, лица, фигуры рассматривается в нераздельном единстве с нравственной красотой человеческого поступка» [3, с. 361]. Абая, таким образом, интересует не отдельно взятая красота природы, красота человеческого тела, а единство, синтез природы и человека, тела. Творчество академика Ж.М. Абдильдина в контексте изучения... и духа. Следует подчеркнуть также, что мыслитель в своих творениях «не рассуждает о красоте вообще, а рассматривает прекрасное в контексте на- ционального бытия. Говоря о красоте девушки, скакуне, полете орла, кра- соте времен года, поэт смотрит на явления глазами казаха, с позиции его мировосприятия» [3, с. 362]. Проблема метода была и остается важнейшей проблемой философского знания и научного исследования вообще. Применяя принцип единства исторического и логического в изучении мыслительной традиции казахского народа, академик Ж.М. Абдильдин находит узловые этапы в ее становлении и обозначает логико-исторической путь ее развития. Ученый убежден, что овладеть данным принципом – это значит научиться мыслить диалектически, т. е. уметь обнаружить диалектику самого предмета, выступающего в предметной деятельности, потому что диалектика есть внутреннее содержание предмета, а не нечто внешнее ему. В эпоху глобализации, в условиях возрождения духовности и национальной культуры казахов диалектический метод выступает продуктивным методом в изучении казахского философского наследия, он способствует движению познания к новым результатам, определяя направление будущих перспектив.

Литература

1. Абдильдин Ж.М., Абдильдина Р.Ж. История философии. – Алматы: Асем- Систем, 2010. – 536 с. 2. Абдильдин Ж.М. Время и культура: размышления философа. – Алматы: Алаш, 2003. – 480 с. 3. Абдильдин Ж.М. Собрание сочинений в пяти томах. Т.V. – Алматы: Өнер, 2001. – 455 с.  4. Абдильдин Ж.М. Абай как великий мыслитель и гуманист // Абай. Наслед- ники. На перепутье… – Алматы: Агентство «Аль-Халел», 1995. – С. 88–95. 

Literatura

1. Аbdil’din ZH.M., Аbdil’dina R.ZH. Istoriya filosofii. – Аlmaty: Аsem-Sistem, 2010. – 536 s. 2. Аbdil’din ZH.M. Vremya i kul’tura: razmyshleniya filosofa. – Аlmaty: Аlash, 2003. – 480 s. 3. Аbdil’din ZH.M. Sobranie sochinenij v pyati tomakh. T.V. – Аlmaty: Өner, 2001. – 455 s. 4. Аbdil’din ZH.M. Аbaj kak velikij myslitel’ i gumanist // Аbaj. Nasledniki. Na pereput’e… – Аlmaty: Аgentstvo «Аl’-KHalel», 1995. – S. 88–95.

Түйін

Барлыбаева Г. Қазақтардың ойлау дәстүрін зерттеу контекстіндегі акаде- мик Ж.М. Әбділдиннің шығармашылығы Мақалада жаңа тың идеялармен қазақстандық философияның жаңа рухани кеңістігін ашқан және қазақ халқының философиялық мұрасын зерттеуге елеулі үлес қосқан академик Ж.М. Әбділдиннің ғылыми шығармашылығы сарапталған. Автор қазақтардың ойлау дәстүрінің ерекше және мәдени контекстерін зерттеу- де тарихи және логикалық бірлік принципін  қолданатын шығармашылық әдісті қарастырады.  Мақалада Ж.М.Әбділдиннің ғылыми еңбектеріндегі Абайдың этикалық және эстетикалық көзқарасының мәнін терең ашатын абайтану мәселесі қарастырылады.

Summary

Barlybayeva G. Creative Work of Academician Zh.M. Abdildin Within the Context of Studying of Thinking Tradition of Kazakh People. In given article scientific work of academician Zh.M. Abdildin is analyzed, who with his bright innovative ideas opened new spiritual space in Kazakh philosophy and contributed greatly to the studying of philosophical heritage of Kazakh people. Author studies creative method of scholar, applying the principle of unity of historical and logical in studying of specifics and cultural contexts of thinking traditions of Kazakh people.  In the article the issues of Abai studying in scientific works of  Zh.M. Abdildin which deeply reveal the essence of ethical and aesthetical views of Abai are studied.

       Гаухар Барлыбаева

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь